Поэзия - это величайшая форма, в которую может воплотиться человеческая мысль
Альфонс де Ламартин, французский поэт, историк и политический деятель

Виктор КАПУСТИН: Налоговое законодательство должно исключить произвол

8 августа, 2002 - 00:00

Парламентские каникулы, как оказалось после беседы с первым заместителем Комитета по финансам и банковской деятельности Виктором Капустиным, — термин весьма относительный. Во всяком случае, народного депутата Капустина, несмотря на августовскую жару, нам удалось застать на рабочем месте, буквально заваленном законопроектами (по словам Капустина, сейчас их 73, а в сентябре добавится еще около 40), стоящими в очереди на парламентский «суд». Но сначала свое заключение по ним должен дать комитет, по утверждению Капустина, исходящий при этом, несмотря на пестрый политический состав, только «из прагматической ситуации». И все же было бы наивным надеяться, что этот слепок парламентской колоды, состоящий из представителей различных политических сил, сможет продемонстрировать единый подход при обсуждении всех законопроектов. Капустин это подтверждает и говорит: «Хотя в комитете большинство составляют сторонники рыночного развития, но пока что идет так называемая психологическая притирка. Нормальным рабочим органом комитет станет к октябрю», — прогнозирует Капустин. Что касается, казалось бы, неизбежного политического воздействия на этот чисто экономический комитет, то заместитель его руководителя утверждает: до каникул никакого давления не было, не будет и впоследствии. В руководстве комитета (председатель — Сергей Буряк — принадлежит к «Единой Украине», первый зам — к «Нашей Украине»), нет никаких разногласий по законопроектам, проходящим через комитет, уверен Капустин: «Каждый понимает — это нужно сделать». Внимание комитета сейчас сосредоточено на самых главных законопроектах. По словам Капустина, в сентябре нужно провести повторное первое чтение закона о налогообложении физических лиц, второе чтение закона о налогообложении предприятий, еще раз рассмотреть Налоговый кодекс, пакет законов о банках. Сейчас члены комитета, разбившись на группы, работают по этим вопросам с представителями Кабмина, Минфина, Минэкономики, Нацбанка, Ассоциации украинских банков, участниками фондового рынка... Словом, комитет — это именно то место, куда в период каникулярного политического затишья продолжает стекаться, по крайней мере, экономическая информация. Поэтому первый вопрос «Дня» затронул одну из наиболее волнующих сегодня наше общество тем.

— В стране сейчас идет принципиальная дискуссия по предложению Минэкономики об эмиссии 3,5 млрд. грн. на поддержку инновационных проектов. Как вы относитесь к этой идее? В чем заключаются ее положительные стороны и риски?

— Ходят разные разговоры на этот счет. Их источник — действительно, министерство экономики, а причина — сложная ситуация с государственным бюджетом. На самом деле, по моему мнению, речь не идет о реализации инвестиционных проектов. Просто готовится эмиссия в размере 3,5 миллиарда для покрытия фактического дефицита госбюджета. Исходя из существующей динамики, возможное недополучение бюджетных средств достигнет 6 миллиардов гривен. Это самым серьезным образом скажется на выполнении различных бюджетных программ. Поэтому изыскиваются более или менее завуалированные способы эту брешь закрыть, в частности, под видом эмиссии для поддержания инновационной деятельности. Но существуют и другие идеи. Уменьшить бюджетный дефицит можно было бы путем роста других бюджетных поступлений. Почему намеченный объем приватизации выполнен за пять месяцев аж на 5,6% к годовому объему? Можно бы нарастить этот показатель. Правда, шансов на это особых нет. В Фонде госимущества считают, что больше одного миллиарда не получить, хотя задание предусматривало почти в шесть раз больше.

Эмиссия несет с собой немалые риски для экономики. Попав в оборот прямо с печатного станка, эти необеспеченные товарами деньги в первую очередь угрожают стране инфляцией. Конечно, за первое полугодие у нас зафиксирована дефляция, и чтобы ее погасить, небольшая инфляция допустима. Но тогда давайте называть вещи своими именами. Нужно говорить не об инновационных целях, а о регулируемой эмиссии, выпускаемой для балансировки бюджета. В результате получим тоже регулируемую, плавную инфляцию и некоторое снижение курса гривни, однако все эти явления под контролем. И нечего объявлять про мифические инновационные проекты. Кто их видел?

Конечно, мировая практика знала такой метод коррекции экономики, как регулируемая инфляция. Никто не говорит, что он в принципе невозможен. Возможно, он даже будет полезен. Контролируемая плавная инфляция — это нормальный процесс, тем более, что в бюджете предусмотрен 5,6 грн. за доллар, тогда как сейчас- то всего 5,3 грн. Главное, чтобы это не вызвало паники на рынке, и если эмиссия будет прозрачной, то нашему рынку ничто не угрожает. В начале года такие явления уже отмечались, однако паники не вызвали. Так что ничего страшного тут нет, но людям следует посмотреть в глаза и сказать: мы закрываем дырку в бюджете, все вместе платим небольшой инфляционный налог и несколько стимулируем экспорт. Зато все получают свои зарплаты, пенсии и другие выплаты из бюджетных программ.

— Одно из ключевых направлений работы нынешнего правительства заключается в стремлении снизить стоимость банковских кредитов. Выдержит ли эту тенденцию украинская банковская система? И в каких дополнительных законодательных актах она нуждается, чтобы обезопасить себя и страну от возможного финансового кризиса?

— Указания из Кабмина в Нацбанк с требованием снизить стоимость банковских кредитов идут уже в течение года. Однако воз, как говорится, и ныне там: процентная ставка не снижается. Рыночные факторы, как оказалось, влияют в обратном направлении, а банки-то как раз работают в настоящей рыночной среде. Поэтому ставки соответствуют реалиям, существующим в этом секторе экономики. Нацбанк уже многократно снижал свою учетную ставку, а кредитные проценты коммерческих банков остаются на уровне 28%. Мне кажется, Нацбанк просто питает некие иллюзии по поводу своих возможностей влиять на стоимость коммерческих банковских кредитов. Его решения по этому вопросу играют лишь какую-то абстрактную ориентирующую роль. Вся проблема здесь в рисках. У банков избыточная ликвидность, т.е. кредитных ресурсов достаточно. Но попробуйте найти хорошего заемщика. Вот банки и компенсируют свои риски более высокими процентными ставками. Кроме того, они не могут снизить ставки по депозитам. Поскольку тогда им не понесут деньги под низкие проценты. Так что банкам в этом плане пока ничто не угрожает — тенденции к снижению ставок не наблюдается. А добиваться положительных сдвигов тут нужно, укрепляя надежность заемщиков. Например, взяв на себя часть ответственности за погашение кредитов в аграрном секторе, государство улучшило позиции банков на этом рынке, поскольку снизило их риски. Так что и в других секторах экономики снижение кредитных процентов последует за повышением надежности заемщиков. А также по мере снижения ставок на депозиты. Но вот тут уже вступает в игру конкуренция между банками. Некоторые из них ее выдержат. Другим придется идти на слияние. Ничего страшного в этом нет. Концентрация банковского капитала Украине необходима. А те банки, что создавались на пустом месте, просто уйдут с рынка — будут поглощены более здоровыми.

— Как вы оцениваете проводимую в Украине валютно-курсовую политику? Достаточно ли сбалансировано она учитывает интересы импортеров и экспортеров? Какие механизмы будет предлагать ваш комитет для того, чтобы на этом поприще не было проколов, отражающихся в конечном счете на наполнении бюджета и, следовательно, выполнении социальных программ?

— В любой курсовой и, если брать шире, — экономической политике вообще, идеала достичь невозможно. Недовольные будут всегда. Мое глубокое убеждение, что нынешняя валютно-курсовая политика хорошо сбалансированная и даже мудрая. Гривня остается стабильной на протяжении долгого времени, и в то же время экспорт растет. Какой еще нужен показатель, чтобы убедиться в сбалансированности валютной политики? Тем не менее, экспортеры нередко еще приходят в Нацбанк. Стучат по столу и говорят: вы нам не даете развивать экспорт. Думается, на это не надо обращать особого внимания — на самом деле экспорт растет, и это говорит о том, что курсовая политика у нас нормальная. А еще мы видим довольно большой лаг между курсом национальной валюты, заложенным в бюджете, и нынешним ее курсом. Такая ситуация открывает прекрасную возможность для регулирования инфляционных процессов, экспорта и развития внутреннего рынка. Любое плавное и прозрачное движение курса гривни в пределах этого лага не будет вредить ни экспорту, ни импорту.

— Считаете ли вы возможным и безопасным запуск механизма инфляции с помощью более активной тарифной политики? Не достигнут ли в этом случае критической черты социальные процессы, ведь в обществе и без того звучит достаточно радикальных призывов?

— Очень не хотелось бы, чтобы этот фактор был решающим. Вероятно, какое-то повышение будет и должно происходить, но не следовало бы допускать, чтобы опора была именно на тарифную политику. С точки зрения поддержания социального мира в стране это было бы неправильно. Мы сегодня находимся как бы на положительном переломе в этом вопросе: средняя заработная плата растет, хоть и незначительно, но повышается уровень жизни населения, и оно уже в большей своей части воспринимает не только тезис о том, что процесс рыночных преобразований необратим, но и о том, что он дает результаты. Поэтому очень не хотелось бы неразумной тарифной политикой влиять на такой психологический настрой. В сиюминутном плане некоторые местные бюджеты, может быть, от этого что-то и получат, но перспектива открывается неприятная. Ведь социальная сфера — очень деликатная область, а наши достижения в ней еще очень слабо закреплены. Так что, по моему мнению, не стоило бы сейчас раскачивать лодку путем таких невзвешенных решений в тарифной политике.

— Осенью одним из основных направлений работы парламента в целом и вашего комитета в частности будет налоговая реформа. Но среди обсуждаемых ее положений есть, по моему мнению, два интересных момента. Во-первых, никто не говорит сегодня о необходимости повысить минимальный уровень налогооблагаемого дохода граждан. Во-вторых, муссируется идея среди других налоговых льгот отменить и единый налог для малого бизнеса, который во многом способствовал его выходу из тени. В каком ключе будет решать эти вопросы комитет?

— Среди бумажных гор на моем столе около пятнадцати налоговых законопроектов, не считая даже Налогового кодекса. Но среди них два имеют ключевое значение: законы о налогообложении предприятий и физических лиц. Они будут рассматриваться в сентябре — октябре. По физическим лицам существует четыре зарегистрированных законопроекта и еще два на подходе. И в каждом из низ разные цифры. Определяющие минимальный уровень налогооблагаемого дохода граждан. Сейчас налог взимается, начиная с 17 гривен. В минфиновском проекте предполагается повысить этот порог до 25 гривен. При обсуждении (мы на комитете дважды занимались этим на протяжении нескольких часов) это вызвало большое возмущение. Не пришли мы пока к консенсусу в отношении шкалы налогообложения граждан. Варианты колеблются (от 20 до 30 процентов), главным образом, в диапазоне дохода от 400 до 1000 гривен. Остальные разночтения можно отрегулировать довольно-таки просто. А вот необлагаемый минимум и упомянутая шкала заставят нас поработать, прежде чем будет выработан компромиссный вариант. Что касается налогообложения предприятий, то чрезвычайную важность будут иметь положения, предусматривающие начисления на зарплату и выплаты в различные фонды, составляющие сейчас от 37 до 42 процентов от фонда зарплаты. Если мы даже уменьшим налог на доходы физических лиц до 10 или 13%, как в России, то это не решит одной из главных задач — не будет способствовать выходу экономики из тени, поскольку решать для себя эту задачу будут не работники, а, главным образом, работодатели. Предприятия все равно будут прятать свои доходы и платить зарплаты в конвертах — уж очень много нужно отдавать в разные фонды и в начисления. Тут нужен очень решительный шаг. Вот в России налог на граждан снизили, а начисления на зарплату остались, и это не дало нужного эффекта. Поэтому мы рассматриваем вариант, при котором начисления будут снижены очень и очень существенно. В сумме эти платежи составят 20 — 25%.

— А за счет чего будут компенсироваться неизбежные, по крайней мере первое время, потери бюджета?

— Это ключевой вопрос, особенно для местных бюджетов. Суммы «выпадающих» из бюджета доходов в разных вариантах различны. По данным Кабмина, это 3 — 3,5 миллиарда гривен, по депутатским вариантам доходит до 7 миллиардов. Падение доходов бюджета будет, по расчетам, продолжаться 8 — 9 месяцев, а затем в связи с ростом базы налогообложения должен начаться подъем... И еще расчет на рост акцизных поступлений в бюджет, поскольку зарплата вырастет. Но это, по моему, довольно абстрактные рассуждения. Сейчас Минфин, да и наши специалисты обсчитывают все возможные варианты... В конце августа мы подведем какой-то итог этой работы. Задача состоит в том, чтобы вывести доходы граждан из тени, не «потеряв» при этом бюджета.

Фактическая отмена единого налога для малого бизнеса была одним из главных моментов, определивших провал в Верховной Раде соответствующего правительственного законопроекта. Решили так: поскольку миллионы людей пользуются сегодня преимуществами этого налога, то его отмена могла бы вызвать просто-таки социальное недовольство. Поэтому было решено вообще исключить все пункты о едином налоге из всех законопроектов. Коллизия решена довольно мудро: отношения в рамках единого налога должны регулироваться другими законопроектами, а там будет видно. Короче говоря, парламент взял в этом вопросе тайм-аут, но общее настроение таково, что единый налог в обозримом будущем должен остаться: как он есть, пусть так и работает — у него перед страной большие заслуги.

— Не думаете ли вы, что в ситуации, когда «налоговая яма» будет угрожать бюджету, налоговая администрация возьмет за правило работать на грани фола и будет использовать несовершенство законодательства для того, чтобы пополнять бюджет за счет незаконных мероприятий? Вроде нынешней ситуации с возвратом НДС экспортерам, заключившим договора на условиях «Инкотермс»...

— Налоговая у нас подчас работает чересчур эффективно: НДС не выплачивается — дальше, как говорится, идти некуда. Но это уже администрирование налогов, которое нам, законодателям, очень сложно регулировать. Что касается нынешнего требования ГНАУ, по которому возмещение НДС становится невозможным в том случае, если переход собственности, согласно договору, состоялся на таможенной территории Украины, то оно просто абсурдно. Поэтому наша задача — подготовить такие законы, которые бы исключили разночтения и в этом, и в других вопросах, и не допускали бы произвола чиновников.

— И последний, ставший уже традиционным почти в каждом интервью, вопрос: будет ли принят бюджет-2003 на новой налоговой базе?

— Мы делаем все возможное для этого. Когда мы поняли, что законопроекты о бюджетообразующих налогах не проходят до каникул, то договорились с министром финансов, что проведем их в сентябре. И люди не уходили в отпуск, старались сдержать слово. Но далеко не все зависит только от нашего комитета. Поэтому правительство, похоже, готовит два варианта бюджета — на старой и на новой налоговых базах. Если упомянутые законы будут приняты вовремя, то, возможно, бюджет будет основываться на них. Мы бы очень этого хотели. Но гарантии пока дать нельзя: к экономике тут очень сильно примешивается политика... Первые две недели сентября станут в этом вопросе решающими.

Беседовал Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments