Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

Внутренне брошенные...

На четвертом году войны у государства до сих пор нет четкой программы по адаптации переселенцев
6 сентября, 2017 - 18:18
ФОТО АНДРЕЯ КРЫМСКОГО

Политический сезон в Верховной Раде традиционно начался митингами и пикетами под ее стенами. В этот раз с начала недели свои акции начали проводить переселенке или, как их официально называют, «внутренне перемещенные лица». По их заявлению, акции эти должны быть системными и регулярными до полного выполнения требований. О самих требованиях — ниже.

Идет четвертый год войны, и, похоже, тема ВПЛ как явления до сих пор не нашла своего конструктивного решения. И это несмотря на то, что в Кабмине уже достаточно долгое время работает целое Министерство по вопросам оккупированных территорий, представители которого периодически выступают в СМИ со странными заявлениями о том, как и когда уйдет Путин из Донбасса. Уже даже заявлено о законопроекте по реинтеграции оккупированных территорий, который опять же в своем названии содержит некий оксюморон: как можно реинтегрировать то, что является оккупированным, то есть украденным? По словам народных избранников, в упомянутом законопроекте остался только один проблемный пункт — тема возможного введения миротворческой миссии ООН. Недавнее желание Путина согласиться с таким развитием событий заставило многих сторонников ввода миротворцев на Донбасс опомниться.

Вместе с тем видим, что более чем миллионная «армия ВПЛ» так и не нашла решения своих проблем в существующей ситуации. Спасение переселенцев стало делом рук самих переселенцев. Они сами ищут жилье, сами находят работу, сами организуются в общественные движения. И тут очень важно, чтобы их беды не использовали пророссийские силы. Речь не только о мизерных выплатах (400-800 грн в месяц, которых не хватает не то что на аренду жилья, но и на питание). Изначально точно непонятно — кем является ВПЛ? Только на первый взгляд кажется, что тут все ясно. Это как с льготными «чернобыльцами», которых в определенный момент стало невероятно много. Вот только проблематика социальная и правовая ВПЛ намного глубже и сложнее, ведь связана с такими объективно существующими явлениями, как война, агрессия РФ и оккупация территорий.

ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

Действительно, существует очень много людей, которые по собственному желанию покинули оккупированные территории. Некоторые даже еще до войны. При этом многие из них возвращаются домой, живут там и даже работают. Как оценить потери такого человека и как выявить его из массы тех, кто не может вернуться в свои дома, которые разрушены, и прочее? Поэтому видим, что ВПЛ имеют свою градацию. Например, человек из оккупированной территории, который проходил службу в ВСУ и принимал участие в АТО, пока не сможет вернуться ни в Луганск, ни в Донецк. Для этих людей нет никакой государственной программы по адаптации на свободной территории (при том, что в Верховной Раде достаточно представителей Донбасса). Только под давлением общественных активистов этих людей хотя бы посчитали (их оказалось несколько тысяч). Вместе с тем пенсионер на оккупированной территории имеет возможность получать сразу две пенсии — украинскую и российскую. Как ни странно, невыплата этой пенсии является неправомерным актом. Да и о какой реинтеграции можно говорить, если украинские граждане будут чувствовать себя брошенными, а паспорт гражданина Украины не будет гарантировать законно заработанную пенсию. Итак, опять путаница, которая требует серьезного рассмотрения.

Опаснейший момент в этой путанице заключается еще и в том, что представители ВПЛ начали употреблять термин «компенсация» и как-то неуверенно добавляют к своим требованиям фразу «агрессия РФ против Украины», предпочитая использовать фразу «вооруженный конфликт на Донбассе». А именно здесь кроется базовый ключевой момент, от которого и должна исходить следующая цепь определений, выводов и требований. Трудно представить себе, чтобы Сталин в 1943 году издавал приказы, связанные с «вооруженным конфликтом в СССР». Та же власть дает повод для подобного люфта в терминах и высказываниях. Компенсировать потери должен тот, кто их нанес — то есть РФ, которая начала войну против Украины. Та путаница с определением АТО, которая изначально должна была проводиться ограниченными силами спецопераций, а не целой армией, разворачивает фон для использования термина «возмещение» в контексте бюджета Украины. Украина, как государство, действительно должна заботиться о своих гражданах и оказывать им целевую помощь, обеспечивать разработку соответствующих программ по адаптации и тому подобное, но не компенсировать (возмещать) убытки, ведь у нас нет внутреннего конфликта.

С другой стороны, даже сами митингующие оказались совершенно неоднородным фронтом, равно как и подготовленные ими законопроекты, но ни один не дошел до цели. Несколько дней митингуют общественные организации, которые существуют на собственные средства, и общественные объединения, которые получают гранты. Заметно даже, что сами активисты в известной степени начали делиться на «донецких» и «луганских». Все это, опять же, требует не просто проведения акций протеста, а особого внимания государства, которое должно было позаботиться о присутствии представителей всех областей и регионов, которых коснулась война и оккупация.

«Мы требуем принять закон, который будет содержать механизм возмещения ущерба с созданием специального фонда, — говорит в комментарии «Дню» адвокат Наталия ЦЕЛОВАЛЬНИЧЕНКО. — Фонд этот должен наполняться за счет средств конфискованного Украиной имущества государства агрессора, юридических лиц РФ, средств граждан РФ, которые имеют отношение к агрессии. Как только Украина сможет «дотянуться» к этим средствам, она должна направить их на упомянутое возмещение убытков ВПЛ. В результате агрессии РФ пострадали не только граждане Украины, но и предприятия, территориальные громады, само государство, ведь вместо того, чтобы тратить средства из бюджета на образование, медицину и тому подобное, Украина вынуждена тратить их на оборону, на борьбу с агрессией РФ, на помощь ВПЛ. К сожалению, есть и те, кто поддерживает инициативы «Оппоблока» и предпочитает сделать вид, что все хорошо, что войны у нас нет, и нужно, как страус, зарыть голову в песок. Председатель Луганской ВГА Юрий Гарбуз вообще сказал, что нам не нужна никакая линия разграничения и что существует стратегия по реинтеграции оккупированных территорий до 2020 года. Следует понимать, что пока российский агрессор не уйдет из оккупированной территории, пока оттуда не уйдут российские войска, ни о какой реинтеграции не может быть и речи. Иначе такая «реинтеграция» будет строиться на условиях, которые загодя будут не выгодны ни государству Украина, ни украинскому народу».

При этом Наталия Целовальниченко не поддерживает так называемую пенсионную «блокаду» украинских граждан на оккупированной территории. Государство, по ее убеждениям, должно создавать механизм для взаимодействия с гражданами. Давно нужно было разделить, кем являются обычные граждане Украины, кем является коллаборанты и кем является агрессор. «Сейчас массово перестали платить пенсии гражданам Украины, отказавшимся от статуса ВПО, — говорит адвокат. — И речь не о проверках. Идет речь о ситуации, когда человек купил небольшой дом или квартиру на свободной территории, зарегистрировался как член местной громады, передал документы в пенсионный фонд о том, что он отказывается от статуса переселенца, чтобы забыть об этом как страшный сон. Пенсионный фонд им ответил, что они все равно должны принести справку переселенца, иначе им не будут платить пенсию, несмотря на то, что у них есть уже штамп о постоянной регистрации в конкретном районе».

Важен еще один момент. С государственными программами относительно переселенцев действительно существует проблема, но на  самом деле западные страны выделяли немалые суммы на эти программы. Так куда же они девались?

Правозащитник Луганской правозащитной группы Сергей ВТУЛОВ в комментарии «Дню» говорит: «Мы проводили специальное расследование относительно того, куда идут средства, которые должны были бы быть направлены на реализацию соответствующих программ по ВПО. Деньги шли на какие-то велосипедные дорожки в прифронтовых территориях, на обучение пенсионеров компьютерной грамоте. Простите, но разве это первоочередные задачи? Переселенец должен чувствовать внимание к себе — это и будет залог реинтеграции. К сожалению, то, что должно было бы быть направлено на решение социальных вопросов переселенцев, превратилось в антисоциальную политику».

«Законопроектов по ВПО на сегодняшний день довольно много, но ни один из них не реализован, — продолжает Сергей Втулов. — Возьмем, например, законопроект об избирательном праве для переселенцев. Появляются активисты, которые этот законопроект разрабатывают за грантовые средства. Нужен ли будет такой законопроект и примут ли его — это уже вопрос второстепенный. Они взяли ВПО, объединили их с трудовыми мигрантами и студентами. Как будто переселенцы не одни такие украинцы, которые переживают трудности и лишаются реализации своего избирательного права. Тем самым подменяется суть проблемы, ведь ВПО нельзя сравнивать с трудовыми мигрантами. ВПО — это люди, которые были вынуждены покинуть собственные жилища и искать убежище. Трудовой мигрант может в любой момент вернуться к себе домой, проголосовать, а мы — нет. Это касается и других подобных законопроектов. Фактически все упирается в сам процесс осваивания донорских средств. В этом нет ничего незаконного, но и эффективность подобной деятельности сомнительна».

Итак, относительно четких требований переселенцев (критические моменты мы уже обозначили) представители ВПО требуют:

1. Разработать и принять специальный Закон о возмещении ущерба пострадавшим от вооруженного конфликта в Украине и агрессии РФ, для чего необходимо:

• Разработать и принять правовой статус для детей, пострадавших от военных действий в Украине, а также меры по особой социальной защите для этих детей со стороны государства, в частности для детей ВПО.

• Разработать механизм компенсации утраченного имущества.

• Разработать механизм компенсации пострадавшим расходов, связанных с обустройством ВПО на новом местожительстве.

• Разработать механизм компенсации нанесенного пострадавшим морального ущерба.

• Разработать механизм привлечения средств и материальных активов государства-агрессора, его граждан для выплаты сумм возмещения нанесенного ущерба пострадавшим от вооруженного конфликта в Украине.

• Разработать механизм возобновления избирательных прав ВПО в местных громадах.

2. Обязать местные администрации разработать местные региональные программы по поддержке, социальной адаптации и реинтеграции граждан Украины

3. Пролонгировать действие Комплексной государственной программы по поддержке, социальной адаптации и реинтеграции ВПО.

4. Поддержать инициативы Фонда содействия молодежному жилищному строительству, в частности касающиеся ВПО.

5. Внести в проект Закона Украины о государственном бюджете на 2018 год статьи о финансировании ряда социальных программ по ВПО.

6. Прекратить дискриминацию и издевательство над переселенцами-пенсионерами, которым сейчас в нарушение ст. 46 Конституции Украины создают незаконные препятствия в реализации их права на пенсию.

7. Создать Межведомственную рабочую группу при КМУ при участии представителей ВПО, представителей министерств, народных депутатов для разработки специального Закона о возмещении ущерба пострадавшим от вооруженного конфликта в Украине и агрессии РФ, создание механизмов реализации прав пострадавших от вооруженного конфликта на жилье, льготное кредитование, приведение в соответствие дискриминационных норм подзаконных нормативно-правовых актов и актов, ограничивающих права пострадавших, требованиям законов и Конституции Украины.

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ