Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

«40 лет жду «Моисея»

В Хмельницком областном художественном музее открылась выставка известного графика Евгения Безниско
18 октября, 2012 - 11:57
ОДНА ИЗ РАБОТ ИЗ ЦИКЛА «МОЙСЕЙ»

Нередко слава приходит к художникам после смерти. И такой ход событий даже считали закономерным. Сегодня признание художников так не запаздывает и заглядывает в дома уже немолодых мастеров. В чем же слава? В званиях и премиях? В широком признании народа? В так называемых нерукотворных памятниках? Перечисляя звания и достижения, такими людьми восхищаются. Но стоит копнуть глубже, попробовать заглянуть в душу художника, чтобы увидеть, что счастливым его делают совсем другие вещи.

Лауреат Шевченковской премии (2006), заслуженный художник Украины (1989) Евгений Иванович Безниско знает цену счастью. 19 октября художнику исполняется 75 лет!

Юбилеи принято считать определенными рубежами в жизни. Евгений Безниско традицию не нарушает: 19 октября во Львовской картинной галерее покажет свою Шевченкиану. Это более 300 работ, созданных к произведениям Кобзаря. Однако свою жизнь Евгений Иванович посвятил иллюстрациям к произведениям Ивана Франко. Хотя иллюстрациями их назвать трудно, да и не совсем правильно, ведь неповествовательный характер листов позволяет свободно трактовать, стимулирует историософское мышление зрителя. Личность этого выдающегося писателя красной нитью проходит через всю жизнь и творчество художника. Еще в юности вдохновившись литературным наследием Каменяра, он до сих воплощает яркие и незабываемые образы на бумаге.

Сегодня в Хмельницком областном художественном музее проходит выставка, в которой представлены два цикла работ художника (в экспозиции есть и вершинное произведение — «Моисей»). Кстати, иллюстрации к наследию Каменяра можно увидеть не только в Хмельницком — около половины франкианы художник подарил Львовскому национальному университету им. И. Франко.

– Связью с Франком, пожалуй, обязан тому, что очень близко были Нагуевичи от Самбора, где мы жили. В 1948-м или 1949 году мы ездили туда: еще не было музея – только дом, где родился Иван Яковлевич. Я, как и все, проходил произведения писателя в школе, но тогда классик не «зацепил»... Но когда уже был во Львове, Игорь Сандурский дал почитать пролог Франко к «Моисею». Тогда, в начале 1960-х, я как раз знакомился с местной интеллигенцией. И Иваничук, единственный из львовян, знал поэму «Моисей» на память! Меня это немного «цепляло», и я ее тоже выучил на память, говорит Е. БЕЗНИСКО.

С этим связана известная история, когда в середине 1960-х годов львовские художники объединились, специально заказали автобус и поехали по местам Франко. В автобусе мастер исторической прозы Роман Иваничук стал вслух читать «Моисея». И на первой или второй песне сбился, а Евгений Безниско подхватил, и так они вместе дочитали это произведение. Возвращается к художнику Ирина Вильде, которая была крестной мамой его сына, и спрашивает: «Кум, а откуда вы знаете эту поэму? Ведь в школе этого не проходят». Так тогда Евгений всех удивил, а иллюстрировать Франко, как вспоминает Безниско, его побудил учитель Леопольд Левицкий. Кстати, именно с «Моисея» и началось для Безниско художественное осмысление произведений классика.

Временной промежуток между созданием циклов, представленных в экспозиции Хмельницкого областного художественного музея, составляет почти 40 лет. Первые работы Евгений Безниско создал в 1960-х годах. Кстати, первые иллюстрации к произведениям Франко Безниско стали заметным явлением в культуре. Именно за этот цикл автора внесли в список неблагонадежных.

– С 1963-го по 1969 год я работал над графической серией работ к произведениям Франко. К нему я не раз возвращался, – продолжает художник. – И сейчас возвращаюсь. У меня с тех лет есть 56 иллюстраций – за них я Шевченковскую премию в свое время получил. Но книги с ними все нет...

Была такая англичанка Вера Рич, которая в 21 год выучила украинский язык. Она перевела Шевченко, Франко, Лесю Украинку, Стефаника. И помимо прочего перевела «Моисея». Сначала мы хотели издать пролог к «Моисею» на всех языках, на которые он был переведен, с моими иллюстрациями. Это было в 1969 году. Но благодаря «друзьям» планы не осуществились... И вот прошло 40 лет: Дрогобычское издательство «Коло» захотело выпустить англо-украинскую книгу с моими 56 иллюстрациями... Вера Рич два года назад умерла, так и не дождавшись издания своих переводов. Кстати, она попросила похоронить ее в Каневе, ближе к Тарасу, и покоится ныне на Казачьей горе, рядом с Чернечей. Я, наверное, долгожитель, потому что всю жизнь приходится ждать. И уже сорок лет я жду издания «Моисея»...

Появлению второго цикла предшествовала поездка в Египет в 2005 году, где художник имел возможность пройти дорогами Моисея, полностью почувствовать мистическую атмосферу Синая и по-новому переосмыслить такое близкое ему произведение Франко. Эта серия, в отличие от предыдущей, не черно-белая – она выполнена в технике пастельного рисунка. В Египте художник был поражен, как Франко, который никогда не был на этой земле, так точно передал ландшафты и ее дух...

Мне посчастливилось пообщаться с художником, когда он приехал на открытие своего вернисажа в Хмельницкий. Выяснилось, что хоть Евгения Безниско называют львовским художником, но родился он в Кагарлыке на Киевщине в 1937 году.

– Отца перед войной послали в Ровенскую область. А нас война застала на Западной Украине, – вспоминает художник. – Мы давали драпака, и я родился в Кагарлыке. Потом мы оказались в Богуславе. А отец остался в ополчении, дошел с войсками до Берлина, где был контужен, и умер в госпитале в Ковеле. А мы с мамой – нас было четверо детей – остались. Нас забрал ее брат в Самбор. Помню 1946-й – страшный голод... Там я, девятилетний, пошел в художественный кружок. Позже мой учитель узнал, что в Киеве есть художественная школа для одаренных детей. И я в 1950 году поехал и поступил в нее. Мне тогда шел 13-й год. Окончил ту школу, но очень не хотел в Киеве в художественный институт поступать – академизм тот сидел уже в печенках. Далее была археологическая экспедиция, работа на шахтах Донбасса... Только в 1958 году я поехал учиться во Львовский художественный институт. Там и познакомился с Теодозией Бриж.

Судьба избрала причудливый способ познакомить будущих супругов. На одной из многочисленных выставок Евгений Безниско заметил необычный портрет, который сразу запечатлелся в памяти. По загадочному стечению обстоятельств уже через несколько дней Евгений узнал, кто же эта женщина-скульптор. Подруга привела ее в художественный институт, когда Безниско готовился к вступительному экзамену. Там и встретились. Художник сразу почувствовал, что понимает Теодозию с полуслова, хотя она была старше его на девять лет. Они вместе работали на творческой ниве, поддерживали друг друга и доверяли. Евгений Безниско берег тайны своей жены, о которых никто из друзей даже не подозревал.

– Моя жена Теодозия Бриж родилась на Ровенщине. Отец ее Марк Бриж был надгосподарником УПА. И она, юная девушка, в 12-14 лет была связной УПА. Когда пришли советские войска, отца отправили в Сибирь. А Теодозия с беременной мамой спряталась в убежище. Но кто-то выдал этот тайник, и их забрали в тюрьму, где они заболели тифом. Их вместе с трупами выбросили в овраг за Сарнами, где должны были закопать. Но какой-то мужик увидел, что они живы, забрал к себе и выходил... Выздоровев, Теодозия экстерном сдала все экзамены, поступила в художественный институт во Львове, где училась у скульптора Ивана Северы. Окончила институт с отличием и в 1956 году получила прекрасную мастерскую, – продолжает разговор художник.

Евгений Безниско и Теодозия Бриж прожили в браке 41 год. Это был очень плодотворный творческий тандем. Вместе они создали немало художественных проектов. Стоит вспомнить их оформление мемориального кладбища Сечевых стрельцов на горе Маковка, мемориальную часовню жертвам НКВД в Золочевском замке, памятник Даниле Галицкому, построенный во Владимире-Волынском...

В 1960-е мастерская Теодозии Бриж во Львове была культурным центром для львовской интеллигенции и не только. Так, Иван Драч праздновал здесь свое бракосочетание, Богдан Ступка вместе с друзьями – 50-летие, а еще не раз и не два бывали здесь Иван Миколайчук и Николай Винграновский, Алла Горская и Дмитрий Павлычко, Виталий Розстальный и Сергей Данченко, Лесь Танюк и Лина Костенко, и многие другие, без которых украинская культура ХХ века не состоялась бы.

– Львовский поэт Николай Петренко написал у нас в мастерской слова песни «Намалюй мені ніч» (ее исполняет София Ротару). Он как-то писал: «Ми у розмовах храм казковий / Всьому прекрасному звели. / Ми тут молилися Рубльову / І Лактіонова кляли». Действительно, такой была атмосфера. Наш кум – Дмитрий Павлычко, а кума – Ирина Вильде. Вторые кумовья – актеры-заньковчане Таисия и Федор Стригун, – рассказывает художник. – Однажды возникла идея: найти такие места, которые были бы знаковыми для Львовской области и интересные в историческом аспекте. И мы наметили три. Первая – могила князя Святослава, сына Владимира Великого, брата Бориса и Глеба, брата Ярослава Мудрого. Он погиб 24 августа 1015 года в горах – догнал его брат Святополк Окаянный Петр (это же они сражались за княжеский престол после смерти Владимира). Догнал и там сколол – оттуда и топонимы Скольное, река Опир, Славское. Люди сохранили могилу князя Святослава до наших дней – курган.

Второй наш пункт – Юрий Дрогобыч Котермак. Ректор Болонского университета, первый избранный студентами ректор в Европе. Он написал книгу «Прогностик...» («Прогностическая оценка текущего 1483 года»), которая так прозвучала, как в свое время Нострадамус.

И третье знаковое место – Маковка, где в 1915 году, ровно через 900 лет после князя Святослава произошло сражение Сечевых стрельцов.

При советской власти мы смогли только Юрию Дрогобычу памятник сделать. Но открыли его только в 1999 году, через два месяца после смерти моей жены Теодозии Бриж. На очереди было мемориальное кладбище Сечевых стрельцов на Маковке, которое мы делали вместе с сыном. Его также открыли уже после ее смерти. Поэтому в 1999 году мы открыли эти две точки, которые запланировали.

А вот князя Святослава не могли открыть в течение 18 лет! Сделали рельефы, но не было финансирования, чтобы изготовить 18-метровый крест из мраморной крошки. Позже закрылась скульптурная фабрика. И бронзовые рельефы стояли на фабрике наполовину оплаченные. Мы очень боялись, что это пропадет (бронзу могли украсть). И лишь не так давно нашлись неравнодушные люди, которые помогли реализовать начатое. Но скульптурная фабрика уже не могла исполнить тот заказ. Тогда пригодилось село Демня, где живут мастера, которые с деда-прадеда в камне работают. Они взялись за этот памятник и из камня сделали 18-метровый крест. Конечно, из деталей, но когда его уже ставили, то даже полсантиметра погрешности не было! И вот 21 августа нынешнего года состоялось открытие памятника...

С 2003 года у Евгения Ивановича появилась надежная опора – вторая жена Леся. Познакомились супруги в магазине, где Леся продавала книги, а Евгений Безниско часто их покупал. Свадьбу отгуляли в Золочевском замке. С тех пор госпожа Леся работает в мастерской-музее Теодозии Бриж. А еще Безниско открыл в своей жене талант художника. «Десять лет назад она и кисти в руках не держала, а теперь – международные выставки», – хвастается художник. Так они вдвоем и работают. Часто на выходных едут маршруткой по селам Львовщины и рисуют.

И возраст не стал помехой для путешествий и творчества. И планов у Евгения Безниско хватает, потому что с возрастом художественный пыл не стихает.

Любовь БАГАЦКАЯ, фото автора
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments