Время великодушно и справедливо - оно очищает память, снимает наветы и оскорбления с осужденных, воскрешает забытых, судит неправедных.
Сергей Параджанов, кинорежиссер, сценарист, художник

Наполеонида

Планы наполеоновской Франции в отношении Украины и их крах
27 мая, 2010 - 20:00
НАПОЛЕОН БОНАПАРТ. ПОРТРЕТ, ХРАНЯЩИЙСЯ В ПАРИЖЕ (НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИСКУССТВ) / ИЗ КНИГИ: Е. ТАРЛЕ. «НАПОЛЕОН». МОСКВА, 2004 г.

В уже далекий от нас июньский день 1812 года многонациональная армия французского императора Наполеона І вступила в пределы России, и началась кровопролитная «русско-французская война, поэтически названная впоследствии «грозой 12-го года». История распорядилась так, что если пожар этого военного конфликта охватил значительную территорию Российской империи, то территория Украины в основном оказалась за его пределами. Вместе с тем в военно-политической стратегии Наполеона Бонапарта и его близкого окружения Украине отводилось довольно важное место...

ПРИЧИНА ИНТЕРЕСА

Этот очерк я хотел бы начать с ответа на вопрос: почему же Наполеон Бонапарт, первый консул Франции, а впоследствии ее император обратил пристальное внимание на тогдашнюю Малороссию, бывшую уже много лет составной частью Российской империи? Если бы один из известнейших людей мира был историком, лингвистом, литератором, этнографом и вообще ученым человеком, то практически не пришлось бы сомневаться в том, что им двигал научно-познавательный интерес. Однако сам Наполеон был государственным деятелем и прагматическим игроком высочайшего класса, для которого Украина была всего лишь средством, фигурой на шахматной доске в его многоходовой геополитической партии. Главная стратегическая цель этой игры состояла в утверждении французской гегемонии в Европе. В соответствии с этой целью Украине предстояло, во-первых, выйти из состава России и стать важным военным союзником Франции в войне против России, а во-вторых, превратиться в постоянного торгового партнера французской империи, который бы поставлял свои товары и полностью открыл свой рынок для тогдашнего крупного французского бизнеса.

Следует подчеркнуть, что при составлении подобных планов большое влияние на Наполеона Бонапарта оказывало содержание разных книг и меморандумов, авторы которых в разной степени касались истории Украины.. Забегая немного вперед, скажем, что эти сочинения, с одной стороны, прямо предлагали главе французского государства ставить именно такие, а не другие задачи в отношении Малоросиии, а с другой стороны, доказывали, что практическое решение этих задач является вполне возможным....

КНИГИ ОБ УКРАИНЕ

Известно, что к своим многочисленным военным кампаниям император Наполеон готовился весьма основательно не только в военном, но и в познавательном отношениях. Историки утверждают, что перед вторжением французской армии в Египет он проштудировал огромную литературу по истории «страны пирамид», после чего его знания практически не уступали эрудиции маститых ученых-египтологов. Подобное можно сказать и об изучении Бонапартом «украинского вопроса». Когда же именно и по какому источнику император-завоеватель начал постигать старую и современную ему историю Украины? Трудно ответить с точностью на этот вопрос, однако можно с достаточной долей вероятности предположить, что это произошло в самом начале XIX-го века (точнее — в 1803—1804 гг.), а первым литературноым трудом, из которого он почерпнул свои первые сведения о легендарном «казацком крае», стала книга его соотечественника Шарля Ляво «История Петра III, императора России». Ляво, который в 1761— 1773 годах был тайным агентом Франции в России, рассказал на страницах своей книги о знаменитом гетмане Иване Мазепе и о «российском сатрапе» Теплове, причем сам автор явно симпатизировал первому как лидеру украинского национально-освободительного движения и, мягко говоря, отнюдь не симпатизировал второму как представителю «российского деспотизма». Еще более содержательной работой об Украине стали для Наполеона опубликованные воспоминания другого француза — Шарля Масона, который в свое время тоже жил в России и даже выполнял обязанности секретаря будущего российского императора Александра І. По мнению Масона, украинцы были и есть нацией, которые никогда не имели (в самом широком смысле) ничего общего с русскими. Кроме того, автор воспоминаний считал население Украины казацкой нацией, которая изначально стремилась к достижению своей полной свободы и жизнь которой была несравненно лучше до того, как усилиями русских самодержцев она была включена в состав России.

Представление об этой «казацкой нации» Наполеон, безусловно, расширил, ознакомившись с работой ученого-этнографа Малта-Брюна — датчанина по национальности и «активного» якобинца по своей прошлой политической деятельности (впоследствии, однако, это отнюдь не помешало Малту-Брюну стать не менее активным сторонником Наполеона Бонапарта). Показательно, что свою книгу Брюн написал не по собственной инициативе, а по заказу правительства Франции, что явно свидетельствовало о возросшем интересе самого Наполеона к украинской проблематике. В своей книге автор описал природу далекой Малороссии, убедительно обосновал необходимость интенсивного развития экономических отношений Украины и Франции, подчеркнул, что в случае переключения потока малороссийских товаров исключительно на Францию это, помимо всего прочего, нанесет сильнейший экономический удар по Великобритании — одному из главных врагов империи Наполеона.

Незадолго до того, как летом 1812 года наполеоновская армия пошла походом на Россию, известный официальный французский публицист Лесюр получил очередной правительственный заказ — создать фундаментальный труд по истории Украины. С этим поручением Лесюр прекрасно справился, написав книгу «История казаков», которая и по своему содержанию, и по широте источниковой базы сразу же оставила позади все, что было написано до нее по этому вопросу. Главным достоинством труда французского публициста было то, что он сумел достаточно полно и последовательно воссоздать историю Украины с древнейших времен до современных ему дней. Правда, тысяча экземпляров книги о казаках были доставлены французскогму императору лишь в самый канун Бородинского сражения. Есть данные, что судьба всех этих книг оказалась весьма печальной. В лютые холода, сопровождавшие уход наполеоновской армии из России, они часто использовались офицерами и солдатами как дрова для костров. Вместе с тем, нет сомнений, что сам Бонапарт проштудировал Лесюровское сочинение и сохранил у себя экземпляр этой безусловно заслуживающей внимания книги. Это означает, что, даже воюя с Россией, император Франции не переставал интересоваться историей Украины и изучать ее. Известно также, что, пребывая вместе со своими войсками в захваченной ими Москве, Наполеон всегда имел под рукой труд своего великого соотечественника Вольтера «История Карла XII», в котором был достаточно подробно описан поход этого шведского короля на Россию, в ходе которого, как известно, его армия вступила на территорию Украины. Читая ее, покоритель Москвы не мог, конечно же, не запомнить известные вольтеровские слова о том, что украинская нация всегда стремилась и стремится к свободе. И именно эта мысль, которая, кстати, была так или иначе высказана не только Вольтером, но и практически всеми известными Бонапарту писателями, дала ему повод серьезно рассчитывать на то, что в его войне против России Украина рано или поздно станет его союзником....

МЕМОРАНДУМЫ ОБ УКРАИНЕ

Гораздо больше, чем книг об Украине, прочитал Наполеон разных меморандумов о «казацкой земле», составленных для него совершенно разными людьми — дипломатами, профессиональными тайными агентами, видными представителями оппозиции в самой Российской империи . И если прочитанные им книги о Малоросии в большинстве своем описывали (более или менее подробно) ее историю, то авторы меморандумов давали ему уже конкретные рекомендации относительно тех действий, которые правительству Франции нужно было в ближайшее время предпринять. В одном из них (его автор остался неизвестным) утверждалось: хотя украинцы и внесли в свое время значительный вклад в развитие Российской империи, они могут и легко отделиться от нее — особенно если Франция предоставит им в этом деле необходимую помощь...

Из всех «украинских» документов выделялся по своему содержанию меморандум Эмиля Годена — французского дипломата, работавшего в Турции. Годен предлагал наполеоновскому правительству в обозримом будущем организовать высадку французских и турецких войск в южноукраинских городах — Одессе, Николаеве и Херсоне. По мнению французского дипломата, эта военная акция вдохновила бы украинское население на массовое восстание против России. Особую роль в этом деле Годен отводил именно туркам, которые, по его мнению, пользовались большими симпатиями среди украинцев. Автор меморандума также был убежден, что не менее вдохновляющим для «казаков-украинцев» мог стать призыв самого французского императора к восстанию. Вообще Годен смотрел на эти вещи весьма оптимистично и считал, что в Украине императора Наполеона ждет не меньшая слава, чем «возле египетских пирамид».

Свой меморандум об Украине составил и советник императора Наполеона Александр Готарив. Он прекрасно охарактеризовал украинских казаков и выразил уверенность в том, что украинское население без промедления поднимется на вооруженную борьбу против России. По мнению наполеоновского советника, это даст правительству Франции возможность быстро организовать в Украине 60-тысячную союзную казацкую армию, а 10 тысяч лучших союзников-казаков включить непосредственно в состав французской армии. Помимо этого, Готарив считал, что Украина вполне легко сможет предоставить французской армии 40— 50 тыс. лошадей.

В меморандуме французского военного атташе Бургуена будущий захват Украины мотивировался прежде всего ценностью этой страны для Франции в качестве торгового партнера, который, с одной стороны, откроет свой рынок для французских товаров, а с другой, — будет систематически поставлять во Францию свои собственые изделия. Бургуен рекомендовал в качестве предварительной меры выслать в Украину тайных агентов, которые бы работали там под видом купцов. Купцы-агенты, по Бургуену, должны были развернуть на родине казаков активную пропагандистско-агитационную работу, в которой бы делался акцент на «славном прошлом», известном украинцам до присоединения к России, и на том «рабском состоянии», в котором пребывает большинство малороссиян сегодня.

Меморандумы по украинским делам составлялись для императора Наполеона не только его соотечественниками. В этом отношении следует обязательно сказать о меморандумах, авторами которых стали два антироссийки настроенных польских помещика — Нейман и Городиский. В марте 1807 года, добившись аудиенции у наполеоновского министра иностранных дел Талейрана, они заверили его в том, что только в двух губерниях Украины — Киевской и Подольской — против царской власти готовы восстать 56 тыс. человек — в основном украинцы. Позднее, в феврале 1812 года, в своем меморандуме Нейман предлагал французскому военному командованию осуществить «разумно спланированную диверсию» в Украину, которая мыслилась им как совместная военная акция французских войск и местных повстанцев. Мемориал Городиского отличался от мемориала Неймана большей детализацией этой военной операции. Городиский предлагал военным руководителям Франции выслать в «южные провинции Польши» (так польские шляхтичи называли тогда Украину) целый армейский корпус — 20 тыс. солдат и офицеров, — на помощь которому должна будет немедленно выступить 40-тысячная украинская повстанческая армия. По мнению Городиского, между французскими войсками и восставшими вполне могло иметь место «разделение труда», при котором часть регионов Украины (например, Слобожанщина) могли быть захвачены повстанческими отрядами самостоятельно. Добавим, что подобный оптимизм вполне разделяли и высшие администраторы герцогства Варшавского, тоже составившие свой мемориал для Наполеона и его министров. По их мнению, украинцы были готовы чуть ли не в любой момент отделиться от России и вновь, как много лет назад, стать подданными Польши. Кстати, последний пассаж никак не порадовал Бонапарта, строго следившего за тем, чтобы зависимые от Франции государства никаким образом не усиливались...

Вообще, чем дальше, тем больше составители меморандумов для Наполеона советовали ему отвести Украине весьма важное место в предстоящей военной кампании. По мнению одного из таких авторов, «могучая диверсия» в направлении Киева могла бы иметь решающее значение для всей военной кампании против России...

БУДУЩЕЕ «КАЗАЦКОГО КРАЯ» ПО-НАПОЛЕОНОВСКИ

Планируя захват территории Малороссии, Наполеон и его соратники в разных ешелонах власти не могли, естественно, не подумать о будущем столь желанной для них Украины. До нас дошли сведения (правда, несколько неясные и отрывочные) о возможном государственном устройстве «страны казаков» после победы Наполеона над «русскими варварами». Украине предстояло выйти из состава Российской империи и стать (формально) независимым государством, названным в честь французского императора Наполеонидой. Территория новообразованного государства должна была охватывать главным образом территорию Левобережной Украины и Крым. Во главе Наполеониды должен был стоять, в соответствии со старыми украинскими традициями, гетман, которым, однако, должен был стать не украинец, а кто-то из ближайшего окружения Наполеона. При этом есть данные, позволяющие утверждать, что Наполеонида должна была стать децентрализованной страной (Черниговщина и Полтавщина стали бы отдельными княжествами), и, кроме того, за пределами государства, названного в честь Наполеона, должна была остаться Правобережная Украина (ее, судя по разным данным, предполагалось передать Польше). Такой подход к Украине был не исключением, а правилом для наполеоновских руководителей и аналитиков, последовательно проводящих в жизнь известную римскую формулу «разделяй и властвуй».

Можно на основании некоторых данных предположить, что этот проект был в целом одобрен императором Наполеоном. А его автором, скорее всего, был уже известный читателю императорский советник Александр Готарив, без консультации с которым глава французской империи не решал ни один сколь-нибудь важный международный вопрос...

УКРАИНСКИЕ СОЮЗНИКИ ФРАНЦИИ: РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ МИФ?

Как мы видим, «украинские» перспективы рисовались представителями и сторонниками наполеоновской Франции в довольно радужном свете. Как никак, на украинской земле французов уже ожидала большая повстанческая армия, численность которой, кстати, была определена Готаривым, Нейманом и Городиским почти одинаково (около 60 тыс. человек). Не может, однако, не возникнуть естественный вопрос: на основании каких данных авторы меморандумов «вышли» на эту статистику ? И не были ли их данные об украинских союзниках Наполеона сильно преувеличенными?

Очень сомнительно, что и личный советник Наполеона, и два польских помещика лично опросили эти 56 или 60 тыс. жителей Украины на предмет их политических настроений. С весьма большим трудом верится и в то, что эту работу могли проделать их помощники. Следовательно, подобные цифры были взяты ими во всяком случае из очень приблизительных подсчетов, в основу которых они, вероятнее всего, положили собственные представления о лояльности или нелояльности тех или иных социальных групп Украины по отношению к царскому правительству. Нет сомнения, что к числу оппозиционно настроенных лиц они отнесли прежде всего украинских крепостных крестьян, многие из которых действительно были недовольны своим подневольным положением. Но означало ли это, что вчерашний крепостной крестьянин мог сегодня реально стать вооруженным повстанцем, воюющим вместе с французской армией против «царского деспотизма» ?

На первый взгляд, такой вопрос требует сугубо положительного ответа. На самом же деле все обстояло далеко не так просто, как это могло представляться Наполеону и его окружению. Ведь если какой-нибудь человек оппозиционно настроен по отношению к какой-нибудь власти, то это еще далеко не всегда означает, что он активно борется против этой власти, и тем более — с оружием в руках. Надо прежде всего учитывать, что русское и украинское крестьянство с незапамятных времен относилось ко всем завоевателям сугубо негативно и не верило в их посулы и обещания (а Наполеон ведь был одним из них). И уже это ставило под большое сомнение то, что украинский хлебороб примет, что называется, с распростертыми объятиями Наполеона, Мюрата, Нея и других непрошеных гостей.

Еще в большей степени это относится к украинскому дворянству. Многие историки и авторы мемуаров (И. Борщак, Д. Дорошенко А.Скалон и другие) писали об оппозиционности малороссийских дворян к царскому правительству, в чем, безусловно, есть своя доля истины. Но, опять-таки, означало ли это, что все помещики украинского происхождения были готовы как один подняться на борьбу с царизмом и стать под знамена Наполеона? Отнюдь нет, если принять во внимание один важный факт. В Кодексе Наполеона имелась статья об обязательной отмене крепостного права на территориях, контролируемых Францией. Она, конечно же, не могла привлечь к французам украинских помещиков, которые отнюдь не желали расстаться со своими крепостными.

Кроме того, было еще одно обстоятельство, которое также препятствовало превращению крестьян, дворян и представителей других социальных групп Украины в союзников наполеоновской Франции. Все они прекрасно понимали, что победа французской империи над империей российской — дело отнюдь не гарантированное, а в случае разгрома войск Бонапарта российской армией любым союзникам захватчиков-французов вряд ли можно будеть позавидовать...

ПРОТИВ НАПОЛЕОНА

Перед тем, как перейти с армией Неман, Наполеон приказал своим агентам в Украине поднять там восстание. Неизвестно, однако, нашлись ли в Малоросии люди, взявшиеся его начинать. Однако в любом случае сторонники наполеоновской Франции в Украине были слишком малочисленны для того, чтобы сделать там серьезную политическую «погоду». Вскоре российский император Александр издал указ об образовании в Украине, в целях борьбы с наполеоновскими захватчиками, добровольных казацких полков. Это был точно рассчитанный шаг, имевший целью массовую поддержку царского престола со стороны украинцев и полную нейтрализацию среди них бонапартистского влияния. Этот указ вызвал среди украинского населения неподдельный энтузиазм, во многом замешанный на наивной вере в то, что царское правительство серьезно собирается восстановить казацкие порядки. К началу осени 1812 года в Украине было уже 19 казацких полков по 1200 бойцов в каждом (из них 15 полков было создано на Левобережной и 4 — на Правобережной Украине ). Интересно, что это мероприятие политически разделило многочисленных членов масонских лож Украины. Если масон Лукашевич искренне ждал «Наполеона-освободителя», то другой известный масон, писатель Иван Котляревский, принял весьма активное участие в формировании одного из казацких полков. Далее последовал указ царя об образовании в Черниговской и Полтавской губерниях земского ополчения, в ряды которого записалось около 42 тыс. человек. Всего же количество украинских добровольцев, желающих бороться с наполеоновским нашествием как в рядах казаков, так и в рядах ополченцев, достигло почти 70 тыс. человек. Наполеон и его солдаты сталкивались с ними не раз — и на Бородинском поле, и на полях сражений в Западной Европе. Так вместо союзного украинского повстанческого войска, которое руководителю Франции предрекали его не особо проницательные консультанты, в Украине возникла другая армия, готовая всегда сражаться против него.

УКРАИНА И ВОЙНА

Было бы, однако, преувеличением утверждать, что в ходе «грозы 12-го года» военные действия в Украине вообще не велись. Уже в июле 1812 года австрийские, саксонские и польские войска, которыми командовали генералы Шварценберг, Ренье и Косинский, в ходе своего наступления оттеснили на Восток 3-ю Западную армию российского генерала Тормасова (она прикрывала киевское направление) и захватили Ковельский, Дубенский, Владимирский и (частично) Луцкий уезды. Однако впоследствии им так и не удалось существенно продвинуться дальше на восток, более того, оккупанты довольно быстро столкнулись с малоприятным для них фактом наличия в своем тылу партизанского движения. А позже, уже находясь в Москве, Наполеон с большим огорчением узнал о том, что армия Тормасова перешла в контрнаступление, нанесла жестокое поражение батальонам генерала Ренье и полностью вытеснила наполеоновские войска из захваченных ими уездов.

Наряду с натиском на Украину с запада, «Великая армия» Наполеона неоднакратно атаковала ее и с Севера. Правда, для этого французское военное командование выделяло относительно небольшие силы, и это говорит о том, что французский император все еще рассчитывал на помощь со стороны повстанцев Украины. В июле 1812 года наполеоновские войска появились в Киевской и Черниговской губерниях, имея намерение захватить Киев. Однако благодаря хорошо организованной обороне русской армии это наступление было вскоре остановлено. Позднее (в сентябре и октябре 1812 года ) Наполеон еще дважды повторил эту попытку. Оа стоила его армии немалых потерь, однако Киев так и не повторил судьбу «отданной французу» Москвы.

Владимир ГОРАК, кандидат исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments