Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

О терминологической точности,

или Зачем власти нужны невежды?
11 апреля, 2013 - 12:27
ВЛАДИМИР ЛИТОВЧЕНКО
МАКСИМ СТРИХА

В последнее время наше общество накрыла настоящая волна невежества — в быту, в медицине, в мировоззрении и тому подобное. Причинами этого стали резкое падение образовательного уровня людей, обнищание целых слоев населения и маргинализация научной интеллигенции, которая из специфической, но по-своему поддерживаемой государством «прослойки» во времена СССР превращается в униженную социальную группу, существование которой не замечают ни элиты, ни медиа.

Последствия торжества невежд в стране ХХІ века, перегруженной сложнотехническими объектами, уже через несколько лет неминуемо проявятся не только окончательным исчезновением профессиональных инженеров и медиков, но и многочисленными техногенными катастрофами разного уровня. К сожалению, действующая власть фактически ничего не делает для того, чтобы предотвратить подобную перспективу. А среди ученых и педагогов ходит печальная шутка: сегодняшнее министерство образования и науки (которое по логике должно было бы противостоять невежеству) у нас следует переименовать в министерство ликвидации образования и науки. Примечательно, что это министерство и не думало возражать, когда и без того мизерные средства на фундаментальные и прикладные исследования в университетах в этом году сократили еще на 11%.

Обеспокоенность каждого нормального человека вызывает и общая ситуация в гуманитарной сфере. УIII съезд Украинского физического общества — профессиональной ассоциации ученых и преподавателей физики — в своей резолюции недавно записал: «Принятие нового языкового законодательства, против которого выступали ведущие ученые НАН Украины и университетов, уже привело к существенному сокращению использования украинского языка в сфере науки и образования. В таких условиях УФО считает своей задачей способствовать развитию современной украинской научной терминологии, сохранению украинского языка как рабочего инструмента научного труда, преподавания физических дисциплин и популяризации научных знаний».

Говорим об этом потому, что в последнее время мы все чаще сталкиваемся с еще одним проявлением общественного невежества (точнее — манипуляции на невежестве масс): с произвольным передергиванием понятий в лексиконе властных элит. Сегодня в среде правящей партии и ее верных союзников — коммунистов стало модно клеймить «фашизм». Одесский мэр даже объявил о создании каких-то «отрядов самообороны» по борьбе с «фашистами».

Не сомневаясь в серьезности намерений п.Костусева искоренить «фашизм» в вверенном ему городе, научной точности ради все же поинтересуемся: кто такие «фашисты»? Академический «Словарь украинского языка» (т. Х, 1979) разъясняет: это «сторонники фашизма, члены фашистской организации». Немного выше приводится в нем и дефиниция «фашизма»: «политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империалистической буржуазии, а также террористическая диктатура монополистического капитала, для которой характерным является разнузданный шовинизм, расизм, уничтожение демократических свобод, развязывания захватнических войн».

Современный «Универсальный словарь-энциклопедия» (изданный с благословения Министерства образования и науки в 2003 году, следовательно, при президенте Л.Кучме и премьере В.Януковиче) дает несколько иное толкование: «Фашизм — тоталитарная форма правления, введенная в 1922 году в Италии Бенито Муссолини. Предусматривает диктатуру и культ вождя, подчинение ему политической элиты, ликвидацию оппозиции, парламента, институтов самоуправления и всех нефашистских партий, вмешательство во все формы общественной жизни при сохранении свободного рыночного хозяйства и частной собственности. Современным проявлением фашизма является неофашизм».

Понятно, что возможно и применение слова «фашисты» в расширенном толковании, — относительно любой силы, которая хочет установить диктатуру и культ вождя, ликвидировать оппозицию, парламент, институты самоуправления и все остальные партии, пытается вмешиваться во все формы общественной жизни.

Насколько же корректно называть «фашистами» тех одесситов (и других жителей Востока и Юга — ситуация в Луганске, Харькове или в Крыму сегодня мало чем отличается от одесской), которые имеют наглость не только тайком разговаривать на своем языке где-то на кухне (это власти, может, и стерпели бы), а еще и «вызывающе» заявлять о неотъемлемом праве получать на этом же языке школьное и высшее образование, пользоваться им на работе и при общении с местной властью, слышать его в театре и в кино, покупать на нем прессу и тому подобное? (По свидетельству одесских коллег, местные власти уже воспринимают внепартийного, но принципиально украиноязычного университетского профессора почти как активиста «Свободы»).

Это каждый читатель решит сам для себя. Очевидно одно: этих людей трудно назвать «разнузданными шовинистами» (в смысле толкования «Словаря украинского языка»). А вот те, кто сегодня пристально следит, чтобы на газетной раскладке в Одессе не появилось, не приведи господи, хотя бы одно украиноязычное издание (или чтобы мэру не подали на рассмотрение хотя бы один украиноязычный документ — такое, по сообщениям прессы, п.Костусев решительно запретил еще при вступлении в должность), подпадают под определение «разнузданных шовинистов» на все сто процентов. Если, конечно, тот, кто оценивает, наделен хотя бы минимальной объективностью.

Возможно, наш читатель в то же время задумается и над тем, не напоминает ли ему вышеприведенный перечень из «Универсального словаря-энциклопедии» (установление диктатуры и культа вождя, ликвидация оппозиции, парламента и институтов самоуправления, вмешательство во все формы общественной жизни и тому подобное) повседневную практику деятельности той известной всем политической силы, из среды которой сегодня чаще всего звучат призывы «бороться с фашистами»? И, если этот читатель наделен хотя бы минимальной способностью анализировать, он непременно скажет: да, напоминает. Наверное, в голову ему тогда придет и слово, которым словари обозначают такую совокупность признаков.

Но, прежде чем задуматься, этот читатель должен будет в первую очередь открыть словари, чтобы выяснить для себя точное значение слов. Тот, кто воспринимает слова просто на уровне эмоционально окрашенных ярлыков, задумываться ни над чем не станет. Так, может, власти и культивируют невежество вполне сознательно, — чтобы нежелательные вопросы просто не приходили людям в голову?

Владимир ЛИТОВЧЕНКО, президент Украинского физического общества. Максим СТРИХА, вице-президент АН Высшей школы Украины
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ