Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

100 лет одиночества

21 мая, 2015 - 17:50

Статья доктора исторических наук, профессора Станислава КУЛЬЧИЦКОГО «Смертный приговор народа» («День» № 72-73, 24-25. 04. 2015), в которой шла речь о страшной трагедии армянского народа, что он испытал ровно 100 лет назад, не оставила и не могла оставить безразличными многих читателей «Дня». И это понятно: украинцы, которые потеряли миллионы и миллионы жизней лучших своих сыновей и дочерей в ужасных катаклизмах ХХ века, организованных тоталитарными режимами, не остаются безразличными к чужой боли (вообще, чужой боли не бывает, кто это отрицает — делает первый шаг на пути к злодеяниям). Статья украинского историка привлекла пристальное внимание и иностранных читателей нашей газеты. В частности, посольство Азербайджанской Республики в Украине прислало в «День» письмо, в котором предложило альтернативный взгляд на катастрофу армянского народа. Этот взгляд отстаивает в своей статье азербайджанский историк госпожа Шелале Гасанова.

Руководствуясь традициями «Дня»: представлять на наших страницах самые разнообразные точки зрения, а также исходя из того, что обсуждаемая тема имеет общегуманистическое и универсальное значение (никоим образом не узконациональное!), мы печатаем статью Ш. Гасановой, а также ответ профессора С. Кульчицкого. Чьи аргументы более убедительны — судить нашим читателям.


 

Мировое армянство в конце апреля отмечает 100-летие своего «геноцида». Потом наступит завтра, затем послезавтра, пройдут месяцы и годы, подойдет дата очередных полуюбилеев квазигеноцида, и те, кто ведет нещадные баталии за и против, поймут, что по сути ничего не изменилось. Даже после того, как Евросоюз предпочел смотреть на события 1915 года сквозь флер собственных интерпретаций, а Ватикан и Австрия признали «геноцид армян», тюркский мир, равно как и ряд западных политиков и ученых, справедливо убеждены в том, что трагические события в Османской империи в 1915 г. априори не подпадают под дефиницию Р.Лемке.

Перепалки и словесные драки вокруг этой темы никоим образом не могут быть спором, в котором рождается истина, поскольку ключевую роль здесь играют не поиски той самой истины, а политические интересы. В эту парадигму укладывается как принятие Европарламентом резолюции о провозглашении дня памяти жертв, так и политкорректные действия ООН, где не спешат признавать «геноцид армян» и призывают установить факты. Иными словами, те, кто вырядился в тогу рачителей «геноцида армян», руководствовались отнюдь не сочувствием к павшим жертвам. Ими двигала жажда заклеймить Турцию, чтобы помешать позитивному восприятию этой страны международным сообществом. А ООН такой цели не ставит, поэтому и демонстрирует свое уважение и доверие к его величеству факту. Все просто, как дважды два.

ТРАГЕДИЯ АРМЯНСКОГО НАРОДА НЕ БУДЕТ ЗАБЫТА И В ХХІ ВЕКЕ / ФОТО С САЙТА DIC.ACADEMIC.RU

По понятным причинам промоутеры «геноцида армян» нигде не упоминают о том, что в конце августа 1915 года Талат-паша отдал приказ о прекращении переселения армян в другие регионы Османской империи. Около 400 000 человек из числа депортированных вернулись в свои дома сразу же после выселения, так и не доехав до места ссылки. Даже небезызвестный журналист Грант Динк говорил, что численность вернувшихся в родные очаги армян была около 300-350 тысяч. Ну и самый убедительный аргумент — более 100 тысяч армян по сей день живут и процветают в Турции.

И все же был геноцид армян в Османской империи или нет? Судя по многообразию совершенно полярных ответов, сей злободневный вопрос рискует надолго остаться в ранжире риторических. Если взять за основу материалы исследований Белого дома в период президентства Р. Рейгана, то не было того, что называется этнической чисткой с целью полного уничтожения нации. Об этом наряду со многими западными экспертами неустанно свидетельствует советник Рейгана но правовым вопросам Брюс Фейн. Он утверждает: исследованиями было доказано, что армяне истребили два миллиона османских турок, а потери самих армян в тот период составили около 500 тысяч человек.

Можно апеллировать и к другим источникам, среди которых истиной в последней инстанции, как правило, является наука. Два года назад на российском государственном канале «Культура» в одном из выпусков популярного тележурнала «Власть факта» президент института стран Азии и Африки, видный специалист по Османской истории профессор Михаил Мейер категорично заявил: «Тему геноцида хотела разыграть Антанта. Они эту тему разыграли очень сильно в том плане, что повинны мусульмане и невинны армяне-христиане. Хотя на самом деле там было побоище с обеих сторон. Всего-то было полтора миллиона армян. Поскольку какая-то часть сохранилась, нельзя говорить, что было полтора миллиона жертв геноцида. Многие умерли от голода, болезней». Дело в том, что в Первую мировую войну Османская империя наряду с государствами сложившегося в 1904 — 1907 гг. Тройственного Союза — Германией, Австро-Венгрией и Италией — выступила против Антанты — Англии, Франции, России и их союзников в лице США. С этого времени османов начали обвинять в преднамеренной политике истребления армянского меньшинства. В прошлом году ученый так же настойчиво артикулировал свою точку зрения в СМИ: «Армянская сторона раздувает эти цифры. По моим подсчетам, в ходе событий 1915 года погибла треть армянского населения Османской империи. Неправильно говорить, что армяне были зверски убиты с помощью огнестрельного и холодного оружия, потому что многие из них умерли во время переселения. Я не могу сказать, правильно ли называть это «геноцидом». Но есть неоспоримый факт, который заключается в том, что в годы Первой мировой войны потерь среди мирного турецкого населения было невероятно много». Примечательно, что авторитетный российский ученый фактически опровергает «геноцид армян» в стране, в которой в 1995 году Госдума на парламентском уровне признала этот геноцид. Наверное, все дело в принципиальности научной мысли.

Обратимся к западным ученым. Михаэль Гюнтер, профессор политических наук Технического университета Теннесси, называет имена армянских писателей, таких как Луиза Налбандян, Джеймс Мандалян и Армен Гаро, которые пишут, что еще в преддверии массовых убийств 1915 г. армяне открыто воевали против турок. С данным обстоятельством соглашаются и известные западные ученые, такие как Уильям Лейнджер, Арнольд Тойнби, Уолтер Лакер. Профессор ссылается на журналиста New York Times Сабрину Тавернайс, которая написала, что сокращение численности армян на 900 тысяч человек в Османской империи в 1915—1917 гг. не означает, что все они погибли. Многие выжили, бежали и, в конце концов, обосновались в других странах. Ученый утверждает: «Что касается документов, якобы подтверждающих факт официальной политики геноцида, то таковых просто нет. Хотя есть бесчисленное множество описаний тяжелого положения армян, это не доказывает преднамеренность действий Османского правительства». Элизабет-Энн Уил, ученый-историк из Кембриджского университета, в составленном ею «Словаре Первой мировой войны» зафиксировала такой факт: «Репрессии по отношению к армянам выражались в том, что несколько раз их попытки переворотов подавлялись правительством младотурок... Турки начали разоружение армянских гражданских лиц после того, как 2500 повстанцев взяли Ван в апреле 1915 года и провозгласили временное правительство».

Автор книг об истории Османской империи Эдвард Эриксон из Бирмингемского университета однозначно опровергает обвинения в адрес младотурок и считает историческую литературу такой направленности «эмоционально заряженной». По мнению ученого, «из-за попыток армян Османской империи заставить мировое сообщество признать геноцид армян сбалансированный и объективный дискурс на эту тему стал весьма затруднительным. Обвинения в геноциде не основываются на достоверных доказательствах, и официальной политики этнического уничтожения армян не было».

Э. Эриксон указал на камень преткновения — «объективный дискурс на эту тему стал весьма затруднительным». Минувшие 100 лет показали, что он стал невозможным, поскольку абсолютно полярна система ценностей сторонников и противников признания «геноцида армян». Для тех, кто против признания «геноцида», главной ценностью является ФАКТ, взятый из исторических источников и свидетельских показаний. Для адептов геноцидальной идеи в ранжире главных ценностей первенство — за продуктом ПРОПАГАНДЫ. Для противников признания квазитрагедии важны гуманитарные ценности, предполагающие признание многотысячных жертв из числа истребленного армянами мусульманского населения Османской империи. В случае же армянства — в приоритете ксенофобия. Проблема еще и в отсутствии равноправного диалога, который возможен исключительно при желании сторон УСЛЫШАТЬ друг друга. К тому же диалог предполагает равные права на самовыражение и волеизъявление. Но разве силы, которые под жупелом прав человека насильственно продвигают свои политические интересы, дают возможность продвинуть в мировом сообществе точку зрения тюркского мира?

Обзор мнений и аргументов приводит к убеждению, что, по большому счету, придуманный западными политтехнологами геноцид — это не всеармянская объединяющая идея, а внушающий отвращение смердящий жупел, под который согнали все армянство.

Шелале ГАСАНОВА, историк, Азербайджан


 

И все же это был геноцид

Пани Шелале Гасанова сомневается в том, подпадают ли трагические события 1915 года в Османской империи под дефиницию Рафаэля Лемкина. Разработанное Лемкиным определение геноцида было воплощено в Конвенции ООН, которая вступила в силу 12 января 1951 года. Фундаментальная дефиниция геноцида, приведенная в Конвенции и используемая в международных судах, звучит так:

«Геноцид означает любое из следующих действий, совершаемых с намерением уничтожить, полностью или частично, национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

1  убийство членов группы;

2   причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

3   преднамеренное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

  меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

5  насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую». (Рафаэль Лемкин: советский геноцид в Украине. Статья на 28 языках. — Киев, 2009. — С. 25).

Для вывода о геноциде достаточно одного из перечисленных действий, однако на практике смертоносные для сообщества действия встречаются в большем, чем одно, количестве.

В моей статье «Смертный приговор народу» (Армянский геноцид 1915 года и его уроки), которую «День» опубликовал 24-25 апреля 2015 года, приводятся факты, подпадающие под пункты 1, 3 и 5. По пункту 5 можно добавить, что вместе с детьми наблюдалась передача молодых женщин в гаремы. Пункт 2 я не вспоминаю, потому что причинение серьезных телесных повреждений считалось религиозными фанатиками недостаточной мерой, «неверные» должны были сгинуть. Те, кто избежал смерти, могли чувствовать умственное расстройство, но статистика учитывать этого не может. Известно, однако, что мирового значения композитор и дирижер Комитас (Согомон Согомонян), который жил в Константинополе (нынешнем Стамбуле) и видел то, что делали с армянами, стал психически больным и прекратил творческую деятельность, хотя умер в Париже только через 20 лет.

Хотел бы высказаться и относительно ключевого элемента в формуле геноцида: «уничтожить полностью или частично». Применяя этот элемент к конкретным фактам, встречаемся с двумя величинами: количеством членов группы и количеством уничтоженных в ней лиц. Те, кто хочет искусственно обосновать геноцид или так же искусственно отрицать его, манипулируют этими двумя величинами.

Две трети статьи «Смертельный приговор народу» я посвятил уничтожению армян в 1878, 1895—1896 и 1909 гг. Приблизительное количество жертв за эти годы составляло 326 тыс. человек. В существующей литературе приводятся тысячи и тысячи свидетельств тех, кто выжил, и эти рассказы не позволяют никому оставаться равнодушным. В моей статье приведено только несколько фактов, дающих представление о характере убийств. Только треть статьи я посвятил подразделу под названием «Геноцид» о событиях 1915 года. Перед тем, как объяснить такую структуру статьи, сошлюсь на суждение французского ученого Ива Тернона, у которого есть фундаментальные исследования по истории Холокоста и армянского геноцида.

В первом издании книги «Армяне. История геноцида» (1977 год) Ив Тернон считал, что армяне стали жертвой нескольких геноцидов, но во втором издании (1996 год) признал геноцидом только события 1915 года, а предыдущие — уничтожением геноцидного характера. В предыдущие годы армяне уничтожались частично, а в 1915 году были уничтожены практически полностью. Как объяснял Тернон, он изменил свое суждение во избежание банализации определения «геноцид». Действительно, трудно определить количественные параметры для понятия, предусмотренного Конвенцией ООН, если речь идет о частичном уничтожении человеческого сообщества.

Уничтожение 326 тыс. армян — это достаточный количественный предел для убийств, подпадающих под определение геноцида. Однако я солидарен с Терноном, который сделал ударение на событии, сопровождавшемся полной ликвидацией армян на их этнической территории, но не признал геноцидом другие события. Правда, суть дела — не в банализации определения «геноцид».

Проанализируем такие слова из Конвенции ООН о геноциде: «действия, совершаемые с намерением уничтожить... группу как таковую». Чем отличаются действия по уничтожению предыдущих лет от действий 1915 года? В предыдущие годы резню совершали подстрекаемые султаном и его губернаторами неграмотные мусульманские селяне. Они имели выгоду, присваивая после убийства армян их землю, имущество, женщин и детей. Но все-таки эти действия представляли собой вспышки стихийного религиозного фанатизма, который нередко приводил к трагическим последствиям не только между мусульманами и христианами, но и внутри мусульманских сообществ, между шиитами и суннитами. Действия европейски образованных деятелей младотурецкой партии «Единение и прогресс» в 1915 году исключали любую стихийность. Координация и информационная изоляция этих действий обеспечивались государственным аппаратом, а их конечная цель выражала намерение полного уничтожения армян. Мухаджиров, то есть мусульманских беглецов из России и оккупированных Россией османских провинций, а также кочевые курдские племена власть использовала в качестве слепого орудия убийства. Термин «единение» свихнувшиеся на панисламизме и пантюркизме младотурки понимали как очищение империи от христианских иноверцев — армян, греков, айсоров. В своей статье я остановился только на армянах.

Поскольку этой статьей заинтересовались иностранные посольства в Украине, хотел бы обратить внимание, что армянский геноцид столетней давности не обременяет виной современную Турецкую Республику. Обвиняя в геноциде султанскую власть, надо принять во внимание, что декретом Османской империи вожди партии «Единение и прогресс» были подвергнуты суду в декабре 1918 года по обвинению во втягивании страны в войну на стороне Германии и организацию геноцида армян. Все они были приговорены к смертной казни, но заочно, потому что бежали в Германию и растворились в толпе. Выполнение приговора организовал съезд партии Дашнакцутюн, который состоялся осенью 1919 года в Ереване. 15 марта 1921 года Согомон Тейлирян застрелил в Берлине Талаата, и суд оправдал убийцу. 5 декабря Аршавир Ширакян ликвидировал в Риме главу первого кабинета младотурков Саида Халима. 17 апреля 1922 года Арам Ерканян застрелил в Берлине Шакира и бывшего губернатора Трабзона Джемаля Азми. 25 июля Петрос Тер-Погосян и Арташес Геворкян уничтожили в Тифлисе бывшего министра военно-морских сил Ахмеда Джемаля.

Мехмет Назим избежал армянских мстителей, вернулся в Турцию, предпринял неудачную попытку покушения на Мустафу Кемаля Ататюрка и был наказан смертью. Бывший военный министр Энвер-паша перебрался из Германии через Баку в Среднюю Азию, возглавил антисоветское движение басмачей и в 1922 году погиб в бою.

Шелале Гасанова привела «самый убойный аргумент» против геноцида: больше 100 тыс. армян сегодня живут и процветают в Турции. Я приводил в своей статье данные о расселении армян в Османский империи: совокупные данные — до трех миллионов человек во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Через четыре десятилетия количество их могло бы существенно увеличиться за счет естественного прироста, но в 1918 году в стране осталось не больше 150 тыс. армян, причем не на их исконных землях, а в Константинополе и окраинах к западу от Проливов. На этой территории младотурки воздержались от полного уничтожения армян, побаиваясь реакции крупных государств. Современные переписи регистрируют наличие 65 тыс. армян, расселенных преимущественно в Стамбульской агломерации (14 млн человек). В Великой Армении (Эрзурум, Ван, Битлис, Диярбакыр, Шарпут, Сиирт), в Малой Армении (Трабзон, Сивас) и в Киликии армян не осталось совсем. Какой аргумент может быть весомее, чтобы признать наличие геноцида?

С точки зрения международного права геноцид является самым ужасным преступлением из всех возможных. Поэтому государства, которые считают себя правопреемниками правительств, совершавших геноцид, открещиваются от такого определения и угрожают ухудшением политических и экономических отношений всем остальным государствам, которые будут настаивать на геноциде.

И в завершение несколько слов о реагировании азербайджанских политиков и ученых на армянский геноцид. У Армении и Азербайджана есть спорный вопрос о принадлежности Карабаха. Можно становиться на ту или иную сторону в этом вопросе, но ясно, что он никак не связан с событиями 1915 года в Османский империи. Агрессивное и необоснованное отрицание армянского геноцида означает только то, что азербайджанские ученые и политики греют руки у чужого очага.

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, доктор исторических наук

Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments