Величайшая честь, которую может оказать человеку история, — это наградить его званием миротворца.
Ричард Никсон, 37-й Президент Соединенных Штатов Америки

Янтарный «фронт»

Председатель Житомирской ОГА Виталий Бунечко о борьбе с нелегальными копателями
14 сентября, 2020 - 19:20
«ДОРОГОЙ ЦЕНОЙ» / ФОТО СТАНИСЛАВА КОЗЛЮКА

8 августа 2019 г. Президент Украины Владимир Зеленский назначил ныне 47-летнего Виталия Бунечко руководителем Житомирской ОГА. На этой позиции он заменил Ярослава Лагуту. Бунечко окончил Волынский университет им. Леси Украины и Академию СБУ. С тех пор, как лаконично информирует сайт Житомирской ОГА, «работал в органах СБУ», а перед самым назначением занимал должность заместителя начальника Главного управления регионального органа СБУ (г. Мариуполь). Главными темами нашего разговора с паном Бунечко стали — тема борьбы с копателями янтаря, вырубка лесов, децентрализация и COVID-19.

ОБЛАСТНАЯ ТЕМПЕРАТУРА

— В прессе обсуждается, что вы заняли нынешнюю должность благодаря знакомству с представителями «95 квартала», в частности, с нардепом от «Слуги народа» Юрием Корявченковым. Знакомы ли вы с «Юзик» и каким образом вы получили предложение возглавить Житомирскую ОГА?

— Да, с Юрием мы давно уже знакомы, и я никогда не делал из этого тайну. Предложение возглавить Житомирскую ОГА я получил точно не от него. Мою кандидатуру рассматривали в Офисе Президента Украины, проводили собеседование и видели меня в то время в руководстве Службы безопасности Украины. Однако, что-то изменилось, и меня пригласили и предложили возглавить ОГА. Это было неожиданно, но времени на размышления никто особо не оставлял. Да, я принял это решение и согласился.

— Как выглядела Житомирская область среди всех, когда вас назначили ее руководителем? Тогда подробнее — что вас устраивало и что нет?

— Это была среднестатистическая украинская область. Мне нравился ход реформы, которая признана в стране как успешная, — децентрализация. С самого ее начала область была среди лидеров, и мы не потеряли этот темп и завершили реформу первыми. Перспективный план региона правительство утвердило первым. Сейчас мы имеем 66 объединенных территориальных громад (ОТГ), большинство из них — состоятельные. Кроме того, имеем 4 новых района. Итак, если говорить о Житомирской, то реформа децентрализации состоялась у нас так, как нужно.

Не устраивало неэффективное использование средств ГФРР (государственного фонда регионального развития) при строительстве. Столкнулись с тем, что работы по большинству объектов профинансированы почти полностью, а степень строительной готовности иногда не превышала и половины предусмотренных проектом фронтов работ. Пришлось разорвать часть контрактов с недобросовестными компаниями, пересмотреть и оптимизировать проекты, искать новых подрядчиков, чтобы не оставлять долгострои без источников финансирования, ведь средства ГФРР можно использовать только 4 года. Вопрос, куда же делись деньги и почему не выполнены работы? Мы провели ряд внутренних аудитов по расторгнутым контрактам, материалы которых переданы в правоохранительные органы. Ведется следствие, ждем процессуальных решений.

— «Наші гроші» в свое время обвиняли вас в том, что после вашего назначения на рынок ремонтов региональных автодорог пришли два новичка — ООО «Будстандарт ЛТД» и ООО «Комфорт буд сервіс». Они ни разу не принимали участия в госзакупках на Житомирщине, но сразу начали выигрывать тендеры департаментов ЖОГА. Как вы это объясните?

— Объясню. Безответственные подрядные организации, ненадлежащее качество выполнения работ и не оправданная их стоимость. Мы разорвали почти 30 предыдущих контрактов, провели аудиты, направили материалы в правоохранительные органы. Конечно, кто-то остался без ожидаемой выгоды. Но оставить долгострои никто не собирался. Поэтому структурные подразделения ОГА объявили новые прозрачные конкурсные закупки и выбрали победителей, которые соответствовали квалификационным требованиям. Я совсем не вмешивался и не планирую вмешиваться в вопросы работы конкурсных комитетов.

Если говорить об этих фирмах, то о том, что они с 2017 года якобы «перемещаются» за мной из Луганской области, мне стало известно из местных СМИ. Так вот, хочу напомнить, что я, когда был в должности первого заместителя ГУ СБ Украины в Донецкой и Луганской областях, отвечал исключительно за Донецкую область с конца 2018 и до середины 2019 года. Мое управления базировалось в Мариуполе, и я ни разу не посещал Луганскую область. Следовательно, такие инсинуации и подтасовка фактов, наверное, кому-то выгодны.

Продолжу дальше. В области на протяжении многих лет не могут достроить знаковый объект — стадион «Полесье». В Житомирской области вообще нет ни одного аналогичного спортивного объекта.

Начальная стоимость реконструкции стадиона стартовала с 7 млн грн; когда я занял должность, уже потратили 152 млн. «Полесье» превратилось в памятник-долгострой коррупции. Стадион вообще строился без всякой разрешительной документации для объектов такой категории сложности, наверное, с нарушением всех существующих требований и стандартов. Кто думал о безопасности и жизни строителей, мне сложно ответить. Конечно, этот факт вызвал возмущение. Сейчас мы на финишной прямой: уже получили все разрешительные документы и выделили 152 млн грн из областного бюджета для строительства. Наш ФК «Полесье», который вышел в первую лигу украинского футбола, будет играть на этом стадионе. Надеюсь, что в середине сентября мы введем этот стадион в эксплуатацию.

Кроме того, есть амбициозные планы построить вторую очередь (первая очередь — это «чаша»). В частности, вторая очередь включала бы развитие спортивной инфраструктуры вокруг «чаши», но необходимо финансирование в размере 70 млн грн.

БОРЬБА С COVID-19

— Некоторых государственных менеджеров есть традиция оценивать по 100 дням. Что вам удалось и что — нет?

— Удалось — дальше развивать Житомирщину несмотря на все имеющиеся риски. Первый и самый большой вызов — COVID-19. Житомирская область первой столкнулась с этой болезнью. Дело в том, что на строительстве объездной дороги в Житомире работают подрядчики из Китая. И когда весь мир говорил о болезни, идущей оттуда, мы получили от СБУ информацию, что после празднования китайского нового года именно из провинции Ухань к нам вернутся 24 человека. Как вести себя с этими рабочими, в Украине тогда не знал никто. Мы коммуницировали с Минздравом и разработали план обсервации китайских рабочих: как их эвакуировать из аэропорта, где разместить и как предупредить их контакты с окружающими, как кормить и как выявлять и контролировать ход возможной болезни. ПЦР-тестирование в то время были недоступно. Итак, этих рабочих мы изолировали на 15 суток — к счастью, все оказались здоровыми. Вопросы и алгоритм обсервации для граждан, прибывающих из-за рубежа, разработали на Житомирщине.

К сожалению, на Житомирщине произошла и первая смерть от этой болезни. Уже после первого летального исхода от COVID-19, вместе с патологоанатомической службой Украины, область разрабатывала процедуру захоронения умерших от этой инфекции. Кроме того, мы первые, кто организовал карантинные блокпосты на въездах-выездах (в Радомышле) и вынужденно ограничили работу развлекательных заведений, общественного питания, рынков. Опыт Житомирской области брала за основу вся Украина. Мы первыми отменяли движение общественного транспорта и проводили скрининги, полицейские и медики работали круглосуточно. Одними из первых приобрели для областной больницы новейший аппарат для ПЦР-тестирования, который позволил через 40 минут получать результат.

К сожалению, пока Житомирщина не свободна от коронавируса. Ежедневно мы проводим максимально допустимое количество ПЦР-тестов — 400. Сейчас работаем над расширением пропускных способностей областного лабораторного центра.

— Готова ли Житомирская область ко второй волне эпидемии?

— Загруженность койко-мест в области сейчас довольно невысокоя, в отличие от западных регионов. Благодаря социально ответственному бизнесу, аппаратов ИВЛ тоже хватает, иначе бы пришлось работать на приборах из 1980-90-х годов. Мы нашли варианты, как шить средства индивидуальной защиты у нас на Житомирщине. В Новоград-Волынском работает предприятие «Леся», которое производит одежду на экспорт. После переговоров они полностью перепрофилировали свое производство и начали шить халаты и бахилы. Я им искренне благодарен за это.

Сейчас готовимся ко второй волне коронавируса. Министр здравоохранения поручил обеспечить кислородом больницы первой и второй волны. Первая — это 920 коек (обеспечено на 47,6%), вторая — 543 (на 42,3%). Для сравнения: средний процент по Украине — 20-25%. Системно создаются новые кислородные точки, что позволит в ближайшее время выполнить поручение МЗ. Кроме того, у нас 95% врачей застрахованы от коронавируса, они получают премии 300%. Это — герои нашего времени.

Но вернусь к вашему вопросу о результатах работы. Вторым по величине вызовом для меня стали апрельские лесные пожары в Овруче — мощные, по оценке ГСЧС, за последние 35 лет. Практически каждая область дала нам своих пожарных; 3 недели возгорания тушили почти 1500 человек. Жертв не было, но люди потеряли дома, выгорели целые деревни. Из резервного фонда для людей, пострадавших от последствий пожаров, мы выделили 1,2 млн грн. Люди без проволочек сразу получили по 41 500 грн (это максимально доступная сумма). Кроме того, после нашего обращения КМУ выделил нам средства для восстановления домов 12 пострадавших из поселков Магдин и Личманы. Интересно то, что люди просят не восстанавливать их жилье, а выдать по 300 000 грн компенсации на руки. Готовим соответствующие изменения в распоряжение КМУ.

Уже подсчитан ущерб от пожаров?

— Да, предварительная цифра — более миллиарда грн.

ЧТО В ДЕКЛАРАЦИИ

— Из вашей декларации легко узнать, что у вас нет ни машины, ни жилья. Только двое часов. В то же время на вашу мать, пани Светлану, в период вашей службы в СБУ зарегистрировано более чем 100-метровая квартира на Русановке и Mercedes-Benz GL за более чем миллион гривен. Как вы это объясняете?

— В таких вопросах должны быть морально-этические маркеры. Не нравится, когда меня пытаются обвинить в чем-то из-за упоминаний о моих родителях. Они старики, которые каждый день отслеживают мою деятельность и любые обвинения «пропускают» через себя. Мой отец — человек с 50-летним трудовым стажем, из которых 20 лет он посвятил дипломатической работе за рубежом. Может заслуженный дипломат за всю свою трудовую деятельность позволить себе жилье и автомобиль? Думаю, этого ответа достаточно.

Ваш брат является руководителем юридического подразделения «Укрнафти». Он представлял интересы компании с орбиты Игоря Коломойского в судебных тяжбах с НАБУ. Имеет ли «Укрнафта» какие-то интересы в Житомирской области?

— Да, у меня есть младший брат. Да, он работает в «Укрнафті». Наверное, представляет интересы этой компании в судебных инстанциях Украины. Разве это преступление? У нас, конечно, теплые родственные и дружеские отношения. К сожалению, встречаемся не так часто, преимущественно у родителей. Наш отец приучил нас, что работа и рабочие вопросы должны заканчиваться еще до входа в дом и не влиять на семейные отношения.

Имеет ли «Укрнафта» какие-то интересы в Житомирской области, вы скажите? Кроме автозаправочных станций, которые я вижу вдоль автодорог во время рабочих поездок по области, о других мне не известно.

О БИЗНЕСЕ И СИЛОВИКАХ

— На летней отчетной пресс-конференции в Житомире вы заявили, что, несмотря на эпидемию коронавируса, в области не зафиксировали сокращений рабочих мест. Почему?

— Наоборот, количество рабочих мест выросло. В частности, благодаря проекту «Большая стройка». Добывающая отрасль выросла на 12% (по сравнению с прошлым годом). Другие предприятия, например, компания с итальянскими инвестициями «Ферпласт-Украина», наоборот, увеличивают экспортные мощности. Наша основная задача — не мешать бизнесу. Бизнес сам знает, что делать. Многие предприниматели имеют мой телефон и могут напрямую сообщать о «палки в колеса» со стороны фискальных и контролирующих органов. Бороться с бюрократами иногда приходится в ручном режиме.

Раньше вы работали в Главном управлении регионального органа СБУ в Донецкой области. Бизнесмены несколько лет жалуются, что департамент «К» в СБУ системно оказывает давление на бизнес и ему мешает. Новый глава СБУ Иван Баканов пообещал ликвидировать функцию «финансовой полиции», но этого не сделал. Жалуются ли предприниматели на Управление СБУ в Житомирской области?

— Я уже год как отошел от дел в СБУ, но слежу за работой своих коллег. Точно могу сказать, что никакого давления со стороны житомирских правоохранителей — Нацполиции, СБУ, прокуратуры, фискалов — нет. Я их хорошо понимаю, они — меня, на совещании с силовиками мне комфортнее, чем на аппаратных совещаниях. Когда же возникают какие-то недоразумения, предприниматели обращаются ко мне напрямую.

ЯНТАРЬ: ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ

— На отчетной пресс-конференции вы также заявили, что в области полностью ликвидировали незаконную добычу янтаря. В это довольно сложно поверить.

— Начну немного издалека. Почему Президент Владимир Зеленский представил меня именно в Олевске? Потому что Олевский район был одним из тех, где янтарь выкапывался хаотично и незаконно. Как мы ликвидировали такую добычу? Координацией системной работы правоохранительного блока. Состоялась не одна встреча и совещание, на котором мы определили механизмы, как должна выглядеть борьба с нелегальным янтарным бизнесом. Сейчас этого «бизнеса» в Житомирской области не существует.

Мы также сотрудничаем с Государственной службой геологии и недр Украины, которая готовит для продажи на аукционе 23 участка, на которых можно законно разрабатывать залежи янтаря. Два участка, которые они продали в Ривненской области, за 40 млн грн. Продажа этих участков «буксует» из-за реорганизации Министерства экологии. Надеюсь, этот процесс стартует в этом месяце.

Как именно происходило прекращение добычи?

— Представители Нацполиции докладывали мне о противостоянии с вооруженными «охранниками», о ночных патрулированиях, засадах и даже погонях с перестрелками. В Олевском районе они обнаружили преступную группировку, которую возглавлял один из руководителей управления лесного хозяйства. Эти «дельцы» работали на себя, но точно не на нас с вами. Однако системная оперативно-розыскная работа, уголовные производства, аресты, обыски и изъятия незаконно добытого камня, оборудования и техники не дают преступникам добывать и продавать наши с вами национальные сокровища.

Есть ли судебные приговоры старателям?

— Не готов сейчас говорить о количестве. Могу точно сказать, что много «солнечного камня» уже изъято и передано на хранение в СБУ и Нацполицию.

— Сколько денег в год недополучали местный и общий бюджеты при нелегальных копателях?

— Во-первых, нужно отталкиваться от тех денег, за которые можно продать янтарные участки для законного производства. Напомню, что только 2 участка в Ривненской области продали за 40 млн грн. Легко посчитать, сколько средств предположительно может принести продажа 23 участков на Житомирщине.

«Белый» бизнес интересуется легальной добычей?

— Да, безусловно. Правоохранители рассказывают, что те, кто раньше занимался нелегальной добычей, сейчас рассуждают о легализации. Знаете, эти «дельцы» настолько «нахватались» незаконного янтаря, что вполне могут себе позволить «реинвестировать» средства в законный бизнес и не уничтожать таким образом наши леса.

ЛЕС, АВТОЗАПРАВКИ: ЛЕГАЛИЗАЦИЯ

— Вырубка лесов: что с этим сделано в области? Какие суммы денег не поступали в бюджеты? Сколько поступает сейчас?

— Мы легализируем этот бизнес (так же как и игровые заведения и автозаправки — из последних закрыли более 200). Постоянно проводятся проверки, в т.ч. машин, и работают патрули в лесу и на дорогах. Наша основная цель заключается в том, чтобы лесники могли законно обрабатывать и продавать древесину.

Расскажу также об автозаправках. Когда только мы начинали борьбу с этим нелегальным предпринимательством, ко мне приехал человек попросить «разрешение» на работу его собственной автозаправки. Я ему сказал, что да и нужно поехать «договориться» в полицию, СБУ, прокуратуру и фискальную службу. Человек сказал, что это сложно. Я ответил ему предложением попробовать поработать легально. Он ушел и через час позвонил попросить об открытой встрече с руководителем Государственной службы Украины по вопросам труда в Житомирской области (потому что с этого органа нужно начинать легализацию бизнеса). На сегодняшний день заправка работает легально — никому не нужно ничего «заносить». Налоги уплачиваются, работники защищены. Так что в головах людей должна состояться трансформация, лучше работать законно и наполнять местный бюджет.

— По состоянию на сегодняшний день вы видите, что поступления в бюджет от древесины увеличились?

— Они точно не уменьшились, а отдельные лесничие хозяйства в этом году увеличили уплату налогов до прошлогодних показателей на уровне 8—13%. Получается, отрасль постепенно выходит из «тени». Главный эффект такой: будет развиваться легальный бизнес, с развитием которого, соответственно, и появятся инвесторы; будут создаваться рабочие места, уплачиваться налоги. Когда не с кем договориться за «копейку» или чтобы украсть, приходит понимание, что легальный бизнес гораздо привлекательнее, безопаснее, если хотите.

Как реагировал криминалитет и те, кто из-за безработицы добывал янтарь и рубил лес, на усилия Житомирской ОГА навести порядок в этих сферах? Вы лично получали угрозы? Медийные кампании?

— Нет, угроз не было. Наверное, люди сразу поняли, что дальше работать, как раньше, больше не удастся. Приезд Президента в самый центр янтарного беспорядка показал всю серьезность государственных намерений. «Договориться» не удастся. Впрочем, для некоторых людей визит Президента означал лишь то, что продолжается перенаправление финансовых потоков при новом руководителе. Они пытались выйти на меня в ОГА, но напрасно: речь идет не о перенаправлении, а о полной легализации. Также те «бизнесмены» пытались «договориться» с правоохранителями, но получили отказ.

ОПЕРАЦИЯ ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ

— В области продолжается процесс добровольного создания территориальных громад — их должно быть 66. По вашему прогнозу, когда они охватят 100% территории?

— Наши ОТГ довольно сбалансированы. Мы сохранили те 57 успешных ОТГ, которые были созданы ранее. Объединили лишь 4 громады в двух районах. А последнюю громаду мы создали 12 июня в 17.00 — это был дедлайн.

— Удалось ли вам выстроить взаимоотношения с местным самоуправлением? С мэрами крупных городов вы партнеры?

— Да. Мы выстроили конструктивную коммуникацию со всеми органами местного самоуправления. Взаимодействие с мэрами Житомира, Бердичева, Новоград-Волынского, Коростеня и Малина. Знаю практически всех глав местных ОТГ. Особенно это взаимодействие важно в контексте проекта «Большая стройка», который мы совместно финансируем.

— В чем Житомирская область перспективна для инвесторов?

— Наша область имеет огромный транзитный потенциал, сейчас мы восстанавливаем и строим автодороги, имеем амбициозные планы на перспективу обновить всю существующую сеть, что даст мощный толчок для развития грузовых перевозок и строительства соответствующей транспортной инфраструктуры. Эти пути также должны объединить туристически привлекательные места Житомирщины и, соответственно, перезапустить эту отрасль экономики.

Со своей стороны, обещаем, что  не будем мешать работе инвесторов и бизнесменов.

Алексей ГОРДЕЕВ, журналист
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ