Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Кто саботирует движение в НАТО?

Анна ГОПКО: «Украина до сих пор не назначила своего посла в представительстве НАТО в Брюсселе»
4 февраля, 2016 - 19:59
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

В среду в парламенте состоялось общее совещание Комитетов Верховной Рады Украины по иностранным делам и по вопросам европейской интеграции, на котором в первую очередь были рассмотрены вопросы продвижения Украины в НАТО. Кроме того, на заседании присутствовали представители силовых ведомств и международных партнеров. СМИ на это событие не были допущены. Как объяснил представитель организаторов встречи, причиной такой секретности является исключительность рассмотренных вопросов.

Стоит отметить, что в рамках Украина-НАТО нужно упомянуть, что курс на НАТО был определен еще в 2002 году тогдашним главой СНБО Евгением Марчуком. 23 мая 2002 года четко было заявлено о намерениях Украины стать членом этой организации. После такой декларации были сделаны конкретные шаги — от создания соответствующей правовой базы до прописания четких намерений в Военной доктрине. И НАТО это оценило. Исключительным событием, о котором до сих пор мало кто вспоминает, стал визит Генсека НАТО Джорджа Робертсона в Украину и его выступление в Донецке в 2002 г. Учитывая события, которые разворачиваются в этом регионе сегодня, становится понятна важность такого шага тогда — в начале 2000-х.

Но в 2004 г. после рандеву Леонида Кучмы с Владимиром Путиным такое уверенное продвижение в Альянс было свернуто. Время, когда даже представители Партии регионов голосовали за интеграцию в НАТО, сменилось постепенным и уверенным попаданием в объятия Кремля. Тогда курс на НАТО был изъят, в частности, из Военной доктрины, а впоследствии Украина потеряла и возможность участия в ПДЧ. Напомним, что это было лето 2004-го, а уже осенью страна пережила первый Майдан.

Уже потом, когда над Украиной вроде бы замаячила перспектива окончательного европейского выбора во времена президентства Виктора Ющенко, в 2008 году Ангела Меркель и Николя Саркози на саммите НАТО в Бухаресте заблокировали предоставление Украине и Грузии ПДЧ. В тот же год Грузии был нанесен военный удар от России. Дальше, придя к власти, команда Януковича изъяла формулу о вступлении в НАТО через парламент и из Закона «Об основах национальной безопасности Украины».

С тех пор мы плетемся во тьме заявлений, выступлений, провозглашения намерений, а в прошлом году даже Президент удивил общественность ответом генсеку Альянса Йенсу Столтенбергу: «Готова ли Украина стать членом НАТО? Нет. Но нам нужно к этому готовиться». И как бы ни оправдывали Порошенко его защитники, слово «нет» на языке дипломатии отдает неприятной нотой. Часто журналисты не замечают и откровенных посылов из уст представителей НАТО, когда те прямо задают вопрос: а стремится ли Украина в НАТО? С одной стороны, война подтолкнула украинский народ к пониманию необходимости такой интеграции, о чем свидетельствуют, в частности, социологические опросы (48% за вступление в НАТО, 30% — против, 13% не определились, социологическая служба «Рейтинг»).

С другой стороны, эксперты замечают, что на определенных исполнительных уровнях происходит искусственное торможение такого процесса, а кое-кто все чаще использует слово «саботаж». Причина? Во-первых, стандарты НАТО — это повышение требований к украинским генералам, что также должно заставить их бить себя же по затылку. Во-вторых, у многих возникает подозрение, что руководство государства до сих пор боится разозлить Кремль по принципу «как бы чего не вышло». С другой стороны, и в большинстве СМИ, и в официальных выступлениях не содержится подробного разъяснения нюансов вопроса такой интеграции, что дает повод спекулировать на этой теме так же, как в свое время шли спекуляции относительно ядерного разоружения без квалифицированного сопровождения.

КОММЕНТАРИИ

«В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ИДЕТ ОЧЕНЬ ИНТЕНСИВНАЯ ПРАКТИЧЕСКАЯ РАБОТА ПО СООТВЕТСТВИЮ НАШЕЙ АРМИИ СТАНДАРТАМ НАТО»

Леонид ГОЛОПАТЮК, начальник Главного управления военного сотрудничества и миротворческих операций Генерального штаба Вооруженных Сил Украины:

— Сама идея созыва трех комитетов Верховной Рады относительно вопросов сектора безопасности с приглашением представителей силовых структур — явление исключительное. Ничего подобного до этого не было. Такие события напрягают ответственных лиц. Парламентский и гражданский контроль над силовыми структурами должен быть. Проблема безопасности комплексна, и здесь важно понимать, что в вопросе интеграции в НАТО военная составляющая занимает 20%. Речь идет о реформировании страны и общества в целом. Конечно, на западе речь шла, прежде всего, об обороне. К сожалению, в обществе мало понимания всех особенностей этого процесса. Есть тенденция подгонять, чтобы интегрироваться в НАТО как можно быстрее. Силы спецопераций, например, создавались в США 20 лет. Мы же, если сравнивать с опытом других стран, продвигаемся и в этой сфере, и вообще в реформировании сектора безопасности очень быстро. Нас к этому вынудила война, объективная реальность. И в настоящее время идет очень интенсивная практическая работа по соответствию стандартам НАТО нашей армии. Причем, учимся не только мы у них, но и они у нас. Более того, не стоит рассматривать членство в НАТО как окончательную цель. Такое членство является только этапом в обеспечении безопасности государства. В настоящее время наша задача — достижение критериев НАТО, которые позволят укрепить нашу оборону. И также нужно отметить то, что сотрудничество с НАТО не ограничивается предоставлением Украине оружия. Это более широкий спектр сотрудничества.

Конечно, много потеряно времени еще с того момента, как Кучма дал Медведчуку задание исключить вопрос интеграции в НАТО из Военной доктрины. Жаль, но я убеждаюсь в том, что в обществе существует слабое понимание этих нюансов. Для этого необходимо усилить работу с населением, растолковывать им, в чем заключается сотрудничество с НАТО, что необходимо делать для развития обороны и тому подобное.

«ЕСТЬ ОЧЕНЬ МНОГО ПРОБЛЕМ В ТЕМПАХ РЕФОРМЫ СЕКТОРА БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНЫ»

Анна ГОПКО, народный депутат, глава комитета Верховной Рады Украины по иностранным делам:

— Состоялось совместное заседание двух комитетов — по иностранным делам и заграничной интеграции. Мы пригласили также комитет по вопросам национальной безопасности и обороны и постоянную делегацию ВРУ в парламентской ассамблее НАТО относительно комплексного сотрудничества Украина-НАТО. В прошлом году после посещений немецкого учебного центра мы поняли, что в Германии существует мощный парламентский контроль над осуществлением реформ в сфере безопасности и обороны. Следовательно, было решено объединять усилия с комитетом по евроинтеграции, нацбезопасности для того, чтобы смотреть, насколько происходит сдвиг Украины на пути к евроатлантической интеграции. На заседание мы пригласили и иностранных участников. Депутатам много помогают из посольств США, Великобритании, из офиса связи НАТО в Украине. Были представители от Норвегии, Болгарии, Чехии, Польши.

Есть очень много проблем в темпах реформы сектора безопасности и обороны. Такое заседание парламентского контроля мы уже проводили 9 декабря и увидели вялую координацию между разными силовыми и безопасностными органами. В среду для нас важно было заслушать информацию о подготовке годовой Национальной программы сотрудничества Украина-НАТО на 2016 год в контексте достижения Украиной соответствия критериям членства. Выяснилось, что 16 декабря настоящий документ был направлен на подпись Президенту, и мы ожидаем, чтобы Президент подписал годовую Национальную программу сотрудничества Украина-НАТО на 2016 год. К сожалению, до сих пор это не сделано. Представитель МИД сказал, что они со своей стороны все для этого сделали. Так же еще летом RAND Corporation сделала свое исследование относительно реформы сектора безопасности и обороны. До сих пор настоящий документ лежит в СНБО и не вышел в публичную сферу.

Депутатам важно было заслушать, какие же есть реальные сдвиги в этом плане. Где концепция развития Вооруженных сил Украины на период до 2020 года и, соответственно, переход к стандартам НАТО? Где концепция развития сектора безопасности и обороны Украины и стратегической оборонной бюллетеня с учетом замечаний экспертов НАТО? На каком этапе находится реформирование правоохранительных и разведывательных органов, оборонно-промышленного комплекса? Соответствие критериям НАТО заключается не только в военной сфере. Это касается и права, и политических институций, и экономических стандартов. Западные партнеры часто говорят об отсутствии быстрой коммуникации и даже об определенном саботаже. Отдельный вопрос, который мы поднимали, это был вопрос программы НАТО относительно разминирования территорий. Ведь это является одним из приоритетов на востоке Украины.

Стоит отметить, что Польша уже подала позитивный сигнал относительно того, чтобы страны-члены НАТО дали согласие на приглашение Украины на саммит НАТО, который состоится в июле в Варшаве. Ключевой вопрос, который я поднимала вчера во время выступлений, касался того, что Украина до сих пор не назначила нашего посла в представительстве НАТО в Брюсселе. Равно как и в ЕС нет нашего представителя, и в остальных 16 странах мира, которые являются очень важными для нас для лоббирования наших интересов.

Главный момент, который для нас очень важный, — это повышение координации между Генштабом, Минобороны, МИД. Ведь они между собой не координируются в написании концепций, утверждении годовых планов. Нужно соответствие единой стратегии.

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ