Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Антоновичи

Три поколения Антоновичей внесли огромный вклад в становление и развитие украинской исторической школы
25 января, 2013 - 12:01
ВЛАДИМИР БОНИФАТИЕВИЧ АНТОНОВИЧ / ФОТО С САЙТА VOLODYMYR_ANTONOVYCH.JPG
ГЕРБ АНДРО ДЕ БУИ / ФОТО С САЙТА ARNAULT_LE_BUY.BMP

Три поколения Антоновичей внесли огромный вклад в становление и развитие украинской исторической школы. Первый из них, Владимир, был создателем Киевской школы историков и научным руководителем, в частности, Михаила Грушевского.

Можно было бы предположить, что именно профессиональные историки должны лучше всех знать свою родословную, однако в реальности так бывает нечасто. Вот и Владимир Бонифатиевич Антонович не интересовался Антоновичами из Махновского (со временем — Бердичевского) уезда, так как своим настоящим отцом считал одного из венгерских эмигрантов. Также он не интересовался и родом своей матери — Горскими, ибо ее считали внебрачной дочерью одного из князей Любомирских. Сейчас эти семейные предания могли бы подтвердить или опровергнуть популярные в мире генетические исследования, а пока они не проведены, остается воспользоваться мудрой формулой, существующей в польском языке и касающейся всех детей. Исходя из нее, Владимир-Станислав-Юзеф родился 6 января 1834 г. как сын Бонифация-Генриха Антоновича и его жены Моники из Горских.

Нужно признать, что в многочисленных публикациях об Антоновичах содержится много путаницы и ошибок. В частности, Бонифация считают «литвином из Виленщины». Тем временем Лукаш и Юзеф Антоновичи выехали в Виленскую губернию в начале XIX в. и там 28 августа 1820 г. вместе с родным братом Бонифацием, оставшимся в Киевской губернии, были признаны в дворянстве.

Из документов, подтверждавших благородное происхождение этого рода, видно, что упомянутые братья были сыновьями Яна, внуками Гржегоржа, правнуками Станислава, праправнуками Казимира и прапраправнуками Геронима. В течение XVIII в. они были связаны с Волынским воеводством. 22 апреля 1730 г. в Луцком гродском суде была засвидетельствована купчая на имение Гуровка, которое Станислав Антонович вместе со своим несовершеннолетним сыном Гржегоржем купил у Осмяловских. 3 января 1775 г. в том же суде Ян Антонович, сын Гржегоржа и внук Станислава, продал Гуровку благородным Бялокурам. Таким образом, распространенные утверждения о происхождении воспитанника знаменитого Кременецкого лицея Бонифация Антоновича следовало бы исправить.

Еще большей тайной является герб этого рода. Антоновичей, признанных в дворянстве с гербом Андро де Буи, Адам Бонецкий выводит от Федька Антоновича, который в 1571 г. получил от короля Сигизмунда II Августа на наследственном праве Погаринскую землю и Алексеевку в Любецком старостве. В 1636 г. этой землей владели Федьковы сыновья Иван и Тимох, которые писались Жлобами-Антоновичами. От них происходят многочисленные потомки, связанные с Погаром на Черниговщине, а также, возможно, Антоновичи и Жлобы в других частях Гетманщины. Вместе с тем известно, что один из них, Захарий Антонович, во время Хмельнитчины остался на стороне Речи Посполитой и был на службе у князя Заславского.

О возможности этих родственных связей приходиться говорить осторожно, так как, кроме упомянутого герба Андро де Буи, этим же Антоновичам приписывают использование также гербов Корнич и Шелига. Кроме этого, французский герб попал в Речь Посполитую значительно позже появления Федька Антоновича на Черниговщине.

О французе Франсуа (Франце) Андро де Буи графе де Ланжерон известно, что он был сыном Жана, полковника пешей гвардии. За подвиги на службе Речи Посполитой в войнах против москвы, шведов, трансильванцев, валахов и молдаван он получил в 1658 г. польский индигенат (признание иностранного шляхетства). Этот документ фиксирует и изменения в его гербе Андро, к которому были добавлены Белый Орел (герб Польского королевства) и Сноп Вазов (герб шведского королевского рода, в частности и тогдашнего короля польского Яна II Казимира).

Каким же образом польско-французский герб украсил родословную черниговских бояр? Возможно, это произошло в связи с многочисленными нобилитациями (дарованием шляхетства) казацкой старшины во время подписания Гадяцкой унии 1658 года. Однако в весьма подробных каталогах нобилитаций ни Антоновичи, ни Жлобы, ни Антоновичи-Страховские не упоминаются. Поэтому остается надежда, что будущие поиски позволят связать Захария Антоновича на службе князя Заславского на Волыни с предками Бонифация-Генриха Антоновича, а также с Францем Андро де Буи графом де Ланжерон и его гербом.

Что же касается Владимира-Станислава-Юзефа, то общими усилиями Антоновичей и Горских он успел получить хорошее образование в Одессе и Киеве. Угрожающей в этом отношении была ситуация с дворянским статусом Антоновичей. Его потеря могла негативно отразиться на первых самостоятельных шагах юноши. Именно поэтому его дядя, дворянин Каетан Ипполитович Горский, иногда квартировался в Киеве в доме чиновника Монькина и обивал пороги губернских присутственных мест в интересах своего племянника.

5 июля 1863 г., еще будучи католиком, студент Киевского университета св. Владимира Антонович обвенчался с Варварой Ивановной Михель, дочерью штабс-капитана Киевской арестантской № 29 роты. Уже тогда трехименный католик был заядлым хлопоманом. Кроме его тогдашних путешествий по украинским селам вместе с Фадеем Рыльским, об этом выразительно свидетельствует фигура одного из поручителей на этом венчании — землемера Каленика Варфоломеевича Шевченко, родственника Тараса Григорьевича.

В следующие десятилетия Владимир Антонович (ум. в 1908 г.) не только провел огромную научную и педагогическую работу и был одним из лидеров Старой Громады, но и воспитал сына Дмитрия (1877—1945). Последний также стал историком, архиво- и музееведом и, вслед за отцом, был известным общественным и политическим деятелем — одним из основателей Революционной украинской партии (1900), товарищем (заместителем) председателя Украинской Центральной Рады (1917), руководителем украинской дипломатической миссии в Италии (1919—1920). Последние десятилетия своей жизни Дмитрий посвятил организации украинской науки в эмиграции. Судьба двух внуков Владимира Антоновича, также историков, является типичной для сознательной украинской интеллигенции — деятельного и героического врага СССР. Старший Михаил погиб за Украину в концлагере Каеркан вблизи Норильска в середине 1950-х годов. Младший Марк (1916—2005) — президент Украинской свободной академии наук в США.

Именно из таких родов должна была бы происходить хотя бы часть украинских политиков начала XXI века...

Евгений ЧЕРНЕЦКИЙ, кандидат исторических наук, генеалог
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments