Мы стремимся к миру, потому что знаем: мир - это тот климат, в котором может существовать свобода
Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, американский военный и государственный деятель, 34-й Президент США

Да помогут «идуны» «ждунам»!

Почему без массовой демократии не будет и конституционной
21 октября, 2020 - 18:40
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Двадцать лет я хожу на избирательные участки, чтобы отдать свой голос за претендентов на местную или центральную власть. За это время только один раз моё волеизъявление совпало с общенародным. Жаль... Ведь, в отличие от большинства, у меня было гораздо меньше разочарований в избранной власти. Но проблема не только в этом. Почему наша система управления не способна считаться с позициями меньшинства?

Желтый, синий, красный, зеленый, фиолетовый... Все цвета радуги заполняют прямоугольники билбордов на обочинах дорог, став подложками для лиц, которые претендуют на местную власть. Надвигаются выборы. Как всегда — пестрые, скандальные, щедрые на посулы и скупые на мысли. Это наша с тобой демократия!

Какое-то время мы гордились разнообразием организаций, называющих себя партиями, свободой высказываний и правом безнаказанно поддерживать неправительственное мнение. У других и такого нет, говорили мы, сравнивая себя с белорусами и россиянами, и веря, что, рано или поздно, наши демократические эмбрионы превратятся в существа, похожие на немецких или французских.

Но теперь появились сомнения. Что стоит за кандидатами, чьи лица тиражируются рекламой на всех возможных носителях? Только две вещи         — финансовый ресурс и телевизионная популярность, добытая за счет того же ресурса. Что стоит за каждой из наших партий? Только одна персона, способная выделить или освоить ресурсы. Что стоит за деньгами, на которые исполняются все предвыборные колядки? Только наши налоги и платы за блага цивилизации. Мы отдаем их за газ, тепло и воду, а взамен получаем билборд с человеком, кто станет перераспределять наши платежи. Поэтому желательно не голосовать за тех, кто залепил города и села своими изображениями. Ведь реклама — двигатель торговли, а вовсе не демократии, которую мы намерены утвердить в своей стране.

Политические партии терпят бедствие куда ни глянь.  Везде люди охладели к организациям, которые теоретически выражают их волю, а практически принадлежат к дискредитированному правящему классу.

Сами по себе партии являются продуктом позапрошлого века, когда общества можно было легко и просто структурировать по сословиям, и все политические дороги вели либо направо, либо налево, как во французском парламенте времен революции, где монархисты в зале сидели по одну сторону от председателя, а демократы — по другую. Сейчас ни одно правительство не просуществует на платформе крайних идей, без зеленого курса, без понимания новой реальности. Правый мир закончился, приведя планету к социальному расслоению, аналогичному 1913 году, и ресурсному коллапсу, изменившему природу. Левый мир не смог избавиться от призрака коммунизма.  Призывы к общественному благу всегда отождествляются с К.Марксом и В.Лениным. Поэтому у нас нет ни профсоюзов, ни общественного контроля за аппаратом власти, ни другой полезной «левизны». Иным стал и темп жизни. Раньше на изменение правил уходили десятилетия неторопливых дискуссий о правах женщин, справедливой оплате наемного труда, социальной роли государства и т.п.  Сегодня необходимо за считанные месяцы решить судьбу планеты: будет ли она отдана на съедение потребителям или станет домом для проживания всего человечества.

Выбор между неизвестным содержанием и очевидной пустотой. Он назрел во второй половине прошлого века, но политическая система продолжала инерционное движение к тем целям, которые перестали интересовать большинство людей. «Политики живут своей жизнью, а мы своей». Эту фразу еще недавно можно было услышать на улицах всех городов мира от абсолютно разных по социальному положению граждан. Мы свыклись с системой, где демократические преобразования стали работой для узкого круга вхожих во власть, где воля политических управленцев оказалась выше воли избирателей. Ведь голоса за правящую партию эфемерны по сравнению с государственными ресурсами. Сегодня вам доверяют 73% пришедших на выборы, а завтра — 15%. Какими бы ни были цифры народной поддержки, но 100% капитала страны в вашем распоряжении на четыре года или на 20, в зависимости от «воли народа», то есть процесса голосования. Его всегда осуществляют люди, даже когда бюллетени подсчитывают мошенники.

Но не станем наносить стигму уродливой демократии только Украине. Люди не идут на выборы, а партии становятся закрытыми клубами по всему миру. Этой проблеме посвящена книга Питера Майра «Управление пустотой», исследования многих других аналитиков современного мира. Однако Питер Майер не дожил до полного подтверждения своих предсказаний. Украинцы первыми на планете организовали свою политическую жизнь исключительно в виртуальном и визуальном пространствах, где выдуманные партии и объединения заменили собой реально существующие.  

Говоря о политический системе, мы предпочитаем смотреть в сторону институтов власти, обсуждая в ней роль лидеров своих партий. Но портрет самого творца системы остается неизвестным. Этим и пользуется современный капитализм, завладевший не только ресурсами, но и умами людей. Избиратель, чью волю должен представлять правящий класс, оказался чем-то вроде пластилина в портфелях власть имущих. «Беда не в Трампе, а в его избирателях», написал недавно один немецкий журналист, анализирующий предвыборную гонку в Америке. Фанатам Трампа безразлична его ложь, налоговое дезертирство, расизм и равнодушие к страданиям. Им важно ощущать его образ частью собственного идеала. Путинизм стал катастрофой России только потому, что для миллионов людей имперский фимиам, раскуренный в Кремле, и есть тот самый «сладкий дым отечества». Вера в чудеса не оказалась бы приговором Украине без широкой общественной поддержки виртуальной партии, ставшей для избирателей компьютерной игрой в политику. Все потому, что у 1% избранных хватило денег на изменение общественного сознания, а не изжившей себя системы власти, надоевшей народам.    

Упомянутый мной ирландский исследователь популизма Питер Майер разделял демократию на конституционную и массовую. Конституционная является частью операционной системы власти, массовая же принадлежит всем нам. Власть вольно обращается с конституциями, заменяя ее дух процедурами. Поэтому самые злобные тираны оказываются ярыми сторонниками основных законов. Тот же А.Лукашенко, истязающий свой народ, требует соблюдения конституционных правил смены власти, зная, что его бюрократия одолеет любого оппонента. В.Янукович, которого украинцы дважды лишали власти, тоже жаловался на всенародное нарушение конституции.  Все наши революции были демократичными в понимании масс, но антиконституционными по мнению правящего класса. 

Совсем скоро мы придем на избирательные участки в опустевшие школы и сельские клубы для ритуала вбрасывания бюллетеней в урны. В них длинный список кандидатов, сумевших выстлать купюрами и обещаниями дорогу во власть. Все будет, как обычно, и как обычно через несколько недель поднимется очередная волна широкого недовольства политикой, тарифами, медициной, всем, что беспокоит и терзает каждого жителя города и села с давних времен. Смена власти не приводит к переменам в политике. Ведь решения проблем нашей жизни предлагают не те, кто с ними сталкивается ежедневно. Где же тут демократия?

Четыре года назад голландская художница Маргрит ван Бреворт создала скульптуру Ждуна — собирательное и смешное изображение ожидающих приема пациентов клиник. Ждун стал интернациональным мемом и символом бесконечного ожидания. Недавно в нашем интернете появился новый мем — Идун — человек, заявляющий, что он идет во власть.  Его изображения пока нет. Но судя по списку кандидатов, это должен быть образ не просто богатого, а очень состоятельного человека, у которого пока есть все, кроме голосов ждунов.

Александр ПРИЛИПКО
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ