Сложно подвести человека к пониманию какого-либо явления, когда его плата зависит от непонимания этого явления.
Эптон Билл Синклер, американский писатель, журналист

Тайны Секирной горы

30 октября, 2007 - 18:25
НАХОДКИ НА СЕКИРНОЙ ГОРЕ / ДОРОГА К ЦЕРКВИ ВОЗНЕСЕНИЯ

На Соловецких островах находится Секирная гора — жемчужина северной природы, удивительно красивое место, в котором надо вести себя... как на кладбище. Летом склоны изобилуют ягодами черники, но их не стоит собирать. Цветами и грибами можно только любоваться. Ни кричать, ни петь в заповедном лесу нельзя — не нужно тревожить покой мертвых.

Лист календаря с датой 3 ноября 2007 года навеял воспоминания о событиях десятилетней давности... Архангельск. Региональное управление Федеральной службы безопасности России. В отделе работы с архивными фондами листаю старые лагерные дела 1930-х годов. Среди пожелтевших томов — «альбом» протоколов заседаний особой тройки Управления НКВД СССР по Ленинградский области. В протоколе от 9 октября 1937-го №83 фамилии обвиняемых — ученых, писателей, работников культуры, государственных деятелей: Атаманюк-Яблуненко, Вороный, Эпик, Зеров, Ирчан, Крушельницкий, Кулиш, Курбас, Лозинский, Павлушков, Пидмогильный, Полищук, Полоз, Рудницкий, Слисаренко, Яворский, Яловой... Элита «Расстрелянного Возрождения». В том же «альбоме» — обвиненные в политических преступлениях россияне, поляки, грузины... Православные, католики, мусульмане... Интеллигенция, крестьяне, рабочие... Двести шестьдесят шесть фамилий только в одном протоколе.

Семьдесят лет назад этот и ему подобные документы приобрели убийственную силу.

МЕСТО РАССТРЕЛА НЕИЗВЕСТНО

Под каждым именем в разбивку большими буквами машинистка выстукивала слово-приговор: «РАССТРЕЛЯТЬ». Скрепили длинный, на 58 страниц, список предопределенных узников Соловецкой тюрьмы особого назначения (СТОН) подписи членов особой тройки: Заковский, Гарин, Позерн.

По протоколу № 83 надлежало казнить в одном из дел «134 человека украинских буржуазных националистов, осужденных на разные сроки за к-р. (контрреволюционную, — Авт. ), националистическую, шпионскую и террористическую деятельность на Украине, которые, оставаясь на прежних к-р. позициях, продолжая к-р. шпионскую, террористическую деятельность, создали к-р. организацию «Всеукраинский центральный блок». Знали палачи, знали и жертвы: не было в Соловецкой тюрьме этого «блока». Но были среди узников сильные духом, которые не воспринимали имперской власти и коммунистической идеологии. Были сознательные борцы, патриоты, достойные сыновья и дочери своего народа. По другую сторону тюремной решетки и колючей проволоки были приняты Москвой решения относительно чистки советского общества от «контры». Были лимиты на репрессии по I и II категории (I — расстрел, II — заключение). И был «вооруженный отряд коммунистической партии» — органы ВЧК-ГПУ- НКВД, исполнители решений кремлевской верхушки.

Расстрельных протоколов только в октябре 1937-го по Соловецкой тюрьме было пять — на 1116 лиц. Из них, как известно, 1111 убито в урочище Сандармох вблизи Медвежьегорска (Карелия) в период с 27 октября по 4 ноября. «Украинским буржуазным националистам», перечисленным в протоколе № 83, приговор привели в исполнение 3 ноября. Еще два больших этапа СТОНа (и в них также были наши земляки) расстреляно в декабре 1937-го и феврале 1938-го. Места двух последних казней исследователи доныне пытаются найти возле Санкт-Петербурга (Ржевский полигон, пустошь Койранкангас) и на самом архипелаге, который административно принадлежит ныне к Приморскому району Архангельской области.

По заказу Соловецкого музея- заповедника, экспедиция Карельской региональной общественной организации «Академия социально-правовой защиты» в июле—августе 2006 года провела поисково- исследовательские работы в различных местах самого большего из беломорских островов. Вблизи церкви Вознесения, где когда-то содержался лагерный штрафной изолятор, на территории Сикирной горы руководитель экспедиции Юрий Дмитриев и его помощник, писатель из Петрозаводска Василий Фирсов в лесу шурфовали подозрительные провалы почвы в поисках возможных погребений или мест расстрелов 1920— 1930-х годов. Несколько найти удалось (об этом речь будет идти далее), но и до сих пор, к сожалению, нет ответа на вопросы, куда же расстрельная команда дела тела почти двух сотен узников — жертв массовой казни, совершенной 17 февраля 1938-го.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЗАСТЕНОК

Запись их журналистского дневника 1997 года: «Большой Соловецкий остров. Стоим на вершине Секирки около возведенных стен церкви Вознесения... От подножия сюда ведет каменистая тропа — ветка лесной дороги, которая бежит от поселка Соловецкого на север. Согласно средневековой легенде, именно на этой горе ангелы образумели жену рыбака-карела — высекли женщину, чтобы запомнила волю Божью: право владеть островами имеют только монахи. После той «первой крови» на Секирке доказывали волю своих вождей другие обладатели этих островов — чекисты...»

Строители коммунизма в святых местах истязали и казнили, «железной рукой загоняя человечество в счастье». На легендарной горе штрафных секли не по-ангельски. Один из начальников лагеря приезжал сюда развлекаться — пострелять узников. Над людьми издевались: «ставили на пеньки» — голыми под облака комаров. Заставляли сидеть на «жердинках» (деревянных насестах), а обессиленных, которые падали, беспощадно били. Спасаясь от сильных морозов, штрафные в храме ложились спать штабелями и не все, кто оказывался в нижних рядах, доживали до утра...

Украинские паломники, которые ежегодно посещают Соловки и поминают убиенных, установили крест на обочине дороги у подножия горы. Во время поездки делегации украинской общественности в этом году к Беломорью отец Владимир, настоятель Покровской церкви, которая находится в Киеве на Подоле, смог показать землякам только углубление в земле, где когда- то стоял крест... «Не всем нравится, что в местах погребений люди разных вероисповеданий устанавливают православные символы, — объяснила сотрудница музея-заповедника Ольга Бочкарева. На склоне есть один поклонный крест и этого, считается, достаточно.

Искатель Юрий Дмитриев, который в 2005—2006 годах работал на Секирке, рассказал, что 19 июля 2006 года (на сайте www.solovki-monastyr.ru указана дата — 20 июля) была обнаружена яма с останками 26 людей. Кости лежали беспорядочно, несколькими слоями. На части черепов остались следы входных отверстий от пуль. В яме найдены также гильзы (одна из них от «браунинга»), несколько пистолетных пуль и неметаллические бытовые вещи — обувь, пуговицы, расческа. В тот же день искатели-исследователи, осмотрев и описав обнаруженные останки, после панихиды, которую отслужили насельники Свято-Вознесенского скита, опустили кости в двух гробах в яму, место раскопа засыпали землей.

«Захоронения были обнаружены 20 июля, — пишет автор публикации на официальном сайте Спасо-Преображенского Соловецкого мужского монастыря, — Это значительный день в истории Соловецкой обители. В этот день в 1854 году монастырь подвергся обстрелу двух английских судов. Обитель выстояла под ураганным огнем, который, по словам английского капитана, мог бы разрушить несколько городов средней величины. Когда последнее вражеское ядро пробило икону Божьей Матери «Знамение», находящуюся над входом в Спасо-Преображенский собор, обстрел сразу прекратился. Пресвятая Богородица приняла на себя последний удар, вымолив у Своего Сына спасение обители от разрушения и поругания. Об этом говорил пробитый, простреленный лик над входом в главный храм. И совсем не случайно именно в этот день были найдены останки соловецких мучеников с прострелянными навылет головами».

Следует добавить, что в другие дни в других местах раскопок на Секирке те самые карельские искатели обнаружили еще несколько ям, заполненных трупами людей со следами насильственной смерти (выстрелы огнестрельным оружием в затылок).

ЛАГЕРНОЕ ЗАЗЕРКАЛЬЕ

В письмах, воспоминаниях, архивных документах исследователям нередко открываются факты, в реальность которых трудно поверить. Известный ученый, организатор Единой гидрометслужбы СССР профессор Алексей Вангенгейм, голландец по происхождению, только на четвертый год заключения в Соловецком лагере добился наконец ответа на вопросы, по какой статье он обвинен.

На Секирке в изоляторе пришлось сидеть украинцу Николаю Павлушкову. Вместе с другими фигурантами сфальсифицированного ГПУ уголовного дела его осудили в Харькове до 10 лет лишения свободы за участие в мифической организации «Союз освобождения Украины». В этом процессе СВУ, как писала в 1930 году газета «Большевик Украины», пролетарский суд судил «весь украинский национализм, националистические партии их идеи буржуазной самостоятельности, независимости Украины». Попав в лагерь, 30-летний узник через семь месяцев послал заявление в Коллегию ОГПУ СССР (апрель 1934 года): «Лишь с переводом нашего изолятора с горы Секирной в Савватьево жизненные условия для меня приобрели приемлемый характер». Но в условиях безграничного произвола пролетарских «воспитателей» эта «приемлемость» была относительной: Павлушкову не давали возможности ни переписываться, ни видеться со своими близкими. Его и других узников сначала «кормили» обещаниями, говорили, что зимой плохая связь с материком.

«Ведь я же прибыл в Соловки за два с половиной месяца до закрытия навигации, — возмущался Павлушков. —...Ведь была же возможность доставить на самолете партию посылок, когда появилась потребность вручить содержащейся вместе со мной группе поляков-ксендзов рождественские и пасхальные подарки!

Ведь был же по какой-то случайности доставлен моему сопроцесснику профессору Удовенко денежный перевод!..

Я заявляю, что больше терпеть подобного положения не могу».

Павлушков, защищая собственные права, объявил голодовку и только на 18-й день протеста узнал, что переписываться ему запрещено. Кем, когда и почему запрещено — никто не объяснил. Ничего не изменилось в его судьбе и через год. В заявлении начальнику 3-го отдела Беломорско-Балтийского комбината НКВД Перцову узник Павлушков написал: «... Я снова обращаюсь к Вам с тот же просьбой: ликвидировать наконец это невыносимое положение...». Положение «исправили» в годы Большого террора: ликвидировав и Николая Павлушкова, и Алексея Вангенгейма, и более чем 1800 других политзаключенных-соловчан...

Массовые расстрелы в начале ноября 1937-го предшествовали празднованию юбилея — 20-летия большевистского октябрьского переворота. «Власть соловецкая» была олицетворением власти имперской с порочной коммунистической идеологией. В независимой Украине должны помнить об этом — о Сикирной горе, Сандармохе, Быковне, о сибирях и магаданах, о Голодоморе-геноциде, о кошмарах террора и политического варварства. Помнить, чтобы предотвратить опасность повторений.

Президент Украины Виктор Ющенко в Указе № 431/2007 «О мероприятиях в связи с 70-й годовщиной Большого террора — массовых политических репрессий 1937—1938 годов» обязал Совет министров АР Крым, областные, Киевскую и Севастопольскую городские государственные администрации обеспечить проведение 3—4 ноября 2007 года траурных митингов в местах погребений жертв репрессий, церемоний возложения венков к памятникам и тому подобное. Одно из таких мероприятий — панихиду и митинг — столичная общественность проводит в Киеве 2 ноября в 17.00 на перекрестке улиц Пушкинской и Прорезной — около памятника Лесю Курбасу. По традиции, кто не сможет прийти — ставит свечу дома.

Сергей ШЕВЧЕНКО, заслуженный журналист Украины. Фото автора и Юрия ДМИТРИЕВА
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ