Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

На грани реальности

«Хлеба и зрелищ», говорите? Зрелища нам гарантированы, а вот когда будет заработанный хлеб?
13 декабря, 2018 - 11:09

Нам еще столько нужно учиться, еще так много кругов ада пройти... Ленту новостей трудно назвать театром абсурда, это что-то намного хуже. Когда тебе только 20 лет, а мысленно хаос, сплошное безвыходное положение, и конца-края не видно. Если кому-то события, наподобие фееричного возобновления на должности Насирова, новые результаты соцопросов «Кто кого перегоняет» или же приближение Объединительного собора, кажутся далекими и совсем не причастными к их житейским проблемам, то, например, меня сегодня задевает все. Особенно, семьдесят шахтеров в моем родном городе, которые спустились в шахту и планируют там оставаться, пока им не выплатят задолженную с октября зарплату.

Для Червонограда такая новость  привычна. Шахтеры периодически перекрывают дороги, ездят под Кабмин и стук их касок отнюдь не помогает. Их жизнь — режим ожидания зарплаты. А вот когда средства все же поступают, то к банкоматам образуются длиннющие очереди, а в продуктовых магазинах пустеют прилавки. Город оживает. В таких случаях начинаешь понимать цену человеческого достоинства, потому что это не только свобода самовыражения, это и возможность обеспечить свои важнейшие потребности. Такое достоинство предлагает государство шахтеру? Горняки работают с устаревшим оборудованием в априори опасных условиях, а иногда банально не могут зайти в продуктовый и купить, чего пожелают. Поэтому они и едут на заработки в Польшу или даже в РФ, иногда вместо своих отпусков, молодежь не хочет лезть в шахту, а такими темпами сам город станет привидением.

У меня эта проблема вызывает боль, потому что у меня отец — шахтер. В детстве я не осознавала, что собой представляет его профессия, насколько она тяжела и ответственна. Знала, что под землей, видела, как пришивал себе на рабочие штаны наколенники, ходил в разные смены, и трудно было запомнить, на который же час ему на работу. Только недавно съездила на шахту. Под землю не спускалась, мне бы и не разрешили, но атмосферой прониклась.

— Страшно здесь!

— Ты чего? Что же здесь страшного...

Для них это рутина, а для тебя какой-то непостижимый подвиг. Все эти люди обычные, рядовые украинцы, у них есть семьи и дети, которые, наверное, также не могут запомнить, в котором часу начинается вторая папина смена.

Кажется, украинские шахты никому не нужны, а вот за «кухонными» разговорами горняк с 20-летним стажем скажет вам, что развитие угольной отрасли — это энергетическая безопасность государства. Но вместо инвестиций и модернизации, миллиардная задолженность зарплаты.

Пока у меня перед глазами шахтные копры и сквозняк, который я почувствовала на себе, пока прогуливалась по шахте на-гора, в настоящее время под землей 70 горняков, министр часть их денег направляет «на другие цели». И будто бы все как всегда, по стандартному сценарию, и тем, кто не знает, что такое шахта и горняки, проблема кажется далекой и не совсем важной. Просто для кого-то такая жизнь на грани реальности...

Юлия ДОВГАЙЧУК
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ