Мы стремимся к миру, потому что знаем: мир - это тот климат, в котором может существовать свобода
Дуайт Дэвид Эйзенхауэр, американский военный и государственный деятель, 34-й Президент США

«Кампания иконостасов»...

Политтехнолог Денис БОГУШ — о местных выборах, что будет после и влиянии олигархов
22 октября, 2020 - 19:06
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Уже в это воскресенье, 25 октября, украинские избиратели будут голосовать за местную власть. Сегодня партии и кандидаты делают все возможное, чтобы мобилизовать свой электорат, ведь в условиях карантина и новой избирательной системы каждый голос на вес золота. По данным социологических опросов «на местах» люди предпочитают видеть проверенных политиков, которые ранее уже управляли городами селами и имеют влияние в своем регионе. Правящая партия «Слуга народа», которая существенно потеряла в процентах, имеет небольшие шансы заполучить своих мэров в крупных городах и большие фракции в местных советах. Однако недавно, Президент объявил о «общенациональном опросе», который состоится в день голосования: украинцы смогут высказаться в поддержку или против пяти вопросов, которые ранее уже озвучил Владимир Зеленский.

С какой целью Президент решил обратиться к народу перед выборами, в каких условиях украинцам придется голосовать, а также, что изменилось в наших отношениях с Россией — в интервью с Денисом БОГУШЕМ, политтехнологом, экспертом в сфере стратегических коммуникаций.

«ОПРОС ПРЕЗИДЕНТА ПОВЛИЯЕТ НА РЕЗУЛЬТАТ ВЫБОРОВ — ЭТО ФАКТ»

— Пять вопросов Владимира Зеленского — это политтехнология или реальное желание узнать мнение граждан по ряду вопросов?

— Это явная технология. Напомню, в «Слуге народа» сообщили, что для данного опроса напечатали 5 миллионов бюллетеней. Чтобы обработать такое количество информации нужно множество человеческих и материальных ресурсов. Когда проводится традиционный экзитпол, на участках стоят люди, которые собирают от 30 до 50 тысяч показателей, исходя из которых, уже делается вывод, каким образом проголосовали граждане. Теперь представьте, что означает опросить 5 миллионов...

Во-первых, возникает вопрос — за чей счет этот банкет, на какие деньги это все будет проводиться? Во-вторых, если говорить про алгоритм и техническое исполнение, то нужно, чтобы на каждом участке (которых в Украине около 27 тысяч) стояло где-то три человека, которые проводят опрос, кроме того, там должна быть палатка, ресурсы для этих людей, плюс, вероятно, брендированная одежда, например, накидки с надписью «5 вопросов Президента», если говорить упрощенно. Далее эти данные нужно обработать, тут уже речь, и о технике, и о бензине на перемещение между разными городами Украины. Даже после того, как мы с вами бегло очертили, что может понадобиться для такого мероприятия, становится понятно, что нужны очень большие деньги.

Однако, самое главное — даже не ресурсы, а методология самого опроса. В данном случае совершенно непонятно, каким образом будут выбираться люди, будет ли эта выборка репрезентативна, ведь когда проводится стандартный опрос, учитывается множество критериев. В экзитполе просто берут выборку проголосовавших, которая примерно совпадает с результатами. Но в данном случае мы имеем дело с другими, сложными вопросами, которые претендуют на самостоятельную жизнь, и нет сейчас такой методики, по которой можно было бы эффективно собрать данные в подобном случае, а экзитпол тут не подойдет. Подобное положение дел дает большое поле для манипуляций общественным мнением в дальнейшем.

Отмечу, что человек в брендированной одежде возле участка будет явно влиять на результат. Уже давно было замечено, что когда в селе человек идя голосовать, видит главного полицейского или главу сельсовета прямо у входа в участок, то результат кардинально отличается то того, если там никто не будет стоять. Я думаю, что опрос специально для этого был и сделан. Люди вспомнят про Зеленского, и результат будет выше именно у его партии. Никто не может на данный момент сказать, насколько эффективно это сработает, но то, что такой опрос повлияет на результат выборов — это факт.

«25 ОКТЯБРЯ ЗАПУСТИТСЯ СЦЕНАРИЙ, КОГДА ВСЯ СТРАНА ПОДЕЛИТСЯ НА АВТОНОМНЫЕ РАЗРОЗНЕННЫЕ ЧАСТИ»

— Уже известно, что опрос профинансирует партия «Слуга народа».  Мы понимаем, что помимо государственного финансирования, партия также получает частные взносы, а ранее сам Президент заявлял, что опрос будет проведен на деньги меценатов. Подобную инициативу могли взять на себя украинские олигархи, а как вы оцениваете влияние кланово-олигархической системы на развитие страны?

— Кланово-олигархическая система, безусловно, никуда не исчезла. Имея большинство в Верховной Раде, полную свободу в Кабмине и всех органах власти, из-за отсутствия стратегии, опыта и видения — центральная власть ослабила институты. Конечно, олигархи, которые имеют обширнейший инструментарий влияния на власть, начиная от цен на услуги, заканчивая медиа, управляют многими процессами. Если можно было говорить, что Порошенко сам был богат и понимал, как зарабатываются подобные деньги, ранее была, по крайней мере, управляемая Президентом ситуация, хотя не было таких бешеных возможностей. Сейчас из-за своей неопытности и много другого власть не контролирует многие направления. 25 октября начнет происходить тот сценарий, который прописан в сериале «Слуга Народа», в последнем сезоне, когда вся страна была поделена на автономные разрозненные части.

Во-первых, у «Слуг» не будет ни одного мэра крупного города, во-вторых, фракции депутатов будут очень небольшими, если и будут. Сильные ОТГ, понимают, что им центральная власть ничего не может дать, а только отнимает деньги: они сами оплачивают расходы на медицину, содержание школ, могут сделать любую муниципальную полицию, никто кроме них самих порядок навести не сможет, а потому центральная власть особо им не нужна. Тот момент, когда мэр Черкасс заявил, что город не будет вводить карантин, стал первым звоночком тех событий, которые будут происходить сейчас.

Учитывая риски регионального сепаратизма, обещания власти повысить пенсии и зарплаты (при учете дыры в бюджете и недоборе по всем видам налогов), неудивительно, что такая ситуация толкает олигархов предоставить иллюзию решения проблемы, — в обмен на удовлетворение личных интересов во власти.

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

«НИ ОДИН ИЗ УКРАИНСКИХ ОЛИГАРХОВ НЕ ПОСТРОИЛ СВОЙ БИЗНЕС НА ИЗОБРЕТЕНИИ ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ»

— Кого из олигархов можно назвать наименее токсичным для страны? Есть ли шанс, что найдется тот, кто наконец-то станет «диссидентом» и отречется от олигархического прошлого, сможет качественно инвестировать в развитие страны?

— Напомню, что ни один из украинских олигархов не построил свой многомиллионный бизнес на изобретении или использовании новых технологий. Все эти люди, либо присасывались к госбюджету, либо крупным предприятиям. У каждого олигарха есть огромное количество активов, которые тянут их на дно, а потому вкладывать во что-то новое и инновационное — не их вариант.

В любой стране можно выделить внешнего и внутреннего инвестора. В нашем случае, внешнего мы, в силу ряда ошибок, на сегодня уже полностью потеряли, а сейчас теряем и внутреннего. Люди стараются вкладываться в каждом городе так, чтобы государство в лице налоговой, прокуратуры, и прочих служб, хотя бы не отняло их ресурсы. Окружение Зеленского при этом еще и гордится отсутствием опыта в роботе и политике.

«САМЫЕ ГЛАВНЫЕ ТРУДНОСТИ НАЧНУТСЯ УЖЕ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ»

— Насколько, на ваш взгляд, местные выборы будут сложными для избирателей в связи с новой избирательной системой?

— Избиратели столкнутся с очень сложной системой выборов, которую Украина еще не проходила. В 2015 году было нечто похожее, но тогда не надо было ставить цифры кандидатов. Я даже называю эти выборы «кампанией иконостасов», когда ты видишь огромное количество бордов с неизвестными тебе людьми, но проанализировать их всех довольно тяжело... Плюс, очень сложная система подсчета: с точки зрения партий рейтинги примерно понятны, но в нюансах все сложно.

Однако, самые главные трудности начнутся уже после выборов: искусственно сформированные ОТГ вообще не представляют, где будет поликлиника или школа. Например, курортный город Трускавец живет за счет отдыхающих, а сейчас его подсоединяют к селам, у которых какие-то «горные надбавки» и совершенно другая жизнь. Стратегия для села и города — совершенно разная, и мне непонятно, как их можно эффективно объединить. Закон децентрализации также «убил» сельских голов, ведь теперь их не выбирают, а назначает глава ОТГ. Этим законом было полностью убито сельское самоуправление: большинство сел не будут иметь представительства в Радах ОТГ, и никто не будет понимать, как ими управлять.

Такая ситуация безусловно отпугнет избирателя, но я бы выделил три фактора, которые повлияют на явку на данных выборах: по прогнозу будет идти дождь, людям на участках придется решать сложную систему, находя депутатов в 5 или 4 бюллетенях. Я думаю, что они справятся, но молодежи это точно не надо, поэтому явка будет меньше. Обычно на местных выборах явка от 40 до 50%, сейчас она будет между 35 и 40,%  не учитывая фактора коронавируса. Люди боятся заразиться, кроме того, правила для членов ДВК совершенно зверские: государство заставляет ходить членов ДВК с урной к больным на самоизоляции, не выдав им защитных костюмов.

«ДУМАЮ, НЫНЕШНЯЯ ВЛАСТЬ ИМЕЕТ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДОГОВОРЕННОСТИ С РУССКИМИ ПО ОСОБОМУ СТАТУСУ ОРДЛО»

— Учитывая, что вопрос «свободной экономической зоны на Донбассе» включили в перечень общенациональных вопросов, ждать нам изменений в отношении работы ТКГ и распоряжений по Минскому формату?

— В действительности происходит тестирование общественного мнения и заброс «русской темы», при том весьма неграмотный. Раньше власть очень щепетильно относилась к любому вопросу касательно территориальной целостности Донбасса, тщательно подбирая выражения. Данный вопрос дилетантский. А что такое, собственно, Донбасс? Оккупированные ли территории, свободные ли территории, Донецкая и Луганская область или Донбасский бассейн, с частью Харькова и России? Это подход ребенка из детского сада к сложной проблеме. Благодаря такому подходу все специалисты смотрят на опрос, как на очень опасное действие для общественного мнения. Точно так же, как раньше, забрасывали вопрос русского языка. Я думаю, что нынешняя власть имеет определенные договоренности с русскими, ведь у Путина есть четкий план по особому статусу оккупированных территорий. И, думаю, что наше руководство кое-что пообещало. Путину нужно, чтобы такая норма была в Конституции, и у нас был анклав не только ОПЗЖ, но и люди оттуда, которые бы разваливали единство страны, существующее даже при наличии пророссийских сил.

То, что сейчас происходит — русская спецоперация, которая проводится умными людьми. Для Зеленского и его избирателя это «факап» — ну, сделали, ну ошиблись.

Президент многие угрозы не чувствует, и на этом играет его окружение, цинично, продолжая вести свою игру. Конечно, главную роль исполняет Андрей Ермак, до этого был Андрей Богдан, может следующий будет кто-то другой.

Зеленский, при этом, в некоторых вопросах патриот Украины. Не до конца зная о договоренностях, он чувствует, что всем управляет, а потому вносит свою ноту в переговоры, если он успевает сообразить неправильность происходящего, мы не так быстро идем на уступки Кремлю, когда же не успевает — происходят непоправимые изменения.

«РОДОВАЯ ПАМЯТЬ, ГДЕ МНОГО ПОБЕД И ПРИМЕРОВ, ОЧЕНЬ ВАЖНА ДЛЯ ВОСПИТАНИЯ НАШИХ ДЕТЕЙ»

— Вы автор книги о казаках-характерниках, которые защищали украинскую землю, много лет исследовали эту тему. Какие традиционные советы и принципы могли бы перенять современные украинские воины, защищающие страну на востоке?

— Вопрос казачества и характерников очень сильно активизировался в момент Майдана, я его называю «Силой земли». В момент 2014-2015 года, мы «разбудили землю», ведь информация казацких родов серьезно открылась людям. Например, люди пропели две тысячи раз гимн Украины, где поется, что мы казацкого рода, а ведь это как-то включает внутренние механизмы. И на Майдане, и в АТО были люди, которые делали себе характерную казацкую прическу, этот дух серьезно в нас открылся. Я изучаю данный вопрос для наших спецслужб и помогаю Силам специальных операций, создавать обучающие программы. За годы моих изучений могу сказать, что украинцы — отличные воины. Когда у нас начались боевые действия, то варианты героизма, смекалки, и работы в военном деле стали особо провялятся. К нам даже американцы приезжают учиться.

Я считаю, что эта родовая память, история гордости, где много побед и примеров, очень важна для воспитания наших детей. И нам обязательно необходимо воспитать новую проукраинскую элиту, которая через 10-15 лет будет управлять Украиной. Про Небесную сотню рассказывают разное, но когда начинаешь задаваться вопросом, ради чего 100 человек на Майдане пошли под пули и умерли, сразу возникает понимание. Такая же история с волонтерами и воинами АТО: при полной слабости спецслужб, разведки, распродажи самолётов и танков, армия Путина должна был дойти до Киева в самом начале войны. И тут  вдруг непреодолимое препятствие, «сила земли» включилась и поставила стенку в виде волонтеров и военных. Я даже написал книгу «Сила земли» с этими размышлениями, но понял, что нам нужны национальные герои, и задался целью, хотя бы одного создать, описать, как Спайдермена или Бетмена, чтобы он был понятен детям как «козак-характерник». Я издал книгу, но понимаю, что без кино этот проект никуда «не взлетит», сейчас у меня есть сценарий фильма, свой телеканал, целая серия передач «Путь характерника», так что мы продолжим заниматься этим направлением.

Но помимо образовательных проектов, я также помогаю составлять методички для сил спецопераций, которые применяются в ООС. Среди технологий, которые мы можем перенять, например, восприятие снайперов — когда ты заходишь в лес, то должен ощущать снайпера и зону опасности и это, кстати, тренируется. Человек сидит в лесу и целится в тебя с винтовки, и ты должен натренировать это ощущение и понять, есть угроза или нет. Еще один пример —  казацкие лементы. Казаки ночевали в оврагах в степи, татары ночью подкрадывались и вырезали их там. Чтобы защитить себя, казаки вокруг оврагов раскидывали очерет с каплями воска. Человек, который наступал на очерет ойкал, а лошадь ржала. В ООС (АТО) сейчас позиционная война, поэтому на блокпостах мы делали нечто подобное, понимая механизм, накидывали хворост и листья. Так точно было громче слышно работу вражеских диверсионных групп и более безопасно. Но это самые простые не особо мистические вещи, есть и более серьезные технологии.

В современном мире подобные технологии применяются в информационном пространстве, например ИПСО — информационно-психологические операции. По стандартам НАТО тема ИПСО хорошо проработана и это изучают наши Силы специальных операций Вооруженных сил Украины.

В украинских ССО есть спецназ, который занимается более «полевой работой», и второе направление — ИПСО. Сейчас там работают достаточно серьезные специалисты, но проблема в тех, кто ставит задачи. Нынешнее руководство страны ставит блок по поводу диверсии на территории противника в силу новых договоренностей, а потому возможности наших спецслужб становятся более ограниченными...

Алиса ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ