Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

«Газпром» вышел за рамки

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Раиса Богатырева дала обстоятельное интервью агентству Интерфакс-Украина, посвященное энергетическому конфликту между Россией и Украиной. Приводим данное интервью полностью.
14 января, 1996 - 19:59

— Как оценивает украинская власть работу совместной мониторинговой группы на газовых объектах Украины и России?

— Совместная деятельность Европы и Украины, результаты работы мониторинговых экспертов Европы, Украины и России, засвидетельствовали необоснованность обвинений Украины в прекращении поставок газа в Европу. Уже ни у кого не возникает сомнений, что именно ОАО «Газпром» 7 января 2009 года, когда температура в Украине и в Европе резко снизилась, полностью прекратил подачу газа через последнюю газоизмерительную станцию (ГИС) «Суджа». До 9.45 в этот день была прекращена подача газа «Газпромом» через Украину в направлении Румынии, Польши, Словакии и других европейских потребителей, а также Молдовы.

Почему это сделал «Газпром», какую реальную цель он преследовал? Надеюсь, что соответствующий ответ на этот вопрос даст вывод Европейской комиссии. Но уже сейчас является очевидным тот факт, что на грань выживания была поставлено украинская промышленность и обычные потребители. Был критически нарушен технологический режим работы газотранспортной системы (ГТС) Украины, что создавало реальную угрозу техногенной катастрофы. Была и несомненная попытка существенно подорвать репутацию украинского государства как основного транзитера и партнера Европы.

— Европейские СМИ склонны считать, что Кремль в противостоянии с Украиной использовал «Газпром» как политическое оружие. Вы тоже так считаете?

— Анализ действий «Газпрома» в период с 1 января до сегодняшнего дня мировыми экспертами свидетельствует, как минимум, о следующем: «Газпром» вышел за рамки сугубо экономической функции и рыночных, бизнесовых принципов. И, по сути дела, создал ситуацию, когда соответствующий товар — газ стал политическим инструментом. Это вызвало глубокое беспокойство не только у политического руководства Европы и Украины, но и у всех наций, которые в большей или меньшей степени монопольно зависят от стабильной, эффективной и прогнозируемой деятельности «Газпрома».

Одновременно это привело к тому, что сама дискуссия о хозяйственных отношениях, правах и обязательствах субъектов только хозяйственных отношений «Газпрома», «Нафтогаза» и аналогичных субъектов Европейского Союза, к сожалению, превращена в очень чувствительную часть глобальной политики. На этом фоне были даны несправедливые и преждевременные негативные и критические оценки деятельности украинского политического руководства, что расценивается экспертами как несомненное вмешательства в политическую жизнь суверенной страны.

— Какую ответственность несет украинская власть за то, что произошло с поставками газа в Европу этой зимой?

— Украина не нарушила никаких своих обязательств ни перед «Газпромом», ни перед европейскими потребителями газа ни как его покупатель, ни как ответственный транзитер.

Как покупатель газа для внутреннего потребления, Украина 30 декабря (2008 года. — ИФ) одним платежом перечислила «РосУкрЭнерго» более полутора миллиарда долларов США и погасила материальный долг перед ним по 31 декабря (2008 г. — ИФ) включительно. Почему «РосУкрЭнерго»? Потому что никаких долгов перед «Газпромом» на самом деле нет, поскольку мы получаем через «РосУкрЭнерго» исключительно среднеазиатский газ. Полагаю, что «расщепление» этого платежа, в том числе на пени и штрафы, и, таким образом, формирование «Газпромом» нового искусственного долга Украины, свидетельствует о нежелании договариваться, как это должны делать исторические партнеры, а о стремлении любыми путями поддерживать кризис отношений с доминированием в обвинениях именно со стороны «Газпрома». Современная цивилизованная рыночная история уже не допускает использование такого тяжелого дискриминационного для другой стороны пиара, как это делало ОАО «Газпром» по отношению к Украине. Собственно, я думаю, речь идет не просто о чрезмерной информационной активности «Газпрома», а о реальной информационной войне.

— Вы действительно считаете, что это информационные атаки, ведь сам Киев тоже можно во многом упрекнуть...

— Речь идет об информационной экспансии по отношению к украинцам и европейцам. При этом, манипуляционной и не добродеятельной, где реальные факты подменялись грубой фальсификацией, а иногда и прямым обманом. Так, например, основой этой информационной атаки на Европу и Украину стало то, что Украина перекрыла, заблокировала поставки газа в Европу. Когда выяснилось, что Украина технически не имеет возможности это сделать, поскольку технически можно перекрыть поставки только на российской территории, то в «Газпроме» заявили, что они перекрыли газ Украине, так как она его ворует. Понятно, что «Газпром» перекрыл газ не Украине, а были перекрыты все транзитные крупные газовые трубы со стороны России через Беларусь, Украину, которые обеспечивали Европу газом. Украина вынуждена была в этот период времени потратить значительные собственные ресурсы для того, чтобы не допустить коллапса украинской газотранспортной системе. Я бы не хотела думать, что именно на это рассчитывала российская сторона, поскольку она владеет техническим характеристикам украинских ГТС.

Мы кропотливо проверили заявление о возможном несанкционированном отборе газа, который поставлялся европейским потребителям через украинскую ГТС. Действительно, в период с 1 по 10 января 32,7 млн. м3 газа были использованы для обеспечения технологических потребностей ГТС, для его перекачки от восточных к западным границам. Хочу только всем напомнить, что в соответствии с национальным законодательством для таких технологических потребностей можно использовать исключительно импортный газ, который постоянно учитывает «Газпром» при подписаниях технических соглашений по транзиту. Но вопрос состоит в другом. Он состоит в том, что мониторинг баланса газа проводится не в ежедневном режиме, а ежемесячно и технологические колебания объема газа в ГТС полностью возможны в течении месяца как в одну, так и в другую сторону. Такие ситуации регулярно возникают в нашей объединенной с Россией электроэнергетической системе, но такие обвинения никогда не существовали и не могут существовать в силу того фактора, что электроэнергию никто не пытается превратить в политический материал. Обычно такие дисбалансы регулируются до конца отчетного месяца разными способами для того, чтобы при месячном отчете получить нулевой баланс.

Я думаю, что моя позиция является абсолютно понятной профессионалам и рядовым потребителям: мы действовали добросовестно и своими действиями пытались не допустить обвала в Европе, когда она оказалась на пике январского холода. Я считаю, что президент действовал в этой ситуации идеально: он отказался от эмоциональных реакций, для которых были очевидные причины, от любых радикальных действий и максимально пытался выйти из этого конфликта переговорным путем с руководством России и Европейского Союза. Это как раз и свидетельствует о надежности украинского политического руководства и его умении разрешать чрезвычайно сложные вопросы в условиях хорошо управляемого искусственного кризиса, чтобы обеспечить перспективу нормальных, адекватных и прозрачных отношений, прежде всего с Россией и, конечно, с Европейским Союзом. Мою точку зрения разделяют представители Европейского Союза, которые впервые заявили о том, что Украина вела себя достойно в этой ситуации. Убедительным является то, что со стороны ЕС не прозвучало ни одного заявления о том, что Украина априори является или может быть ненадежным партнером транзитером для Европейского Союза.

— Какую позицию будет занимать Украина при разрешении газового конфликта?

— Украина, понимая важность партнерства с «Газпромом», не только не использовала свое право на какие-либо адекватные действия или международную судебную защиту, она взяла на себя значительную часть ответственности вместо «Газпрома». Несмотря на собственные сложности с обеспечением национальной промышленности, граждан Украины газом, мы приняли решения о поддержке наших добрых соседей Молдовы и Болгарии и ежедневно из газохранилищ начали выделять по 2 млн. м3 газа. Это также подчеркнуло наше европейское единство и общность.

— Насколько Украина материально-технически пострадала от прекращения транзита газа?

— Прекращение наполнения украинской ГТС российским газом привело к тому, что в ней существенно упало давление. Для недопущения с одной стороны технологического разбалансирования самого газопровода и, главное, чтобы обеспечить потребителей на востоке Украины газом, украинский «Трансгаз» провел уникальную операцию — он развернул работу украинских газохранилищ и магистральных газопроводов в реверсном (обратном) режиме, чтобы не допустить очевидный энергетический кризис украинской металлургии, химии, машиностроения, который мог бы перерасти в национальную трагедию. Ежедневно поднимая из хранилищ более чем 200 млн. м3, добавляя почти 60 млн. (м3. — ИФ) газа текущей добычи, нам удалось сохранить стабильную работу национальной экономики. Именно поэтому сейчас шесть металлургических украинских домен стабильно работают, а также возобновился экспорт украинской металлургии, что дает нам, в том числе, шанс на стабилизацию украинской национальной валюты.

В этом плане, конечно, можно говорить о недружественной позиции «Газпрома», который перенес фактически все нагрузки на переговорный процесс на начало этого года, когда и вынес основную массу абсолютно безосновательных обвинений в адрес Украины в мировые информационные потоки. Но Украина является одним из крупнейших мировых потребителей российского газа. И именно мы формируем в значительной части доходы российского государственного бюджета и, тем самым, инвестируем в развитие Российской Федерации. Особенно сейчас, когда Россия несет чрезвычайно серьезные убытки от мирового финансово-экономического кризиса и обвала цен на нефть. Поэтому, мне кажется, нам нужны более прагматичные, менее политизированные переговоры с ОАО «Газпром» с оценкой развития перспективы во взаимных отношениях. Россия обречена быть с Украиной, как Украина обречена быть с Россией. Важно понять, что Украина, конечно, потеряла в этом искусственном, я заявляю — специально созданном конфликте определенную часть своей репутации. Но как показывает анализ мировой прессы, Россия потеряла намного больше. Убеждена, что нашим двум странам для их прогресса, для объединения усилий по преодолению мирового финансово-экономического кризиса, это серьезно вредит, пугает инвесторов, формирует долгосрочное недоверие и пугает призраком новой холодной войны. Теперь уже из-за газового вентиля.

— В понедельник, 13 января, «Газпром» — таки пустил газ в направлении Европы... Какое дальнейшее развитие событий можно ожидать?

— Благодаря эффективной политике Украины и политического руководства Европы, деятельности мониторинговых экспертов, решения правительства Украины пойти на любые уступки для возобновления газоснабжения Европы, «Газпром» принял решение провести эксперимент по возобновлению подачи газа украинской ГТС для восстановления транзита газа в Европу.

Наша позиция состоит в том, чтобы не проводить эксперимент, а возобновить поставки газа всем ГИС. То есть, через Кобрин, Мозырь (Беларусь), Суджу Большую и Малую, Валуйки, Писаревку, Сохрановку и Платово (Россия) в направлении, как западных границ (Дроздовичи, Ужгород, Берегово, Теково), так и в направлении Молдовы и ГИС «Орловка». Это необходимо, во-первых, для равномерного обеспечения всех европейских потребителей газом без дискриминаций и ограничений и, во-вторых, для технологической реанимации украинской ГТС, то есть выравнивания внутреннего давления до уровня примерно 50—70 атмосфер и заполнения всей ГТС необходимым количеством газа, который позволит равномерно передавать его на западную границу с подключением украинских газохранилищ. В-третьих, это необходимо для использования национального ресурса газа по обеспечению украинских потребителей, прежде всего промышленности. Причем, российская сторона прекрасно понимает, что украинская ГТС работает в реверсном режиме, чтобы обеспечить восточные области Украины. Поэтому эксперимент «Газпрома» состоял в следующем: в «Укртрансгаз» в 0 ч. 58 мин. 13 января 2009 года пришла факсограмма от «Газпрома», в которой сообщалось о возобновлении с 9.00 в этот день поставок газа через ГИС «Суджа» в объеме 76,6 млн. м3 в сутки только для потребителей ГИС «Орловка» и Молдовы. Предварительно эти объемы и направления не были согласованы между операторами двух смежных ГТС. Одновременно, поскольку в ГТС в этом направлении находится реверсный газ из украинских подземными хранилищ, Украине реально нужно прекратить поставки газа потребителям восточных регионов страны может привести к развалу системоформирующей части промышленности Украины. Наиболее справедливым и ожидаемым украинской стороной выходом из этой ситуации было бы замещение украинского газа российским, который должны были передавать через российские ГИС «Писаревка» или «Сохрановка» или «Платово». Но российская сторона это в своем эксперименте не учитывает. К тому же, в настоящее время нет технического соглашения о транзите этого газа, и потому газ, дойдя до газоперекачивающей станции «Ромны», сейчас далее не движется и мы ищем согласований с «Газпромом» и ЕС о дальнейших шагах по разблокированию «Газпромом» поставок газа не только в отдельном направлении, а на всю Европу, как и предусмотрено соответствующими контрактами «Газпрома» и ЕС.

Мне кажется, что сейчас есть необходимое осознание для прекращения несогласованной политики «Газпрома», которая может выглядеть достаточно провокационно на фоне последних дискуссий по выходу из газового кризиса. Я бы не хотела делать вывод, что Украину искусственно снова пытаются втянуть в очередной виток конфликта и пытаются, в который раз, дискредитировать ее перед Брюсселем, понимая чувствительность этого вопроса для украинской евроинтеграционной политики. Причем никаких объяснений, почему «Газпром» действует таким образом, нет, кроме новых заявлений, что «Газпром» открыл вентиль газа в Европу.

— Итак, исходя из таких оценок, мы можем говорить о полном отсутствии каких-то позитивных сигналов и уже определенное постоянство конфликта?

— Положительным в этой ситуации я считаю активизацию диалога между Президентом Украины и президентом и премьер-министром России. Это дает возможность выйти из конфликта и приближает нас к стратегическому взаимопониманию и новому диалогу в отношениях как в газовой, так и в других чрезвычайно важных для нашей страны экономических сферах. Конечно, и во взаимной политике двух не только добрых соседей, но и, что главное, стратегических партнеров. Стратегическое партнерство — это не просто межгосударственный договор, это миссия, где две стороны должны инициировать дружественную политику, направленную на поддержку друг друга.

Россия — мировой центр влияния, которая владеет контрольным энергетическим пакетом, и именно она, Россия, должна демонстрировать умение не только не допускать кризисных отношений со своими соседями, оценивая справедливо и исторически правильно глобальные перемены, которые произошли, но и демонстрировать дипломатию взаимопонимания и готовность уважать не только на словах, но и делом современное международное право. Именно такая стратегическая линия России дает нам серьезный шанс эффективно преодолеть не только последствия мирового финансово-экономического кризиса, но и отказаться от использования силы, как способа для решения вопросов о глобальном доминировании. Существует большая опасность для всех нас, что мы можем стать беззащитными перед новым видом оружия — энергетическим, которое способно взорвать основы современного мирового порядка и дестабилизировать не только рынок мировых энергетических ресурсов, но и политическую стабильность, которая является основой постоянного современного развития.

Очевидно, что в этих условиях одной Европейской энергетической хартии недостаточно для выхода из достаточно тяжелого энергетического кризиса и преодоления политики энергетической экспансии. Я уверена, что пришло время на уровне ООН начать дискуссию с целью поиска новых общеобязательных регуляторных всемирных инструментов для недопустимости политики энергетической экспансии в мире и использованию энергоресурсов, как силы в международном праве. Конечно, эта дискуссия должна завершиться принятием соответствующего универсального документа в виде ратифицированной всеми странами-членами ООН декларации.

— Имеет ли Украина в настоящее время надежные международно-правовые инструменты, чтобы достойно на равных проводить энергетическую политику с Россией ?

— Очевидной является необходимость проведения украинским правительством более активной, прагматической политики. Уверена, что нужно восстановить широкомасштабный межправительственный диалог между Киевом и Москвой. Для этого есть все предпосылки, с одной стороны — кризис в энергетической сфере между нашими странами, с другой стороны — переговорный процесс между президентами стран и Президентом Украины и премьером России.

Россия является принципиально важным партнером для Украины. Нужно сделать все для того, чтобы она стала принципиально важным инвестором. Понятно, что в этом направлении нам надо выйти на новый не только прагматический, но и политический уровень диалога. Именно он должен сформировать то качество доверия и прогнозируемости, которое позволит избежать очередных, возможно, уже запланированных, но еще нереализованных конфликтов, наносящим вред интересам обеих наций.

В современных условиях добиться односторонних геополитических преимуществ уже невозможно. Украина — суверенное государство, которое уже имеет собственную историю и которое принадлежит выборам и ее народу. Как и Россия. Мы должны взаимно уважать это историческое право.

Я обращаюсь одновременно и к украинскому политикуму, экспертам не политизировать российско-украинские отношения. Не использовать их для ослабления национальных интересов и повышению, тем самым, своего политического рейтинга.

Очень важно иметь позитивную позицию в этом плане Европейского Союза, который пока что выступает посредником в этом конфликте между Украиной и Россией. Нам необходимо его партнерство и для этого есть все основания. Украина продемонстрировала способность выполнять свои транзитные обязательства перед Европой и отстаивать ее интересы в этом вопросе. Отстаивать ее интересы, как первоочередные. Президент Ющенко заявил, что Украина готова, чтобы украинская ГТС, приватизация и аренда которой запрещены национальным законодательством, могли стать частью европейской газовой системы. Это дает широкие возможности для создания геополитического газового проекта по использованию возможностей украинского газотранспортного коридора, который является наиболее эффективным и экономически рентабельным. Если нам удастся найти совместный трехсторонний консенсус по этой проблеме, то тогда спекуляции вокруг обходных искусственных газопроводов с единой целью — выбросить Украину из европейского транзита, будут сами собой сняты с повестки дня.

Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments