А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Род Филипченко

21 марта, 2008 - 00:00
СЕМЬЯ МИХАИЛА МИХАЙЛОВИЧА ФИЛИПЧЕНКО В «РАЗДЕЛЬНОЙ». СЛЕВА НАПРАВО: ВАСИЛИЙ, ЛЮДМИЛА, ОЛЬГА, МИХАИЛ, НАДЕЖДА ВАСИЛЬЕВНА, МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ / БОРИС ФИЛИПЧЕНКО СИДЯТ (СЛЕВА НАПРАВО): ЛЮДМИЛА ФЕДОРОВНА ФИЛИПЧЕНКО, ВАРВАРА ВАСИЛЬЕВНА КИСТЯКОВСКАЯ, ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА ФИЛИПЧЕНКО. СТОЯТ: НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА ФИЛИПЧЕНКО, ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВНА ФИЛИПЧЕНКО

Недавно вышла в свет книга редкого в Украине жанра — «Биографические страницы из семейной летописи одного рода». Это результат скрупулезного исследования ее автора Бориса Михайловича Филипченко, который несколько лет своей жизни посвятил изучению связей, взаимоотношений, мест проживания, занятий и характеров членов рода Филипченко на протяжении нескольких поколений. Книга не только познавательная — в ней есть обаяние, которое, по-видимому, присуще всему клану Филипченко. Книгу украшают многочисленные фотографии, в том числе — старинные, с которых на нас глядят красивые интеллигентные лица.

Нам особенно приятно рекомендовать читателям эту действительно интересную книгу — в течение многих лет Борис Михайлович является не просто читателем газеты «День», а также ее другом и единомышленником.

Как известно, советская власть не поощряла подобного рода изысканий — кто знает, какой «антисовесткий» потомок автора может обнаружиться в XVIII столетии или даже во времена хазар! Поэтому-то для многих из нас (думаю, что для большинства) «глубина рода» ограничивается, чаще всего, дедушками и бабушками. Мы мало думаем или совсем не думаем о том, что каждый человек происходит, в общем то, от Адама и Евы, что характер и судьбу человека в значительной степени определяет та кровь, которая течет в наших жилах и состав которой зависит от наших потомков во многих поколениях — от их характеров, поступков, достижений и поражений.

Именно поэтому рассказ Бориса Филипченко — фамильного летописца — о поисках путей в прошлую жизнь своих предков оказался таким интересным и полезным для современников. По словам писателя Валентина Осипова, автор стал «фамильным летописцем», который рассказал читателю историю своих предков за 200 лет.

Нет сомнения в том, что род почти каждого человека на земле заслуживает интереса, исследования и гласности, но Борису Михайловичу повезло — в роду Филипченко, как пишет в предисловии Ольга Друг (Музей истории Киева), «были известные ученые, деятели культуры, простые честные люди. Более того — как автор книги, о которой идет речь, так и большинство членов его большого рода с чрезвычайной ответственностью относились и относятся к жизни — в науке, в общественной деятельности, в личных взаимоотношениях, в воспитании детей и учеников».

В книге «Биографические страницы» просматриваются как бы два очень интересных сюжета: во-первых, это поиск — в прошлом и настоящем — членов рода Филипченко, а во-вторых — нам представлены истории жизни людей, которые жили за несколько поколений до нас, нашего времени. То и другое требовало от Бориса Филипченко незаурядной энергии, интуиции, знания людей и умения логически оценивать давно прошедшие жизненные ситуации. И это при том, что автор книги далеко не молод и не всегда здоров. Трогательно читать о том, как помогали в поисках Борису Михайловичу его два сына, а также об отклике на его письма его родственников, раскиданных по разным городам и весям как в наших краях, так и в близком и далеком зарубежье (Украина, Санкт-Петербург, Москва, Ливан, Канада и др.) Некоторые из них дарили будущему автору весьма важные антикварные документы, письма и фотографии, приглашали в гости, присылали письма с описанием тех или иных обстоятельств, не известных автору. По его словам, именно письма из эмиграции бабушки Надежды Васильевны Филипченко побудили его систематически заняться изучением семьи Филипченко. Газета «День» горда тем, что в ней были напечатаны первые результаты поисков Бориса Михайловича (2001); некоторые другие материалы, которые позже вошли в «Биографические страницы», напечатаны в сборниках «Українська біографістика» и «Музей города Киева».

«Биографические страницы из семейной летописи одного рода» наполнены интересными людьми, событиями, переплетениями судеб — это настоящий исторический роман, иногда трагический, иногда юмористический и всегда — отражающий благородную душу его автора.

В своей книге Борис Филипченко рассказывает и о том, как постепенно возникала в нем страсть к исследованию своего рода. Как он пишет, «в молодости по этому поводу не возникало вопросов — мы, дети, точно знали, что с маминой стороны есть дедушка и бабушка, тети, дяди и другая родня, а с папиной — никого. В ответ же на вопрос взрослые отвечали: «Поумирали». И детям этого было достаточно — мы жили, ничего не зная об отцовских родителях. А позже я задумался: «А кто такие Филипченко и откуда они родом?». Из небольших известных мне фрагментов образовать «Портрет семьи Филипченко» было невозможно.

Только постепенно, позже, Борис Михайлович понял, что «по молодости лет, из-за недомыслия упустил что-то особенно важное в своей жизни, не проявив интереса к прошлому родителей отца». Немаловажным препятствием тут было также то, что во времена коммунистической идеологии и сталинского режима, люто нетерпимых к гражданам, эмигрировавших за границу (часть Филипченко переселилась за границу еще во времена Октябрьской революции), заниматься подобными изысканиями было более чем небезопасно.

Немало внимание в книге Бориса Филипченко уделено его родовой фамилии — «Филипченко». Как оказалось во время поисков документальных материалов, семейные летописцы старших поколений оставили воспоминания, в которых утверждается, что дальним предком рода Филипченко был писарь Войска Запорожского по фамилии Пилипенко. Жаль только, что до наших дней никаких других сведений, кроме этого предания, не дошло.

Борис Михайлович приложил много усилий для того, чтобы «докопаться» до своей «истинной» фамилии. Как известно, Хмельницкий «позволил идти в казаки всякому, под тем предлогом, что кроме реестровых могут быть еще охочие казаки». В каждом полку и сотне была своя канцелярия, где, конечно, был и писарь. Автор книги считает, что «Пилипенко мог быть как полковым, так и сотенным писарем, а возможно — и генеральным. Это тем более вероятно, что история семьи Филипчеко связана с Нежином».

После 1654 года привилегии и чины, наследованные детьми казаков, постепенно ликвидировались. И потому весьма возможно, что Пилипенко были не только причислены к сословию мещан, но и русифицировались под фамилией «Филипченко». Борис Филипченко пишет, что «по одному из недатированных документов ХVIII века, в списке избирателей на съезд землевладельцев города Нежина упоминаются два Филипченко — Архип Матвеевич и Яков Терентьевич. Возможно, что один из них был нашим праотцом, так что легенда о казацком старшинстве вполне вероятна. Во всяком случае, мой дед никогда не сомневался в своей принадлежности к Пилипенко и принципиально добавлял к фамилии Филипченко еще и Пилипенко (в скобках). Поэтому в нескольких официальных документах 1918— 1919 годов он фигурировал под двойной фамилией «Филипченко-Пилипенко».

Борис Филипченко пишет далее, что его пращур Иван Филипченко был грамотным человеком и стремился, следуя семейной традиции, дать образование своим детям Петру и Ефиму. С той поры все последующие поколения Филипченко стали образованными людьми. Так, в списках выпускников Нежинского лицея князя Безбородко значится имя Филипченка Евгения. Известно также, что Нежинский лицей окончил и Павел Филипченко, впоследствии служивший в Полтаве товарищем председателя Окружного суда. Поэтому весьма вероятно, что родичи Филипченко и сегодня живут в Полтаве. Борис Михайлович также думает, что воронежские Филипченко были выходцами из Нежина и что известный космонавт Филипченко — «дальний наш родственник».

(Напомним, что знаменитая в свое время Нежинская гимназия была построена на деньги братьев Безбородко, выходцев из гетманской казацкой старшины. После смерти светлейшего князя Александра Безбородко его брат граф Илья обратился с прошением к царю Александру I: «...К распространению просвещения сообразно устроить в Малороссии на пожертвование моего покойного брата «Училище высших наук, от которого можно ожидать великой пользы для всех, и особливо для неимущих дворян. И поэтому всеподданейше испрашиваю: пусть это училище наименовано будет «Гимназия Высших наук».

Как известно, в этой Гимназии вместе с Филипченко в одном классе учился Нестор Кукольник, на класс выше — Николай Гоголь, на два класса ниже — Евгений Гребинка и много др.)

В процессе собирания материалов Борис Филипченко вместе со своими сыновьями ездил в Нежин, где провел целый день в архиве — в поисках фамильных документов. И не напрасно — было найдено несколько документов, в которых числились Филипченко.

Книга Бориса Филипченко наполнена талантливыми, умными, красивыми людьми — членами рода Филипченко. К сожалению, описать их всех в газете невозможно. Поэтому закончим на очень высокой ноте — рассказом об Ельяшевиче Михаиле Александровиче (1908—1996) — Филипченко по матери.

Высшее образование он получил на физическом факультете Ленинградского университета и почти сразу после окончания учебы стал заниматься научными исследованиями. Вскоре он «утвердился на самых высоких научных вершинах, став одним из выдающихся физиков в области атомной и молекулярной спектроскопии, лауреатом Ленинской премии и двух Государственных премий СССР, кавалером многих орденов и пр. и пр.». Его научная деятельность всегда была связана с созданием так называемого Щита СССР. Был он не только выдающимся ученым, но и замечательным педагогом.

Михаил Ельяшевич (по матери Филипченко) имел еще более высокие — и весьма редкие в те времена — человеческие достоинства. В 1949 году был арестован отец Михаила Александровича по обвинению в контрреволюционной деятельности в 1918 году. Он получил пять лет ссылки и был отправлен в Сибирь по железнодорожному этапу в составе эшелона уголовников. Здоровье отца было очень слабым, и поэтому Михаил Ельяшевич решил сопровождать отца в ссылку на всем пути следования.

Михаил Александрович тогда уже имел, среди прочих наград, также так называемый ковер-самолет — право бесплатного проезда по всей территории СССР и на всех видах транспорта. Пользуясь этим «ковром-самолетом», он сопровождал своего отца — «врага народа» — от Москвы до Канска. Прилетев или приехав на очередной промежуточный пункт следования заключенных, он надевал все свои награды и шел к начальнику МГБ, требуя свиданий с осужденным отцом и передачи ему еды. Стоит отметить, что Михаил Ельяшевич не получил при этом ни одного отказа.

Поступок ученого не остался незамеченным: против него было создано «партийное дело», он был заштампован как «враг народа». И только благодаря своей действительной незаменимости ученый избежал заключения, отделавшись увольнением с работы. А через полгода, после смерти Сталина, он снова стал заниматься научной работой и в 1966 году получил Ленинскую премию за работы по физике плазмы, связанные с защитой космических аппаратов в атмосфере.

В газете весьма сложно изложить все, что написал в книге Борис Михайлович Филипченко о своем родоводе. Имеем надежду, что его книга станет примером для других читателей «Дня».

СПРАВКА «Дня»

Борис Филипченко родился в 1927 г. в Шепетовке. Во время Второй мировой войны сначала работал токарем на химзаводе, а в 1943 году, в шестнадцать лет, ушел на фронт и служил санитаром. Закончил Ленинградское арктическое училище; до 1954 года работал на Крайнем Севере начальником радиостанции. В 1959 году закончил Одесский электротехнический институт связи и более 40 лет проработал в радиопередающем центре Броваров.

Клара ГУДЗИК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments