Противостоять этому миру мы можем, только глубоко познав его
Джон Локк, английский философ и писатель

Дело львовского студента-заложника в России

Как из двух случайных людей ФСБ пытается слепить орудие войны против Украины
29 августа, 2014 - 12:31
Дело львовского студента-заложника в России
ФОТО REUTERS

Историю двух львовян, волонтеров Евромайдана, которые, в сущности, стали очередными заложниками и жертвами российской агрессии на востоке Украины, можно долго и сложно описывать. Но если быть лаконичным, то суть этой истории сводится к тому, что с представителей «бандеровского» города, которых российским силовикам по стечению обстоятельств посчастливилось заловить на границе, захотели сделать диверсантов. Когда под пытками работникам ФСБ не удалось выдавить из ребят признания в принадлежности к рядам «Правого Сектора», их попытались заставить публично отречься от украинского гражданства и попросить политического убежища в Российской Федерации. Примерно то, что, по версии Следственного Комитета РФ, «случилось» с Надеждой Савченко. Но и это им не удалось, Юрий Яценко и Богдан Яричевский отказались называть украинскую законно избранную власть «киевской военной хунтой». Зато после трехмесячного незаконного удерживания ребят в спецприемнике для нелегалов в глухой курской деревне, удалось «сшить» криминальное дело против одного из них — студента 5 курса юрфака Львовского национального университета Юрия Яценко. Он обвиняется в контрабанде взрывчатого вещества, а именно пороха массой 40,1 грамм. Юрию грозит лишение свободы на срок до 7 лет. И, судя по тому, что ФСБ обещает расследовать дело на протяжении 3—4 месяцев, это «ружье» в этой войне еще может выстрелить. И довольно громко. Именно потому освобождение Юрия Яценко должно стать делом чести для Украины, так же как освобождение уже упомянутой Надежды Савченко и других украинских заложников.

А теперь перейдем к конкретике. Что важно сейчас? Львовские студенты, друзья и сокурсники Юрия готовят акцию в его поддержку под Генконсульством РФ во Львове на 1 сентября. Эту акцию стоит поддержать. Ведь Львову не все равно, что львовянин-евромайдановец Юрий находится в заложниках у агрессора, и что в любой момент с ним может случиться что угодно, правда? Властям также должна быть небезразлична судьба Юрия, ведь, в отличие от многих представителей правоохранительных органов, которые продались с потрохами террористам, даже под пытками, даже во имя собственного спасения ни Юрий, ни Богдан не пошли на условия российских силовиков и не отказались от своей страны. Ради справедливости стоит отметить, что МИД Украины предпринял довольно много, чтобы вытащить ребят. А на этом этапе Юрию, прежде всего, необходима эффективная юридическая защита. И я не постесняюсь сказать здесь о том, что семья Яценко нуждается в материальной помощи, чтобы оплатить услуги адвоката, ведь российский адвокат, который готов браться за откровенно политическое дело, — это дорого.

Кстати, во время приезда в Киев адвоката Юрия Петра Заикина (некогда он, кстати, защищал одну из Pussy — Марию Алехину) мне удалось с ним пообщаться. Не только о деле львовского студента-заложника, но также о не менее красноречивом деле первого чеченского политзаключенного Руслана Кутаева.

***

Петр Иванович, давайте начнем с мотивации. Судя по тому, что рассказывает Богдан и что в своих пояснения указал Юрий, ребят используют. Зачем шьется это дело? Каково ваше мнение как адвоката?

— Это глупейшим образом организованная показательная порка, для которой используют абсолютно невиновных людей, никакого отношения к вооруженному противостоянию на востоке Украины не имеющих. Более того, события, которые вменяют Юрию, происходили в ноябре 2013-го. Просто взяли первых попавшихся ребят, которые «подошли» по признаку того, что проживают во Львове, городе, раскрученном российскими телеканалами в очень негативном контексте. Ведь с чего все началось? Когда полиция увидела, что ребята со Львова, сразу стойка, «поехали с нами» и все закрутилось. Это первая причина.

Вторая причина требует понимания процессов, происходящих в силовых структурах. Есть такое понятие как оценка эффективности их работы, то есть «палочная» система. И вот когда под руку попались ребята с более-менее подходящей биографией, силовики решили показать свою эффективность и притянули ситуацию за уши. 40 граммами пороха Юрий, по мнению ФСБ, что именно собирался взорвать, даже если предположить, что этот порох действительно принадлежал Юрию? Собачью будку?

ОРГАНЫ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ РАБОТАЮТ «В ЛУЧШИХ ТРАДИЦИЯХ»

Вы недавно вступили в дело, но уже защищали интересы Юрия во время апелляции в Курске. Какое впечатление оставило у вас это судебное заседание?

— Меня удивила позиция суда. Мне показалось, судья нас слушала, и это давало мне определенную надежду на то, что мера пресечения будет хотя бы изменена.

На озвученный мною вопрос, есть ли событие преступления, мне сказали, мол, да, есть, вот показания таксиста и его товарищей. Но дело в том, что речь идет не о допросе, а об опросе этих людей. А опрос — это не процессуальное действие. То есть необходимость применение самой суровой меры пресечения обосновали документом, который является недопустимым в этом случае.

Это с точки зрения процессуальной. А что касается самого правонарушения, которое вменяется Юрию?

— А это вообще не выдерживает никакой критики. Якобы в ноябре 2013 года Юрий попросил таксиста, услугами которого он воспользовался, взять на хранение его сумку. Таксист согласился, после этого вместе со своим знакомым они осматривают эту сумку на предмет наличия в ней чего-то криминального. Судя по их собственным объяснениям, они там ничего не находят. Потому кладут сумку на склад, где она хранится полгода. И вдруг в июне сотрудник ФСБ, осматривая сумку, обнаруживают в ней сорокаграммовый тюбик с надписью «порох». То есть два человека смотрели целенаправленно и ничего не нашли, а сотрудник ФСБ находит.

— Профи...

— Да, они у нас профессионалы. У нас Маршалл Блюхер был японским шпионом, Тухачевский — польским, Рокоссовский тоже был шпионом. Органы госбезопасности у нас работают «в лучших традициях». Если доказательств нет — они их создают.

А что говорит сам Юрий?

— Я опасался говорить с ним в открытую в условиях следственного изолятора, но он довольно четко дал понять, что не знает, откуда взялся порох. Еще одна характерная деталь: чтобы пообщаться, нам пришлось ждать, пока освободится конкретный кабинет при наличии трех пустых. Очевидно, правоохранительные органы совершенно не волнует адвокатская тайна.

В этом деле есть одно очень важное обстоятельство, может быть, даже самое важное — это то, что к ребятам применялись пытки, то, что им не был сразу предоставлен адвокат.

— Пытки — это бич современных спецслужб и правоохранительных органов. Дошло до того, что начали бить детей. В моей практике был случай, когда 17-летних парней били всю ночь. Да, они совершили грабеж, но они в нем почти сразу же сознались, а из них выколачивали признание в другом преступлении. У нас работники ФСБ фактически бесконтрольны. Если сотрудники полиции еще опасаются Следственного комитета и прокуратуры, то над ФСБ, по сути, никакого контроля нет. Абсолютная безнаказанность. Поэтому становится возможной ситуация, когда человека вывозят из спецприемника, где он пребывает под присмотром сотрудников МВД, и передают сотрудникам ФСБ, которые его увозят куда-то в лес и бьют, даже не особо заморачиваясь — будут видны следы или не будут. Только в пах они нанесли Юрию порядка полутора десятков ударов. А это смертельно (подчеркиваю — смертельно!) опасно. Применяли также удушающие приемы. Эти люди ничего не боялись и даже говорили, мол, если что — нам за это ничего не будет. Ситуация похожа на дело Савченко — только там речь шла о территории, на которой вообще никакие законы не действуют, а здесь, извините, войны нет. Но человека бьют так, будто он пленный и от него зависит жизнь тех, кто бьет. Хотя и Юрий, и Богдан — просто мальчишки.

Есть еще одно обстоятельство, напоминающее дело Савченко. Ребят пытались заставить отказаться от украинского гражданства и просить политическое убежище в России...

— Это называется «заставь дурака богу молиться...». Ведь это же дискредитирует не только органы госбезопасности, но и страну. Вот мои соотечественники кричат, мол, много людей из Донбасса обратились за гражданством Российской Федерации. Да, действительно, обращаются, такой факт есть, но тут-то ребят путем насилия пытаются заставить отказаться от гражданства страны, в которой они выросли, таким образом, использовав их в качестве идеологического оружия. Я бы на месте начальника этих баранов (сотрудников ФСБ. — Ред.) уволил до конца рабочего дня.

Тем не менее, этого не происходит...

— Конечно.

«ГЛЯДИШЬ, ДО УРОВНЯ ВСЕМИРНОГО ЗАГОВОРА ДОЙДУТ»

Может ли факт пыток повлиять на защиту?

— Да. Мы в любом случае будем стараться добиться возбуждения уголовного дела. Хотя бы так называемого глухаря (то есть, в отношении неустановленных лиц), для того, чтобы зафиксировать факт причинения пыток в период, когда Юрий и Богдан были подконтрольны спецслужбам. Таким образом, защита может показать, что к ним применялись незаконные методы дознания, то есть часть доказательств была полученная незаконным путем.

Но судебное рассмотрение дела, насколько я понимаю, вряд ли начнется ранее, чем через 3—4 месяца.

— Да, я общался с руководителем Следственного подразделения ФСБ по Курской области, который сообщил мне, что дело планируется расследовать порядка 3—4 месяцев. И это меня беспокоит больше всего. Что там расследовать? Я предполагаю, что фантазия сотрудников госбезопасности может пойти дальше даже той сказки, которую они выдумали. Как у старушки, которая сперва корыто новое попросила, потом новую избушку... Так и тут, глядишь, до уровня всемирного заговора дойдут, «спасут родину». Люди таким образом пытаются доказать свою необходимость стране. Вместо того чтобы реально работать, они создают иллюзию.

Вы видели Юрия буквально на днях. В каком он состоянии? В каких условиях его содержат?

— Выглядит он нормально. За исключением того, что меня шокировали порезы на его руках. Мне приходилось видеть, что бывает, когда люди инсценируют вскрытие вен. В этом случае глубина порезов свидетельствовала о том, что он действительно вскрыл себе сосуды. До какой степени отчаяния надо было довести человека? Не зря я приводил примеры маршалов, которые признавали себя шпионами. Юрия вывозили в лес четыре человека из управления ФСБ по Курской области. Один оперативник, один водитель, двое — в форме спецназа и в масках. Избивали трое из них, на протяжении нескольких часов. В больнице, куда Юрий попал после вскрытия вен, ему даже не сшили сосуды, просто зашили кожу. Мотивация такая: у нас нет сосудистого хирурга. То есть Юрию даже не была предоставлена надлежащая медицинская помощь.

А по состоянию духа как он?

— Отлично! В этом отношении мне с ними интересно работать. Очень редко попадаются клиенты-личности. Я наблюдаю, как человек справляется с этой сложной жизненной ситуацией. Юра пытается даже находить какие-то положительные моменты, мол, значит, мне нужна эта школа жизни. Единственное что его беспокоит — это то, что он, пребывая в заключении, не сможет совершенствоваться в части образования. И, конечно же, переживания родителей. В остальном — относится к ситуации совершенно по-философски.

ЕЩЕ ОДНО ХАРАКТЕРНОЕ ДЛЯ РОССИИ ДЕЛО

Вы сейчас занимаетесь еще одним интересным делом, в Чечне, которое называют делом первого чеченского политзаключенного Руслана Кутаева. Оно также довольно характерное для происходящего в России. Расскажите несколько слов о нем.

— Представьте себе ситуацию: очередная годовщина депортации чечено-ингушского народа. Российская Федерация признала факт геноцида чечено-ингушского народа, но вдруг такая незадача: годовщина совпала с днем закрытия Олимпиады и Рамзану Ахматовичу Кадырову настоятельно порекомендовали сделать так, чтобы в этот день народ радовался закрытию Олимпиады, а не скорбел по каким-то другим поводам. Рамзан Ахматович — человек очень исполнительный. И через своих людей он порекомендовал провести это мероприятие в какой-нибудь другой день. В результате от массового собрания решили отказаться, но провели научно-практическую конференцию в составе нескольких десятков уважаемых людей. Никаких политических заявлений при этом не звучало, но сам факт того, что был проигнорирован приказ «правителя», очень сильно возмутил если не самого «правителя», то, во всяком случае, его правую руку Магомета Даудова. С организаторами конференции было поручено провести воспитательную беседу, на которую явились все, кроме Руслана Кутаева, имевшего неосторожность отказать Даудову. И была большая обида. В результате, за Русланом Кутаевым приезжают сотрудники правоохранительных органов, его сажают в машину и увозят. 57-летний человек, кстати, бывший вице-премьер Ичкерии, был подвергнут избиению со стороны героя России генерал-майора Алаудинова и героя России Магомеда Даудова. Потом его пытает электрошокером сотрудник полиции. Пытает так, что кожа оказывается прожженной до мяса. А дальше стали думать, что же с ним делать. В результате решили закрыть по статье. Обманом Кутаева заставляют подписать признательное показание о том, что у него обнаружили наркотики. Дальше суд, избрание меры пресечения, и наконец — 4-летний тюремный срок. Ужас состоит еще и в том, что Кутаеву даже не удосужились подбросить наркотики, просто сделали документы, что наркотики якобы были при нем.

Сейчас готовимся к апелляции на это судебное решение.

Возвращаясь в завершении к делу Юрия, вам как адвокату оно не кажется рискованным на фоне происходящего?

— Мне и коллеги говорили, мол, ты куда лезешь? Но, берясь за это дело, я оценил все риски. Кроме того, я больше других заинтересован в том, чтобы этот бардак (речь идет о событиях на востоке Украины. —Ред.) прекратился. Потому что мои дети выросли в России, а моя мать живет в Украине. И я что смогу — то сделаю для того, чтобы отношения хотя бы между частью людей в этих странах были нормальными. В случае Юрия страдает совершенно случайный человек, который оказался не в то время не в том месте, и из которого теперь делают трибуну, чтобы опорочить целую категорию людей в соседней стране.

Из пояснений, написанных Юрием Яценко 21 августа 2014 года и переданных адвокату:

«Считаю, что истинной причиной моего уголовного преследования со стороны ФСБ России является желание сотрудников ФСБ использовать мое уголовное преследование как информационный повод для дискредитации меня как сторонника мирного урегулирования существующих противоречий между Украиной и Россией».

 

 

КОММЕНТАРИЙ

ФСБ ПЫТАЛАСЬ ЗАСТАВИТЬ НАС ПУБЛИЧНО ОТРЕЧЬСЯ ОТ УКРАИНСКОГО ГРАЖДАНСТВА

Богдан ЯРИЧЕВСКИЙ, выпускник Львовского национального университета, юрист, более трех месяцев, вопреки решению суда, находился в центре для иностранных граждан в Курской области в России, освобожден 9 августа:

— Мы были задержаны 6 мая представителями полиции на формальном основании установления личности. Когда они узнали, что мы из Львова, на нас сразу начался прессинг с обвинениями в том, что мы представители «фашистского города». Начались допросы на предмет нашей причастности к радикальным организациям. По их мнению, тот факт, что мы являемся жителями Львова, автоматически означает нашу причастность к «Правому сектору». С 6 до 8 мая нас удерживали в участке полиции без еды, сна, не давали возможности связаться ни с адвокатом, ни с родными, ни с консулом.

Далее вызывали работников ФСБ. Около 10 человек допрашивали нас два дня на предмет того, подослал ли нас Ярош или украинские спецслужбы для совершения каких-то диверсий на территории России. Они решили, что фото Курского вокзала на «айфоне» означает наше желание его подорвать.

Нас доставили в центр для иностранных граждан в Курской области, где к нам опять же приходили работники ФСБ и предлагали подписать признание в том, что мы диверсанты. Мы не соглашались. И потому 22 мая ФСБ вывезла Юрия Яценко с мешком на голове, в наручниках в неизвестное место, где его допрашивали. Потом его вывезли в лес и долго били: по гениталиям, по голове — пытки были очень жестокие.

Поскольку нам не давали возможности связаться ни с родственниками, ни с адвокатом, единственное, что нам оставалось — нанести себе порезы, чтобы нас вывезли в больницу. В больнице мы получили возможность позвонить.

Но на этом представители ФСБ не остановились. 28 мая меня вызывали в медпункт для перевязки, туда опять пришли представители ФСБ в масках (я так понимаю, это был спецназ), одели мне на голову мешок, заковали в наручники, бросили в багажник автомобиля и вывезли на допросы. Спрашивали опять о нашем с Юрием участии в Майдане, поскольку мы были волонтерами. Нас опять пытались заставить подписать признание в том, что мы планировали диверсии на территории РФ. Мы отказались. Но предложения подобного содержания звучали еще неоднократно. И в форме угроз, и в форме попытки подкупа. Кроме того, нам предлагали, чтобы мы дали показания относительно того, что политическое руководство Украины — это военная хунта, незаконно пришедшая к власти. Предлагали, чтобы мы публично попросили политического убежища в России как лица, бегущие от радикальных сил в Украине. Однако мы не могли пойти на такие вещи, поскольку они несовместимы с честью.

Несколько раз нас вывозили на пункт пересечения границы в Суджу, но потом опять возвращали. Это было психологическое давление. Угрожали также фабрикацией уголовного дела, подбрасыванием наркотиков и оружия. Кстати, когда Юрия вывозили в лес, ему в руки вкладывали пистолет. Ведь потом это оружие могут каким-то образом использовать против него.


ХРОНОЛОГИЯ ДЕЛА

 Май 2014

05 Юрий Яценко и Богдан Яричевский пересекли границу Российской Федерации.

06 Задержанные в гостинице в г. Обоянь Курской области при проверке документов (повод — неправильно указали в миграционной карте цель пребывания: вместо «туризм» — «личная»). Первые допросы без присутствия адвоката.

08 Решение Обоянского райсуда (Курская обл.) об административном правонарушении: штраф — 2000 тыс. рублей, выдворение за пределы территории РФ. Но выдворения не происходит. Ребят удерживают в учреждении для иностранных граждан.

22 Вывоз силой Юрия из учреждения на допрос с применением к нему истязаний.

23 Юрий порезал себе вены и живот, Богдан — живот, чтобы избежать последующих истязаний и получить возможность связаться с родными и адвокатом.

28 Вывоз Богдана на допрос в ФСБ, применение к нему истязаний и силы.

 Июнь 2014

06 Консул Украины в РФ Г. Брескаленко посетил в спецучреждении Юрия и Богдана, подтвердил наличие внешних признаков насилия.

09 Судебный исполнитель обратился в суд о приостановке решения о выдворении ребят. На следующий день тот же судебный исполнитель обратился в суд с просьбой упразднить свое предыдущее обращение.

10 Работники ФСБ посещали Богдана: угрожали, пытались подкупить.

 Июль 2014

04 Судебный исполнитель повторно обратился в суд о приостановке решения о выдворении ребят в связи с досудебной проверкой работниками ФСБ причастности Юрия и Богдана к совершению преступления по ст. 226.1, ч.1 УК РФ. Суд отказал.

22 от Федеральной службы судебных приставов поступило заявление о том, что Юрия и Богдана готовы выдворить за пределы территории РФ при наличии документов, которые удостоверяют их личность. При этом именно представители силовых органов РФ забрали у ребят паспорта при задержании.

 Август 2014

04 Генконсульство Украины в РФ передало документы, которые удостоверяют личности Юрия и Богдана.

08 Судебные приставы приехали за Богданом и Юрием и повезли их на украинско-русскую границу (пропускной пункт «Фуджа») вроде бы для последующего выдворения, но в тот же день их привезли назад в спецприемник, снова зарегистрировали. После этого молодых людей повезли в следственный отдел ФСБ. Против Юрия возбудили уголовное дело по ст.226.1 УК РФ (контрабанда взрывных устройств).

09 Состоялся суд относительно меры пресечения для Юрия, избрано содержание под стражей. Юрия доставили в СИЗО.

После этого состоялось также рассмотрение апелляции, которую курский суд отклонил. Богдан проходит по делу в качестве свидетеля, он уже вернулся в Украину.

Мария ТОМАК, Центр Гражданских Свобод
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...