Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Требовалось продолжить праздник

Нынешний день Военно-морского флота в Санкт-Петербурге отмечали особенно пышно. Но что на самом деле представляют собой российский ВМФ?
31 июля, 2018 - 11:27
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Требовалось продолжить праздник, начатый мундиалем, и если не хлебом, то зрелищами отвлечь народ от суровой реальности, заключающейся в грядущем повышении налогов и пенсионного возраста. Основные торжества были в Петербурге, где президент Владимир Путин с борта катера произнес духоподъемную речь, в то время как суда помельче прошли парадным строем по Неве, а суда покрупнее, включая корвет, фрегат и атомную подводную лодку, сделали то же самое на кронштадтском рейде.

Доверчивых иностранных корреспондентов уверяли, что им демонстрируют новейшие образцы российской военно-морской и авиационной техники (в небе красочное шоу представили зрителям авиация Западного военного округа и Северного флота). И они-таки по незнанию поверили. Например, корреспондент американского телеканала CNN Фредерик Пляйтген заявил, что вот этим парадом России напоминает миру о том, что она — мощная военная держава. И добавил: «Думаю, что среди прочего русские показывают этими армейскими учениями и, особенно, сегодняшним парадом, демонстрацией морской мощи, что вы можете налаживать с нами отношения, но вы должны понимать, что мы по-прежнему очень сильная военная держава. Иными словами, русские говорят, что с одной стороны они хотят улучшения отношений — этого сейчас очень сложно добиться, — но с другой стороны они показывают, что их силы постоянно модернизируются».

А Путин сказал правильные слова насчет того, что «честь и отвага, верность долгу, присяге были и остаются основой блистательных побед наших военных моряков. Вот уже более трёх столетий отечественный флот утверждает статус России как мощной морской державы, способной непреклонно отстаивать свои национальные интересы, защищать родную землю». Звучит вроде красиво, только вот, если вдуматься, свою последнюю победу российский военно-морской флот одержал аж 165 лет назад — в 1853 году над турками у Синопа. С тех пор был разгром флота в русско-японской войне и в целом малоудачные действия в Первой и, особенно, во Второй мировой войне, когда последнее крупное сражение на море завершилось потоплением люфтваффе двух советских эсминцев и лидера у берегов Крыма в октябре 1943 года. Как в советских, так и в современных российских вооруженных силах флот, как правило, смотрелся в качестве дорогой, но не слишком полезной игрушки, на которую приходилось тратить уйму денег без видимой отдачи.

Путин также утверждал, что «преданность Отечеству... вдохновляла корабелов и судостроителей на достижение новых вершин инженерной мысли... Мы по праву гордимся нашим военно-морским флотом, нашими военно-морскими силами, их высочайшим уровнем боеготовности, стратегическими, тактическими и оперативными возможностями, силой и красотой нашего родного флота». А на приеме по случаю Дня Военно-морского флота президент бодро отрапортовал: «В этом году на флот уже поступило четыре надводных корабля, один противодиверсионный катер и три судна обеспечения. Всего же за 2018 год флот должен получить 26 новых кораблей, катеров и судов, в том числе четыре корабля с ракетным комплексом «Калибр»».

На самом деле за этими громкими словами практически ничего реального не стоит. Те мелкие суда, которыми пополняется российский флот, хорошо использовать только против таких противников, которые не располагают сколько-нибудь серьезной системой противокорабельной обороны, например, против сирийских повстанцев (интересно было бы знать, что за зверь такой «противодиверсионный катер»). Фактически вся мощь современного российского военно-морского флота сводится к его атомным подводным лодкам, оснащенным стратегическими ракетами с термоядерными боеголовками. Это то, что реально внушает страх потенциальным противникам, несмотря на то, что по уровню шумности, равно как и по уровню подготовки экипажей, российские подлодки значительно уступают американским аналогам. Следовательно, велика вероятность, что в случае реальной войны тот же «Орел» или «Юрий Долгорукий» будут замечены и нейтрализованы еще до того, как они успеют запустить ракеты. И не факт, конечно, памятую последние достижения «Роскосмоса», что из числа запущенных российских ракет все достигнут цели. Просто того числа ракет, которые долетят до Америки и Европы, все равно хватит, чтобы нанести неприятелю неприемлемый для него ущерб.

За пределами же своей ракетно-ядерной компоненты российский флот, конечно, в состоянии справиться с флотами Украины или Грузии, но никак не с флотами держав НАТО, которым он безнадежно проигрывает по всем статьям. Характерны продолжающиеся уже четверть века разговоры о необходимости для России иметь ударные авианосцы. Особенно нелепо они звучат сейчас, когда единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов» встал на многолетний ремонт, и, следовательно, летчикам негде будет отрабатывать взлет и, главное, посадку на авианосец. Возможность российской промышленности построить атомный авианосец ударного типа вызывает большие сомнения, но в любом случае постройка такого корабля в России займет 20—25 лет. И к моменту своего ввода он гарантированно превратиться в дорогую и бесполезную игрушку, поскольку не будет пилотов, способных сажать самолеты на авианосец. Проблема решалась бы, если бы Россия сначала строила небольшие эскортные авианосцы. Да вот беда, из-за немногочисленности торгового флота России и небольшого объема морской торговли им было бы нечего эскортировать. А без ударных авианосцев российскому военному флоту в мировом океане делать нечего. И американские адмиралы, в отличие от журналистов, насчет его реальной боеспособности не заблуждаются.

И, как водится, военно-морской парад не обошелся без досадных происшествий. Во время прохода по Неве десантный катер врезался в опору моста. К счастью, удар пришелся по касательной, сколько-нибудь серьезных повреждений ни мост, ни катер не получили, а экипаж последнего отделался легким испугом. Но российские адмиралы стали категорически отрицать, что какие-либо происшествия во время парада в Петербурге вообще имели место. Здесь сказалась давняя традиция российского офицерства и генералитета врать всем, и прежде всего собственному начальству, равно как и потенциальным противникам и союзникам. Но, на беду адмиралов, на этот раз инцидент с катером попал в камеру корреспондента российского пропагандистского канала RT. Так что адмиральская ложь была очень быстро разоблачена перед всем миром.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments