Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Год Порошенко: что изменилось?

Эксперт: «Или Революция Достоинства завершится логическим изменением системы, или постсоветское государство заглотнет всю Украину»
25 мая, 2015 - 18:47
Петр ПОРОШЕНКО
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Вспомним события годичной давности. После Евромайдана и из-за российской агрессии, Украина находилась в очень сложных условиях. Несмотря на это, мы должны были провести внеочередные президентские выборы для заполнения вакуума власти после побега Виктора Януковича. Ситуация для будущего президента — не позавидуешь. Ответственность — мегабольшая. Исходя из тогдашних реалий и предложенного обществу меню избиратели со своей задачей справились. Президент был избран в первом же туре. Петр Порошенко получил колоссальную поддержку граждан — при явке 59,48% за него из 23-х кандидатов проголосовали 54,70% избирателей. На втором месте с большим отрывом оказалась Юлия Тимошенко — 12, 81%.

Прошел год. Не будем детально углубляться в анализ программы Петра Порошенко в качестве кандидата в президенты, вспомним лишь ключевые лозунги. Главный из них — «Жить по-новому!», а дальше — «Жить свободно!», «Жить безбедно!», «Жить честно!», «Жить безопасно!». Уже сейчас можно очертить тенденции — жить по-новому мы точно стали, но пока не лучше, не честнее и не безопаснее.

Об этом свидетельствуют и последние исследования, проведенные компанией TNS On-line TRACK, сообщает ТСН.ua. 31% опрошенных украинцев считают действия власти по стабилизации ситуации в стране абсолютно неудовлетворительными, еще 28% респондентов убеждены, что власть преимущественно не исполняет свои обязанности, а 37% респондентов считают, что власть что-то делает, но не в полном объеме, и лишь 1% опрошенных уверены, что власть полностью выполняет возложенные на нее функции. В то же время, 51% украинцев абсолютно или скорее не довольны деятельностью президента, часть довольных равняется 17%.

На самом деле, в этом Порошенко мало чем отличается от своих предшественников, которые после годичного пребывания у власти также существенно теряли в поддержке, разочаровывая общество. Но здесь есть важный нюанс. Собственно, против такой системы — отсутствия реальных изменений и постоянных разочарований боролись люди на Евромайдане. Но они так и не смогли организоваться в действенную структуру, которая бы смогла представлять интересы общества в политике. Поэтому избрание Петра Порошенко президентом стало объективным результатом тогдашнего состояния политикума — людям пришлось выбирать из того, что было. Хотя, конечно, оставалась надежда, что огромная постмайданная общественная энергия и российская опасность заставят новую власть наконец опереться на общество, а не на привычные правила кланово-олигархической системы. Сложная ситуация в стране компенсировалась для новоизбранного президента общественной и западной поддержкой. В этом и заключался шанс. Шанс изменить себя и страну.

ФОТО REUTERS

Однако этот шанс не был использован. На сегодняшний день можно констатировать, что цикл, который был основан еще в 90-е годы во время президентства Леонида Кучмы, до сих пор не завершен. Был шанс на президентских выборах в 1999 г. после первого срока Кучмы, но тогда общество оказалось не готовым к избранию прогрессивного кандидата. Потом был шанс после 2004 г., когда, наоборот, — общество с помощью помаранчевых событий привело к власти кандидата, который оказался не готовым к реальным изменениям. Аналогичную ситуацию мы получили и после 2014 г. Ярким свидетельством присутствия прошлой системы в нынешней политике является  присутствие создателя этой системы — Кучмы в переговорном процессе от Украины в Минске и его нахождение в Конституционной комиссии.

Но продолжаться бесконечно так не может. Слишком дорогую цену платит Украина за отсутствие реформ и сохранение старой системы. При существующих вызовах внешней агрессии и внутреннем запросе общества на перемены, это очень опасно. У власти нет другого выбора, как начать наконец меняться самой и изменять страну.

«НАДО СТАВИТЬ ВОПРОС ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВСЕХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ»

Виктория ПОДГОРНАЯ, политолог:

— Год президентства нельзя назвать полностью неудовлетворительным, потому что в правительстве ситуация еще хуже. Я бы поставила Порошенко 3 балла, ведь существует ситуация с достаточно высоким уровнем недоверия со стороны общества и западных партнеров, от которых Украина зависит.

В Украине очень мало было президентов, которые сохранили свой рейтинг после своего первого срока. Но на это есть объективные причины. Дело не только в реакциях избирателей, которые разочаровываются после выборов, — политика Порошенко не очень определенная с точки зрения стратегических приоритетов, которых от него ожидали. Он избирался как человек, который принесет мир в результате военной победы или мирных договоренностей, — за это люди и голосовали. Но за год деятельности он не показал политику ни войны, ни мира. Опасная ситуация на Востоке привела к затягиванию и постепенному замораживанию конфликта, но нет гарантии, что оно не выльется в серьезные военные действия.

Мы все говорим, что в стране нет реформ — это касается не только правительства, но и Президента. У него есть достаточное влияние на многие направления        — внешнюю политику, военную сферу, силовые структуры, ГПУ, суды. Кроме того, затягивается реформа децентрализации. Если хотя бы со стороны Главы Государства были какие-то действия в направлении реформ, Правительство было бы вынуждено провести кардинальные сдвиги, которые бы обеспечили движение Украины в сторону Запада.

Во внешней политике Порошенко подавал большие надежды, но после Рижского саммита «Восточного партнерства» можно сказать, что поддержки политики Порошенко на внешнем направлении нет даже среди друзей Украины. Мы не только не получили оружие, но и в вопросах безвизового режима мы видим очень серьезные вопросы к нашему руководству. У западных партнеров те же вопросы, что и у украинского общества: где реформы, децентрализация, изменения, конкретные шаги относительно создания настоящей армии? Позиция Порошенко не очень отличается от позиции Яценюка, когда мы все время просим помощи у западных стран. Это могло бы быть нормально, если бы происходили шаги относительно реформ. Некоторые эксперты говорят, что реформы требуют больших средств, но я так не думаю. Кроме того, если бы нам были нужны средства на проведение настоящих реформ, Запад их бы дал. То, что он это делает в недостаточной мере, говорит о недоверии.

Что же касается невыполнения предвыборных обещаний Порошенко, то их очень много. Наиболее острый вопрос, который подвергается критике со стороны украинцев и Запада, — Петр Порошенко до сих пор является представителем крупного бизнеса. Как можно ожидать деолигархизации страны, если Президент сам остается в статусе олигарха? Поэтому нужно начинать с себя, только тогда другие олигархи могут пойти данным путем. Это странная ситуация, особенно для западного мира, который строит политику на других — четких институционных правилах, которые обеспечивают демократию, стабильность и успех государства. Это также одна из причин, по которой мы не можем проводить реформы.

С другой стороны, Президент демонстрирует гибкую пиар-позицию — в общении с избирателями он более осторожен и внимателен к чужим мыслям. Он отслеживает и знает, что нужно избирателям, особенно лидерам мысли, и адаптирует рекламную политику власти под эти интересы. Поэтому у него сохраняется рейтинг, несмотря на отсутствие реформ и статус олигарха.

Что же касается кадровой политики, то Порошенко всегда предпринимает шаги, которые говорят о попытке найти баланс интересов с существующими элитами. Мало того, что политическая элита изменилась несущественно — ни по составу парламента, ни на региональном уровне. Президент способствует тому, чтобы оставались представители старой власти и системы, ведь государственный аппарат также не был изменен. Нет политической воли со стороны Главы государства и Правительства, чтобы провести реформы государственного аппарата и хотя бы на уровне исполнителей сменить представителей власти. Особенно это важно для силовых структур, прокуратуры и судов, где Президент не только не проявляет принципиальности, но и фактически покрывает существующее положение вещей. Поэтому если ничего не было сделано после Майдана, смерти Небесной Сотни и гибели людей на востоке Украины, то ждать, что что-либо изменится в ближайшее время, не стоит.

Если говорить о «переосновании» Украинского государства, то нужно ставить вопрос об ответственности всех политических элит, которые действовали все 23 года нашей независимости. Прежде всего, нужно говорить о временах Кучмы, которого называют отцом украинского олигархического капитализма. То, что он в настоящее время при делах и работает с Президентом, говорит об очень опасных тенденциях — эта политическая элита не хочет уходить в прошлое, а наоборот пытается закрепиться и продолжать руководить процессом. Результатом ее господства уже является война, гибель тысяч людей и потеря части территорий. Поэтому общество должно ставить вопрос ребром не просто об ответственности Януковича, который является следствием системы Кучмы, а о политической ответственности всех политиков за 23 года. Ведь усилиями всех политических игроков Украина остается постсоветской страной. И чем дольше в политическом пространстве будут существовать Кучма, Пинчук, Фирташ, Левочкин и другие подобные им олигархи и политики, тем более шансов, что Украина будет расколота на несколько кусков и мы будем иметь долговременную войну. Поэтому, либо эта политическая элита уйдет и Революция Достоинства завершится логическим изменением системы, либо постсоветское государство заглотнет всю Украину. И прежде всего этот вопрос нужно задать Президенту — какой ход событий он считает правильным. Но то, что он выбирает сотрудничество с Кучмой, говорит о том, что он хочет оставить старую систему, а не создать новую.

Что же касается альтернатив Порошенко, то лидеры не появляются просто так. На сегодняшний день нужно 2-3 года, чтобы сформировались новые потенциальные конкуренты. В Украине этот процесс был нарушен, потому что постсоветские элиты были заинтересованы в том, чтобы не формировать настоящих политиков. Действующие лидеры так или иначе связаны с государственной системой. Централизованная система, которая сохранилась с советских времен, не позволяет политикам подниматься с регионального уровня, а это очень важно для целостности страны. Однако можно говорить о нескольких личностях, которые видны на горизонте. Во-первых, это фигура Андрея Садового, который демонстрирует соответствующий потенциал. Во-вторых, это «днепропетровская команда», которая также демонстрирует серьезный потенциал и рост, но пока не имеет лидера, потому что это люди бизнесового происхождения. Именно они могли бы стать балансатором той системы, которая складывается, и тех политических сил, которые сейчас работают. Я считаю, что также есть ниша для появления лидера более решительного, с военным опытом, патриотически настроенного, который никак не связан с действующей политической элитой. Это может быть в частности и Ярош, который имеет потенциал, но пока не проявился полностью.

Очень опасной является ниша «лидера бедных», которая расширяется на фоне реформ, из-за которых многие люди переходят в статус бедных, где формируется левая идеология против богачей и олигархов. Существенной будет поддержка у политика, который сможет удачно воспользоваться проблемами реформ действующего правительства. На эту нишу претендует Тимошенко, но для нее это нереально, потому что она — действующий политик, который вышел из олигархических кругов.

«ПОРОШЕНКО СУМЕЛ УДЕРЖАТЬ СТРАНУ»

Ирина БЕКЕШКИНА, социолог, директор Фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива»

— Во время обострения ситуации в стране, на момент выборов 25 мая, Петр Порошенко воспринимался как президент мира. К тому же у него был имидж успешного человека, который, в отличие от других олигархов, сам построил благополучную бизнес-империю производителя, а не просто человека, пользовавшегося непосредственной близостью к власти в теневой приватизации. Конечно, Порошенко — умный человек, умеющий доносить свое мнение. В совокупности все эти факторы помогли победить Порошенко в первом туре с результатом в 54,7%, причем выиграл он во всех областях. Но потом ореол успешности был потерян и, очевидно, с этим связано падение рейтинга, который в настоящий момент по разным оценкам составляет не более 20%. Если же говорить о рейтинге его партии, то в марте он составлял 14%. В целом, это еще не такой плохой результат.

Следует сказать, что динамика потери поддержки либо президентов, либо их партий после выборов является закономерной. Она связана в первую очередь с тем, что у людей очень много надежд на президента, потому что его считают главной фигурой, которая за все отвечает, независимо от законодательства или формы правления.

В целом, нынешний Президент — первый, кто свободно владеет английским языком и может на равных общаться с иностранными партнерами. Это дает значительные плюсы для того, чтобы Украина рассматривалась европейским сообществом как полноценный партнер. Поэтому наше государство было поддержано демократическим миром, о чем свидетельствует голосование в ООН, которым признали агрессию России, и то, что на саммите «Восточного партнерства» РФ тоже было признано страной-агрессором. То есть достижения Порошенко в международной сфере, за которую он отвечает, очевидны.

Порошенко получил страну, которая находилась в ситуации отсутствия реальной власти, особенно на местах она просто разваливалась. Верховная Рада была частично переформатирована, формально была законной, но на самом деле в значительной степени утратила свою легитимность, потому что утратила легитимность Партия регионов, которая раньше цементировала большинство. Мы уже забыли, какие были масштабные планы захвата всей «Новороссии» — восьми областей. Тогда это было на слуху и об этом постоянно говорили в России. Поэтому Порошенко сумел удержать страну, он и его команда, наладили оборону. Когда он говорил, что АТО закончится к очередной годовщине Независимости Украины, возможно, так и было бы, но никто не прогнозировал, что Россия полномасштабно вмешается в ситуацию своими вооруженными силами. Поэтому обещание не было выполнено.

После парламентских выборов осенью 2014 года он сумел создать большинство, в котором главную роль играет «Блок Петра Порошенко».

Все минусы президентства Порошенко касаются внутренней политики, за которую он также несет ответственность. Что касается реформ, то все говорят, что, к сожалению, на протяжении года они не проводились, в чем есть вина Петра Порошенко. Неудачной можно назвать и кадровую политику — следует вспомнить назначение министром обороны «паркетного генерала» Гелетея, назначение генпрокурором Яремы, который фактически не выполнял требования Майдана и общества относительно наказания виновных в убийствах во время Революции Достоинства и в коррупции. В кадровой политике Президента сработало его намерение назначать везде не тех, кто лучше подходит на соответствующие должности, а тех, кто лично с ним связан.

Что же касается альтернативы действующему Президенту, то пока она не просматривается, но это не означает, что она не может возникнуть. Это также касается вопроса возможных досрочных выборов: если появится альтернатива, то появятся и силы, которые будут лоббировать эти президентские выборы.

«ВСЕ НЕДОСТАТКИ СВЯЗАНЫ С НЕПОНЯТНОЙ И НЕПРОЗРАЧНОЙ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКОЙ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО»

Валентин БАДРАК, военный эксперт, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения:

— Нельзя недооценивать тот факт, что на политическом и дипломатическом уровне Президент сделал достаточно много. А в этой «гибридной войне» около 80% агрессивных мер Россия предприняла невоенными методами. И то, что сегодня в Украине существует хоть и плохое, но перемирие — это, в частности, заслуга Президента и его команды, которая работает на политико-дипломатическом фронте.

Вместе с тем, в сфере строительства армии и создания из нее мощного института сдерживания я вижу очень много недоработок. Как Верховный Главнокомандующий, Петр Порошенко сосредоточился исключительно на политико-дипломатическом направлении — военный рычаг еще очень сильно провисает. Строительство армии происходит медленно, и перспектив стремительного роста возможностей ВСУ я не вижу. Во-первых, только почти через год была утверждена Стратегия нацбезопасности — это очень поздно. До сих пор у нас нет Военной доктрины. Именно на основании этих документов должны создаваться программы реформирования ВСУ и других формирований. Мы должны были сформировать программу развития вооружений и военной техники. Реформирование военного сектора происходит в ручном режиме — никто не имеет материально-правовой базы под этим, и весь процесс проходит на основе одностороннего видения. Поэтому Украина строит армию старого советского типа, но, в отличие от советской громоздкой армии, у нас не формируются стратегические компоненты со стратегическим вооружением, которое бы могло быть оружием сдерживания. То есть, был избран худший путь строительства армии.

Я не понимаю, почему в Стратегии нацбезопасности не обозначен курс на профессиональную армию. Боюсь, этого может не быть и в Военной доктрине. Люди с военным опытом, которые демобилизуются после года службы и войны, могли бы привлекаться в качестве ядра новой профессиональной армии. Конечно, за год-два профессиональную армию создать невозможно, но в случае избрания соответствующего курса до конца 2015 года Украина могла бы создать профессиональное ядро с 5-7 тыс. военнослужащих в качестве мощных сил сдерживания.

С вооружением ситуация такая же. «Укроборонпром» охватывает 30% возможностей украинской оборонной промышленности, что может удовлетворить потребности армии на 40%. На протяжении года Верховный Главнокомандующий не позаботился о том, чтобы в оборонной промышленности был руководитель — единственный координатор в исполнительной власти. Перенос управления оборонкой в СНБО является ошибочным, поскольку это может привести к ручному управлению ею, и тогда никто не будет отвечать за координацию действий. Даже при условии создания вертикали военно-технического сотрудничества (ВТС) в СНБО, но, несмотря на заявления о миллиардных контракты и проектах, сейчас нет перспективных проектов военно-технического сотрудничества и совместного создания систем вооружения с европейскими странами. Реальные проекты могли бы «перетянуть» другие страны из статуса партнеров в статус союзников Украины. Результат ВТС должен быть в том, чтобы создать оружие сдерживания, а это потребует 5-7 лет. Я вижу значительные проблемы и в понимании того, как это делать, и в самых действиях. Перспективы есть, нас подталкивает Штаб-квартира НАТО, для чего она провела несколько раундов переговоров, а результатов не видно.

Возможно, все эти недостатки связаны с непонятной и непрозрачной кадровой политикой Верховного главнокомандующего. Несмотря на нарекания, многие специалисты, эксперты и политики говорили ему о недостатках в кадровой политике. С одной стороны, существует кадровый голод, с другой — назначаются люди, которые не являются специалистами. В результате, они увольняются (как это было с заместителем главы АП или с министром обороны Гелетеем), время идет, война продолжается, а возможности и потенциал теряются. До сих пор военный фактор держится на патриотизме отдельных людей и на том, что волонтеры и дальше обеспечивают армию. А в самой армии стоят патриоты, которые готовы защищать государство до последнего. Из-за того, что у вражеской стороны подорвана мотивация, наша мотивационная сфера побеждает и Украина остается в нынешней ситуации. Но если мы говорим о перспективах и стратегии, то без создания системы сдерживания, наше государство будет находиться в ситуации, когда нужно все время отбиваться от агрессии. В результате будут гибнуть люди, а от власти мы будем слышать, что «нельзя отвечать, так как это может привести к провокациям». После длительной разрушительной деятельности «лидеров страны», Украина еще долго будет оставаться слабой. Но чем раньше мы признаем свои слабые стороны и начнем работать над ними, тем шансов создать мощную страну будут больше. Шансы, мотивация и возможности у нас для этого есть, поэтому не хотелось бы, чтобы Президент Порошенко запомнился как человек, который не реализовал потенциал Украины.

«НА СМЕНУ ГЕНЕРАЦИИ ПРЯМОЛИНЕЙНО ЖАДНЫХ ПРИШЛА ГЕНЕРАЦИЯ РАЗУМНО ЖАДНЫХ»

Остап ДРОЗДОВ, журналист, ведущий на телеканале ZIK (facebook.com):

— Ровно год назад, сразу после выборов, я написал: «Мы не выбрали Порошенко — мы всего-навсего на него согласились». Что тогда, что сейчас я не изменил своего мнения — мы сознательно согласились на самообман. Потому и тогда, и сейчас совершенно ясно, что новый послереволюционный президент не отвечает критериям Майдана. Антиолигархическая революция привела к власти типичного олигарха. Президентство Порошенко красноречиво доказывает, что Украина не может существовать без олигархата. Устав от антиукраинских олигархов, люди выбрали себе украинского олигарха. У меня риторический вопрос: а что, без олигархов — никак?

Квотный принцип назначений, кулуарные договоренности с олигархами, теневые тендеры-госзакупки и официальная полуправда ознаменовали первый год каденции Порошенко. Революция полностью проиграла, и здесь нет никаких сомнений. Она проиграла в тот момент, когда все мы сознательно согласились на лучшего, более умного, начитанного, презентабельного Януковича.

Когда я говорю «новый Янукович», то имею в виду авторитарные наклонности. Когда я говорю «более умный Янукович», то имею в виду способность договариваться. Даже не с олигархами, потому что это и так понятно, — а с народом, особенно нашим.

Порошенко не сумел сделать главное — убить в себе деловой азарт к обогащению, т.е. убить себя в себе. Год назад победил не Порошенко, а требование людей жить по-новому. Это требование слабеет с каждым днем, и это надо признать. Евроинтеграцию свели к безвизовому режиму, войну — к долготлеющему и неразрешимому конфликту, реформы — к фасадному ремонту, антикоррупционную тему — к бутафории, экономику — к дикому выживанию.

Революция действительно сменила элиты: на смену генерации прямолинейно жадных пришла генерация разумно жадных. И я не уверен, что из этого хуже. Революция, которая пыталась спасти страну, к рулю допустила тех, кто проведет тотальную распродажу последних активов — земли и «недоприхватизированных» ресурсов. Это будет цена масштабного консенсуса Порошенко с заграницей (земля) и олигархами (приватизация) на предмет его дальнейшей поддержки.

Иван КАПСАМУН, Дмитрий КРИВЦУН, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments