Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

«Бернард Шоу, добро пожаловать в ад!»

К 82-й годовщине посещения Бернардом Шоу СССР
31 июля, 2015 - 11:13

К ноябрьским дням чествования памяти жертв Голодомора в 2014 г. в центре Запорожья по ул. Дзержинского (бывшая ул. Розы Люксембург, 7) открыли памятную доску, на которой указывается, что рядом с этим зданием стоял дом ребенка, где на протяжении полутора лет — с мая 1932 по ноябрь 1933 г. — умерло почти 800 детей в возрасте от двух недель до трех лет. Доска была открыта благодаря стараниям демократической общественности города, ученых, в частности депутата областного совета, доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой новейшей истории Украины Запорожского национального университета Ф.Г. Турченко. К разговору о тех страшных событиях приглашаю также директора Запорожского краеведческого музея, доктора исторических наук Г.И. Шаповалова, а также доцента кафедры детских болезней факультета последипломного образования Запорожского государственного медицинского университета, кандидата медицинских наук Ю.В. Котлову.

З.П.: — Уважаемый Федор Григорьевич, когда и как вам удалось обнаружить эти материалы?

Ф.Т.: — Документы об этой трагедии обнаружил в местном архиве краевед Андрей Пенек. Было это в 2007 г. Он скопировал акты смерти по этому адресу с мая 1932 по ноябрь 1933 г. Именно тогда готовилась «Национальная Книга памяти жертв Голодомора 1932—1933 годов в Украине. Запорожская область». Данные о трагедии в местном приюте он передал мне как руководителю научно-редакционной группы этого издания. Имена этих детей внесены в Книгу памяти. Конечно, умерло значительно больше. При более тщательном исследовании цифра точно установленных жертв поднялась до 788. Но и это не все. Просто соответствующие документы сохранились только по указанным полутора годам. Умирали и до мая 1932 г., и после ноября 1933 г.

З. П.: — Как получилось, что в этом доме ребенка за полтора года умерло столько детей — ежедневно почти по два ребенка? Каким по размерам был этот дом?

Ф. Т.: — По размерам этот дом был небольшим, две палаты: одна — для девочек и другая — для мальчиков. Остальные — подсобные помещения.


Бернард Шоу

Во время Голодомора в Запорожье стремились спастись десятки тысяч крестьян, которые с детьми шли и ехали на Днепрогэс и другие новостройки сталинской пятилетки. Люди надеялись найти работу и еду. Кто-то находил, но большинство — нет. Но в городе умирали так же, как и в селе. Детей иногда оставляли на вокзалах (рядом их два), на улицах, около учреждений, в подъездах и т.п. с надеждой на то, что их подберут представители государственной власти и накормят. Оставляли, надеясь, что они будут спасены.

З. П.: Сохранились ли архивные данные о том, какие финансовые ресурсы выделялись из городского бюджета Запорожья на этот дом ребенка? Сколько детей, находившихся в этом доме, выжило?

Ф. Т.: — Сколько выделяли детям, неизвестно. Важно другое. Рядом с этим приютом были расположены здания суда, прокуратуры, милиции, ГПУ, горкома партии, горисполкома, другие государственные учреждения. Эта территория — это центр города, где жила самая обеспеченная часть населения края — тысячи партийных и советских служащих, милиционеров, судей и т.п. Они находились на государственном обеспечении (в их пайки входили крупа, мясо, жиры, сахар, яйца, сельдь, свежая рыба, чай, молоко; эти пайки выдавались как на главу семьи, так и на иждивенцев). Пайки постоянно увеличивали. По этому поводу сохранилось много документов. Если бы хотя бы один раз в неделю эти люди оказали продуктовую помощь несчастным детям, младенцы имели бы все шансы выжить.

Эти люди знали все, ходили рядом и... не помогали. Большего преступления не придумаешь. Разве это не фашизм в коммунистической обертке?

З. П.: — Где происходили захоронения детей? Установлен ли на месте их захоронения памятный знак?

Ф. Т.: — Места захоронения неизвестны. Свидетелей нет, архивы молчат. Очевидцы говорили по крайней мере о двух массовых захоронениях времен Голодомора на окраинах города. Однако эти места до сих пор так и не исследованы. Власти не до этого, хотя Служба безопасности или прокуратура должны были бы этим заняться. Не определено, соответственно, и место захоронений этих младенцев, не поставлен крест.

З. П.: — Как вы можете охарактеризовать социальный состав умерших детей?

Ф. Т.: — В упомянутой «Книге памяти...» мы обозначили их социальное состояние так, как оно было указано в записях акта о смерти. Больше всего, конечно, выходцев из крестьян. Но у подавляющей части происхождение не установлено. Наверное, это те, кого родители оставляли без каких-либо документов. Поэтому есть такие экзотичные записи имен, как, например, Бернард Шоу, Леся Украинка, Анна Каренина, Демьян Бедный и т.п. Чем руководствовались работники приюта, давая детям такие имена, сказать трудно.

ФОТО СВИДЕТЕЛЬСТВА О СМЕРТИ БЕРНАРДА ШОУ, МЛАДЕНЦА, КОТОРОГО НАЗВАЛИ В ЧЕСТЬ ВИЗИТА В СССР ИЗВЕСТНОГО АНГЛИЙСКОГО ПИСАТЕЛЯ

Относительно упомянутого Бернарда Шоу известно только, что его возраст — «2» (недели, месяца, года — неизвестно), умер он первого августа 1933 г., причина смерти — истощение (так записано в свидетельстве). Не исключаю, что его могли так назвать в честь визита в СССР 21-31 июля 1933 г. известного английского писателя Бернарда Шоу — лауреата Нобелевской премии. О Лесе Украинке сказано, что ее возраст — восемь месяцев, умерла 6 февраля 1933 г., причина смерти та же — истощение.

З. П.: — Возможно, кто-то слепо верил в большевистский рай и так хотел увековечить приезд всемирно известного писателя?

Ф. Т.: — В действительности это был не рай, а ад, а Бернард Шоу был жертвой большевистской мистификации. Процитирую относительно этого факта материал одного из источников: «Когда Б[ернарда] Шоу, посетившего СССР..., европейские журналисты спросили о голоде, он со свойственным ему цинизмом ответил, что никогда и нигде не ел так вкусно, как в СССР. Писатель в целом отмечался исключительной аморальностью и двойными стандартами, несмотря на то, что его мифологизированная фигура является одним из образцов «нравственности» в литературе XX века». Бернард Шоу полностью отрицал факт украинского голодомора и репрессий против украинской интеллигенции.

Но что говорить о чужестранцах, если соорганизатором Голодомора, этого украинского ада, был выходец из нашего Запорожского края Влас Чубарь.

З. П.: — Георгий Иванович, из предыдущей беседы с вами знаю, что в вашем музее есть личные вещи Власа Чубаря. Что это за вещи?

Г. Ш.: — В 1977 г. мне, как музейному работнику, пришлось впервые побывать на родине Власа Чубаря в селе Чубаревка (до 1925 г. — Федоровка) Пологовского района Запорожской области. В Чубаревке крестьяне сохранили дом, в котором родился их известный земляк. Общаясь с ними, я спросил, есть ли в доме или в селе какие-то личные вещи самого Власа Яковлевича, его родителей или родственников. В ответ мне передали нагрудный знак, который Власу Чубарю в марте 1933 г. вручили колхозники Одесской области. На лицевой стороне знака рядом с изображениями полей и тракторов на красном флаге сделана надпись: «Кращому колгоспникові вдарникові. Колгоспник підмога радвлади на селі». На обороте ювелиры выгравировали слова: «т. Чубарю від колгоспників Одещини» и поставили дату: 3.3.1933. Сделан этот знак из серебра, которое собрали крестьяне Одесщины, а изготовили его по их индивидуальному заказу, по-видимому, в единственном экземпляре.

Только со временем, когда правда о Голодоморе в Украине стала известной, осознаешь весь ужас даты «1933». Фантасмагорическим является то, что именно во время голодомора Влас Чубарь получал такие памятные знаки, причем от простых людей — крестьян, хотя в итоге мы знаем, как организовывали вручение таких знаков (в действительности по указанию органов партии или власти).

Влас Чубарь, как известно, именно во время голодомора возглавлял Совет народных комиссаров УССР, а следовательно и на нем лежит непосредственная вина за акт геноцида на территории УССР. 13 января 2010 г. Апелляционный суд г. Киева вынес относительно него и других причастных лиц надлежащее решение. Памятники Чубарю в Киеве и Краматорске были демонтированы.

13 ЯНВАРЯ 2010 г. АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД КИЕВА ПРИЗНАЛ В. ЧУБАРЯ ВИНОВНЫМ В ОРГАНИЗАЦИИ ГОЛОДОМОРА И ПОСТАНОВИЛ: «ОСНОВАНИЙ ДЛЯ РЕАБИЛИТАЦИИ ЧУБАРЯ ВЛАСА ЯКОВЛЕВИЧА НЕТ»

По одной из версий, причиной сталинских репрессий относительно В. Чубаря было то, что в 1934 г. он на XVII съезде ВКП(б) был среди оппозиционеров, которые предложили С. Кирову сменить И. Сталина на должности руководителя партии. Киров вроде бы отказался, но рассказал об этом предложении вождю. Возможно, именно это и стало причиной репрессий и казни В. Чубаря в 1939 г. (в августе 1955 г. судебными органами СССР он был реабилитирован).

Если эта версия отвечает истине, то можно предположить, что Влас Чубар знал или догадывался о настоящих последствиях голода в УССР и, выступая против И. Сталина, хотел таким образом оградить республику от таких актов геноцида в будущем. Но это, разумеется, не приуменьшает его вину в совершенном преступлении.

З. П.: — Юлия Валентиновна, в архиве мы с вами просматривали карточки (актовые записи о смерти) из дома ребенка Октябрьского района г. Запорожья за 1932—1933 гг. Как вы, как детский врач, можете прокомментировать причины смерти этих детей? Какова статистика этих смертей и какова, с вашей точки зрения, настоящая их причина?

Ю. В.: — Просмотрев актовые записи о смерти детей первых лет жизни, умерших в приюте в указанный период, могу констатировать, что диагноз истощение имели почти 30% деток. Остальные умерли от инфекционных болезней желудочно-кишечного тракта(35%), заболеваний легких (10%), инфекционного вирусного заболевания корью (13%) и еще 12% — от других заболеваний. В проанализированной документации высокие показатели смертей от инфекционного поражения желудочно-кишечного тракта регистрировались как среди населения города, так и в приюте. Поражает значительный рост заболеваемости корью, что свидетельствует о фактической эпидемии этого заболевания в условиях отсутствия вакцинации малышей.

Не вызывает сомнений причина смерти от истощения, кахексии, атрофии до костей (последние два термина, которые также встречаются в актах о смерти, — это тоже проявления голодания), количество которых выросло именно в середине лета 1933 г., то есть именно во время уборки урожая на плодородных землях Южной Украины. Причем количество погибших малышей летом 1933 г. (больше 120 смертей) превышало аналогичные показатели за зимние, весенние месяцы того же года почти в 2,5 раза и было в 10 (!!!) раз больше, чем за весь 1932 г. Среди погибших половина малышей должна была вскармливаться только молоком матерей, потому что их возраст составлял меньше 3—4 месяцев. Изучая актовые записи, я натолкнулась на самые страшные дни в конце июля (20—23.07.1933 г.): среди 360 свидетельств о смерти половина документов была выписана именно детям приюта.

Конечно, диагнозы, которые были поставлены больше чем восемьдесят лет назад, имеют расхождения с современной международной классификацией заболеваний. Так, в конце 1932 г. начал появляться среди причин смерти такой диагноз как нарушение питания (около 20 случаев), который в дальнейшем, вероятно, трансформировался в истощение. Но это только мои предположения, которые не имеют объяснений в коротких записях причин смерти.

Между прочим, поражения желудочно-кишечного тракта (35% детей) могли иметь не только инфекционный характер, ведь такие клинические проявления могли стать звеном поражения органов и систем органов из-за недостаточного поступления питательных веществ или их ненадлежащего качества (испорченные или даже несъедобные продукты). Кстати, значительная смертность от инфекционных болезней тоже является следствием белковой недостаточности, связанной с недоеданием, так как приводит к несоответствующей иммунной защите организма.

З.  П.: — Сейчас в Запорожье тоже есть дом ребенка (приют). Какие усредненные данные относительно смертности детей того же возраста в этом приюте, например, хотя бы за последние десять лет?

Ю. В.: — Думаю, сравнение показателей смертности детей в 30-х годах с нашим временем является некорректным (очень отличаются возможности современного общества в предоставлении детям медицинской помощи). В наше время медицинская общественность заботится о проблемах преждевременно рожденных детей, тех, которые рождаются с очень низкой и экстремально низкой массой тела (около 500 г) и не могут без специального медицинского наблюдения и досмотра «взрослеть вне утробы матери». Принципиально отличаются причины смертей, среди которых доминируют так называемые перинатальные причины (угрожающие состояния, возникающие во время беременности, родов), врожденные (иногда множественные) пороки развития. Наряду с этим в наше время значительно снизила смертность детей из-за инфекционных заболеваний, в частности благодаря их вакцинации.

Меня больше заинтересовало соотношение умерших малышей, которые находились в приюте, и тех, которые умирали в семьях. Нельзя не отметить, что в государственном заведении смертей от истощения было почти в пять раз больше, тогда как гибель от пневмоний, инфекционных энтероколитов, слабости при рождении и др. регистрировали с приблизительно одинаковой частотой и в приютах, и в семьях! Представьте: в такие страшные условия нечеловеческого отношения к беззащитным младенцам и детям первых лет жизни было поставлено именно государственное заведение, в котором предусматривался присмотр за детьми в отсутствии родителей! Следовательно, можем сделать вывод: страдали и погибали как раз самые слабые, самые незащищенные, самые уязвимые!

З. П.: — Юлия Валентиновна, вы — детский врач, поэтому хорошо знаете цену каждой детской жизни. Как врач, вы знаете также, что стоит за каждой такой записью о смерти. Вы, кроме того, и сами является матерью. Какие эмоции вызывает у вас ознакомление с актовыми записями о смерти из Запорожского дома ребенка?

Ю. В.: — Просмотр этих трагических записей не может оставить равнодушным ни одного человека, это невозможно описать словами, потому что никакие слова не могут измерить душевную боль от осознания страдания сотен деток, от потери ими их беззащитной жизни в первые же годы существования, причем при отсутствии заботы родителей, судьбы которых невозможно проследить (разумеется, само собой напрашивается предположение, что и их родители тоже умирали из-за отсутствия еды).

Возникают и другие вопросы, в частности относительно количества малышей в приюте, ведь неизвестно, откуда и почему в нем оказалось такое большое количество детей (архивных данных об этом нет). Возможно, их родители приезжали на строительство Днепрогэса и находились где-то рядом, не зная, что в действительности происходит с их детьми. Возможно, детей привозили в город из окрестных сел, чтобы оставить в приюте и дать им шанс подкормиться в государственном учреждении. Кстати, никаких сведений о родителях младенцев в просмотренных актах смерти нет. В целом невыясненных вопросов много, но ужасные факты гибели большого количества детей в этот период ошеломляют.

В завершение скажу, что в большинстве украинских семей есть похожие болезненные воспоминания. Так, мои дедушки и бабушки пережили голод в Черкасской области. Во время голода старшие дети выезжали работать в большие города, в селе оставались в основном матери с детьми, которые были очень слабыми и имели такие безбелковые отеки, что глазки были узкие-узкие, словно щелки (цитирую письмо из семейного архива моей прабабушки к старшим детям). По грустной традиции нашей семьи, моя бабушка — в те годы шестнадцатилетняя девочка — никогда не разрешала выбрасывать ни одной корки даже зачерствелого хлеба. Когда взрослеешь, становится понятной та горькая мудрость предыдущего поколения.

О запорожском приюте нельзя молчать, о нем нельзя забывать. Нам надо прикладывать много усилий, чтобы рассказать потомкам страшную правду о нем, чтобы пробудить чувство человечности у подрастающего поколения к каждой (!) человеческой жизни.

З. П.: — Федор Григорьевич, но это какая-то фантасмагория: зачем советской власти было морить голодом детей? Ведь власть могла из них воспитать верных и преданных строителей светлого коммунистического будущего.

Ф. Т.: — Массовое детоубийство не поддается никакому логическому объяснению. Это самое отвратительное преступление против человечности: ведь даже животные не убивают свои детенышей. А что же тогда говорить о людях?

В противовес этому в Запорожском доме ребенка советская власть поступала по-другому: вместо того, чтобы спасать осиротевших детей, родители которых погибли от голода, для этих абсолютно беззащитных созданий здесь создавали ад. Нам остается только одно: надеяться, что в том, ином мире эти беззащитные создания, которые никому не причинили зла, попали в рай. И среди них — наш маленький украинец, которому дали имя Бернард Шоу.

Сведения о смерти этих восьми сотен детей в Запорожском доме ребенка — это данные для международного суда или трибунала, который когда-то еще будет рассматривать деятельность ВКП (б) — КПСС на территории Украины.

Интервью подготовил Зиновий ПАРТЫКО, Запорожье
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments