Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Украинские Чингизиды

В галерее «Дукат»
13 июля, 2009 - 21:32
ТАКИМ ЮРИЙ НИКИТИН УВИДЕЛ САХИБА ГЕРАЯ, ХАНА КАЗАНИ, А ЗАТЕМ — ХАНА КРЫМА И ОСНОВАТЕЛЯ БАХЧИСАРАЯ / ФОТО ПАВЛА САЧЕКА

Наконец-то мне посчастливилось побывать в Киеве на вернисаже, где лица собравшихся дам и господ были отмечены не снобизмом и скукой, а интеллектом. Готовностью понять, что на самом деле представлено их вниманию и какова дополнительная («добавочная») ценность проекта. Потому что «Чингизиды Украины» не имеют ничего общего с распространенной в украинском современном искусстве практикой, когда собирают у художников работы, а затем придумывают под них броское названьице. Тут был проект в изначальном значении этого понятия — как результат (остро захотелось назвать «плодом») серьезной исследовательской работы.

«В этой новой и «жирной» по месту расположения галерее торговать будут советским прошлым, исключительно», — таковы были первые суждения, слышанные мной о новой галерее «Дукат». Она и впрямь открылась в центре столицы, на улице власти. Но тут, о местоположении, следует сказать, что наконец-то — в правильном месте, ибо по закону галерейной деятельности располагаться им желательно в прогулочной части города. Это просто необходимое условие не только для уровня продаж, но и с просветительской точки зрения. И вот тут-то галерея начала выполнять свою миссию: представляя проект «Чингизиды Украины», и, в его рамках, исследование «Повелители двух материков» крымского историка Олексы Гайворонского. Что в высшей мере оказалось уместным опять-таки с точки зрения местоположения — «Дукат» расположен в одном здании с Институтом востоковедения НАН Украины, и таким образом попадает в уже заданную спецификацию. А кроме того, представлять такой научно-популярный труд — это честь и роскошь.

Просветительской изюминкой стало и тонкое выступление востоковеда Юрия Кочубея. Полезно вспомнить, что он был первым послом независимой Украины во Франции, и тут вырисовывается важная и далеко не всеми осознанная тема: во все годы нашей составности в СССР Украина имела собственную дипломатическую школу и собственное представительство в ООН, поколения дипломатов, по преимуществу — патриотов именно Украины, а не «великого и ужасного» СССР.

Сами портретные работы, созданные Юрием Никитиным, являют нам облики крымских ханов династии Чингизидов. Максимально приближенные к сохранившимся изображениям соответствующей эпохи, но, в отличие от них, лишенные формальности и условности, диктовавшихся канонами ислама, они возникли в результате длительной, скрупулезной работы. Я бы даже сказала, труда, но в первую очередь — сотрудничества ученого и художника. Это — опыт реконструкции, когда в точном соответствии со стилистикой эпохи и следуя описаниям, собранным из многочисленных источников, восстановлены образы плеяды властителей. Они сами по себе имеют несомненную художественную ценность — то, что заставляет рассматривать долго, всматриваться, разглядывать. Даже переживать. А человека, которого в раннем детстве (мне тогда было пять лет) поразило в Бахчисарае все, наложившись на фильм-балет «Бахчисарайский фонтан», где Майя Плисецкая (Заремба) из ревности погубила Галину Уланову, — и подавно.

Непосредственность личностного восприятия создает мультимедийность проекта. Замечательная музыка Аллы Загайкевич, пропустившей через себя крымскотатарский мелос еще работая над фильмом Олеся Санина «Мамай», замыкает пространство выставки в цельный мир. Не просто увлекательный, но значимый для нашей национальной самоидентификации.

Вот и Дмитрий Горбачев, искусствовед, консультант аукционов Sotheby’s и Christie’s, подчеркивает: «К выставке можно применить термин, который встречаем у российского писателя Андрея Платонова — «национальный эгоизм». Очень нужная, продуктивная вещь. У россиян это русскоцентризм, у украинцев — должен быть свой угол зрения. В проекте «Чингизиды Украины» продемонстрирован крымоцентрический взгляд. Иногда он тоже бывает «через край», например, когда Тугайбея провозглашают героем украинского народа. Но украинцы действительно ценили и прибегали к помощи крымских татар, бывших первоклассными воинами. У них была непревзойденная 300-тысячная конница, передвигавшаяся молниеносно. У татар научились этому стилю и украинские казаки.

В Москве совсем другое отношение к этой истории: там не любят вспоминать, что еще в 1700 году Москва юридически была вассалом Крымского ханства. Крымские татары — просвещенная нация. Я ощутил это, увидев письмо из средневекового Бахчисарая, написанное в Швецию на латыни. Культура Крымского ханства была высокой и влиятельной. Чрезвычайно важно, что и выставка, и книги Олексы Гайворонского открывают это украинскому обществу. Дают осознать родственность наших народов, истории. Тут важно мастерство, с которым Юрий Никитин использует стили тюркской и персидской миниатюры, создавая портреты-характеры. Изображения Гераев здесь интересны и формой и содержанием. Двойной портрет Мехмеда III и гетмана Михаила Дорошенко, погибшего при освобождении этого хана из плена, открывает нам глаза на побратимства не только властителей, но и наших народов».

Куратор «Чингизидов Украины» Константин Дорошенко — историк по сути своей, а не только образованию. Он превосходно понимает, что без знания доподлинной истории нельзя достичь адекватного понимания собственной страны, тем более, когда речь идет о таком лакомом куске (сегодня — совсем не только для историков), как Крым. Речь идет о наследии такого уникального народа — крымских татар — судьба которого так тесно переплетена с украинской стариной и, главное, современностью.

Уте КИЛЬТЕР, арт-критик, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments