Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Запоздалая решительность

«Законопроект Турчинова не даст нужный эффект. Сейчас необходима грамотная политика по реализации Минских договоренностей», — Александр КИХТЕНКО
14 июля, 2017 - 11:06
ФОТО АРТЕМА СЛІПАЧУКА / «День»

Война РФ против Украины, которую часто называют «конфликтом на Донбассе» (иногда забывая об оккупации Крыма) давно вошла в стадию «горячего замораживания». Обстрелы происходят ежедневно, в подвалах оккупанта пытают украинцев, власти Киева уже три года нет на львиной части территории украинского Донбасса. Еще весной 2014 года, когда ситуация в Крыму и на Донбассе начала выходить из-под контроля, у официального Киева были законные рычаги ввести военное положение. Этого не было сделано. Еще в феврале-марте, когда РФ начала объявлять так называемые военные учения, украинская сторона имела возможность предпринимать зеркальные шаги — так же объявлять учения на своей территории. Это так же не состоялось. По словам народного депутата V, VI, VII созывов Андрея Сенченко, в те считанные дни, когда решалась судьба Крыма, в высоких кабинетах «революционерами» поднимались вопросы распределения портфелей по квотам политических сил, которых Майдан и привел в эти кабинеты. Вместо этого 12 апреля 2014 года тогдашний и.о. Президента Украины и председатель СНБО Александр Турчинов объявил так называемую Антитеррористическую операцию.

И вот на четвертом году войны Александр Турчинов выходит с почти радикальным предложением — назвать вещи своими именами. То есть войну войной, оккупацию оккупацией, а агрессора — Российскую Федерацию. Причем именно на законодательном, а не декларативном уровне. Казалось бы, это то, чего ждало общество все три года войны. Правда, не все спрашивают себя, почему это не было сделано еще в 2014 году? И вот теперь, когда украинцы устали от неопределенности, неуверенности, противоречивых заявлений главы государства, для общественности выдается законодательная «бомба», которую должны были проголосовать уже в этот понедельник, но решили подождать и перенесли рассмотрение проекта Закона «Об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированной территорией Донецкой и Луганской областей Украины» на осень. Такая отстрочка голосования за законопроект объясняется необходимостью консультаций с международными партнерами.

По словам экспертов, данный документ укладывается в канву предложений (по крайней мере не противоречит им) недавно избранного Президента Франции Эммануеля Макрона, появилившихся на днях в СМИ. Они, в частности, заключаются в следующих пунктах: все стороны должны прекратить огонь; стороны должны убрать тяжелую технику с линии столкновения; пять точек, где чаще всего происходят столкновения, будут демилитаризованы; стороны обязуются способствовать ОБСЕ, обязуются дать доступ наблюдателям без ограничений; освобождение заложников. Как видим, «план Макрона» фактически не отклоняется от наработок «нормандской четверки».

В свою очередь, законопроект Турчинова апеллирует к ряду международно-правовых актов, в частности, к Уставу ООН, Декларации принципов международного права и статей Резолюции 3314 Генеральной Ассамблеи ООН «Определение агрессии» от 14 декабря 1974 года и тому подобное. «День» много раз обращался к экспертам (в частности, к юристу-международнику Владимиру Василенко), которые отмечали, что Украина в юридической сфере должна четко определить факт российской агрессии и оккупации территорий с целью дальнейшего определения ущерба и формирования консолидированной претензии к РФ как стране-агрессору. Владимир Василенко в комментарии «Дню» отмечал: «Де-факто Украина вела и ведет войну в порядке самозащиты от агрессии, опираясь на положение статьи 51-й Устава ООН. Эта статья предусматривает право любого государства на индивидуальную и коллективную самооборону от вторжения».

В законопроекте отмечается, что применение вооруженной силы РФ против Украины началось 20 февраля 2014 года. Небольшой штрих, который не лишним будет вспомнить: известная медаль РФ в честь аннексии Крыма, где четко значится дата 18 февраля 2014 года, то есть дата кровавого расстрела Майдана.

«Завершить АТО в соответствии с Законом о борьбе с терроризмом можно лишь тогда, когда мы выполним все задачи, которые возложены на Антитеррористическую операцию, — комментирует «Дню» экс-председатель Донецкой ВГА Александр Кихтенко. — К этим задачам относится: уничтожение террористов, освобождение заложников и тому подобное. Как видим, этого не произошло. Есть еще один путь — проведение переговоров. То есть речь идет о военно-дипломатическом пути урегулирования конфликта. Что нам может дать проект сегодня представляющегося закона? Первый вопрос: согласится ли РФ признать себя оккупантом? Конечно, нет. То есть это будет для нее поводом выйти из процесса переговоров, а следовательно, не быть стороной диалога. Таким образом, Украина имеет шанс остаться один на один с проблемой. Второе: этот законопроект не должен противоречить Минским договоренностям, но он очевидно им противоречит, что опять же возлагает ответственность на Украину в том, что она инициирует выход из мирного плана урегулирования конфликта. Если РФ признается страной-оккупантом, то она должна удерживать эти территории, а не Украина. Для местного населения это так же будет значить, что Украина отказывается от этих территорий, ведь информационная политика у нас неэффективна. Могу сказать, что если бы этот проект закона после его принятия действительно мог остановить войну на Донбассе, то я бы обеими руками был за него. Но, по моему глубокому убеждению, этот законопроект не даст такого эффекта. Ситуация намного сложнее, чем кому-то кажется, и здесь не место для доминации приобретения политических дивидендов над национальными интересами и интересами украинских граждан, проживающих на территории, которую мы временно не контролируем».

Еще один важный пункт законодательных предложений Турчинова заключается в создании Объединенного оперативного штаба (ООШ) ВСУ. Его руководство будет иметь большие полномочия без необходимости постоянно согласовывать свои действия, как это сейчас делает Антитеррористический центр, руководящий АТО. Важный нюанс — спецслужбы должны отойти на второй план, уступив военным, что логично, если говорить о войне, а не локальной борьбе с терроризмом. Александр Кихтенко относительно этого пункта выразил следующее мнение: «Нужно сначала узнать, что это будет за Оперативный штаб, кто будет руководить этим Оперативным штабом и какие у него будут полномочия. Эти вопросы возникают в полном объеме. Руководству такого Оперативного штаба должны подчиняться подразделения Вооруженных Сил, СБУ, МВД, местные администрации и так далее. Кстати, в соответствии с Законом о борьбе с терроризмом, этот штаб должен был быть создан еще с самого начала объявления АТО. Возглавлять этот штаб должен был премьер-министр Украины на то время пан Яценюк или один из его вице-премьеров. Но такой штаб не был создан. Очень обидно, что Украина стала рекордсменом по времени проведения Антитеррористических операций. Если бы все было сделано вовремя и грамотно, то не возникало бы и много спекулятивных предложений и толкований. Как следствие, сейчас предлагают не завершить АТО, а свернуть его. Сейчас необходима грамотная политика по реализации Минских договоренностей, но в том объеме, который будет способствовать достижению мира и установлению контроля над нашей территорией».

Путаница с терминами «АТО» и «война» связана еще и с отсутствием понимания ситуации весной 2014-го года, когда было принято решение о проведении АТО, и существующими на то время рычагами с украинской стороны. Александр Кихтенко убеждает: «Завершить АТО можно было в течение двух-трех недель, если бы мы не допустили события, происшедшие в Славянске. АТО нужно было завершать в Славянске, а не выпускать банду Гиркина в Донецк. Для этого были все возможности, которые не были использованы. Тогда нужно было не более сотни подготовленных бойцов для того, чтобы обезвредить банду Гиркина, которая насчитывала несколько десятков вооруженных бандитов, захвативших здание райотдела. Такие подготовленные бойцы были, в том числе, и во Внутренних войсках МВД, и в СБУ. Но необходимо было эффективное руководство проведением этой операции. Штаб АТЦ у нас был создан и действовал, в том числе, и в мирное время с руководителями, определенными полномочиями. Об этом все забывают. Мы начинаем рассказывать о том, что у нас не было сил, армии, но это неправда. У нас все было. Но этим нужно было правильно воспользоваться. Существует расписанный механизм, кто в штабе АТЦ должен принимать те или иные решения, в тех или иных ситуациях. И ничего нового придумывать не стоит. Я не считаю, что выпустить Гиркина из Славянска было победой, ведь он сумел войти в Донецк. Нам это преподносят как победу. И таких примеров множество. Например, от некоторых высокопоставленных лиц исходят инициативы так называемой блокады Донбасса. Я убежден, что это ошибка, которая будет иметь лишь негативные для украинской государственности последствия. Не нужно вводить украинцев в заблуждение. Еще когда начались события в Крыму, мы должны были запустить соответствующие предварительно отработанные механизмы. Эти планы, которые есть и у ВСУ, и СБУ, и МВД, позволили бы эффективно ответить агрессору. Мы должны были привести в повышенную боевую готовность военные части, перевести на усиленный режим СБУ, органы МВД. Но это, повторяю, не было сделано. Существует несколько степеней боевой готовности: постоянная, повышенная, военная угроза, полная. Мы тогда даже повышенную боевую готовность не ввели».

Последний факт, приведенный Александром Кихтенко, лишний раз доказывает, что имеем дело с очевидной дезорганизацией и вялостью в принятии решений в высших звеньях руководства. Конечно, первое оправдание в таком случае классическое: Янукович разрушил армию, а в спецслужбах засели российские агенты. Это аргумент. Но недостаточный. Ведь и армия, и Внутренние войска, и спецслужбы существуют в условиях четких механизмов права и приказов. Так что же теперь? Теперь подобные законопроекты к тому, который предлагает председатель СНБО, скорее являются очередной серией политической игры.

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ