Задайте себе вопрос: что о вас однажды скажет история?
Иосиф Слепой, первоиерарх Украинской Греко-Католической Церкви, верховный архиепископ Львовский и митрополит Галицкий, кардинал, выдающийся церковный и научный деятель

Найден программный универсал Мазепы 1709 года

11 марта, 1996 - 19:51

До недавнего времени исследователи истории Северной войны 1700—1721гг. и шведско-украинских отношений XVII — начала XVIII вв. в поисках документальных источников той эпохи концентрировали свое внимание преимущественно на архивах нынешней шведской столицы — Стокгольма. Но эти хранилища были тщательным образом изучены еще в начале прошлого века, когда отмечалось 200-летие Северной войны.

Только некоторые ученые обращались к другим архивам. Так, например, известный шведский историк Петер Энглунд при написании своей неоднократно переизданной и переведенной на разные языки книги «Полтава. Рассказ о гибели одной армии» (перевод на украинский язык вышел в свет в прошлом году) проработал материалы дела 141 рукописного отдела библиотеки Уппсальского университета, где нашел старинную гравюру гетмана Ивана Мазепы. Украинские исследователи решили продолжить изучение фондов этой библиотеки.

Соображения при этом были такие. Уппсальский университет, основанный в 1477 году, старейший в Скандинавии. И хотя с 1634 г. официальной столицей Швеции является Стокгольм, Уппсала, первая столица, еще долго играла роль влиятельного политического центра страны. Так, здесь до 1719 г. проходили важнейшие государственные собрания, коронация монархов. Именно здесь в 1654 г. состоялась абдикация королевы Кристины (Kristina; известная в отечественной историографии как Христина), которая в 1650 г. отклонила предложение Богдана Хмельницкого начать совместные боевые действия против Польши. Библиотека Уппсальского университета — крупнейшее научное собрание в Швеции. В ее фондах насчитывается 5,25 млн. книг и печатных периодических изданий, а также 61 959 рукописей. Следовательно, вполне логичным было предположение, что это собрание хранит еще много тайн.

Уже первые наши поиски в рукописном отделе библиотеки полностью оправдали наши предположения, дали неожиданный, в известной мере, — сенсационный результат. Перелистывая пожелтевшие страницы дела 103, мы натолкнулись на неизвестный до сих пор универсал Ивана Мазепы. Документ написан четкой и изысканной латынью, блестящим знатоком которой был гетман. Точную дату его написания установить не удалось. Но из текста вытекает, что он был создан не раньше конца февраля 1709 г. (по новому стилю), поскольку в нем вспоминается весеннее наводнение, которое тогда случилось и помешало Карлу ХІІ продвигаться на Белгород. Верхним хронологическим пределом является конец мая, ведь Мазепа говорит лишь о намерениях московитов разрушить Сечь, которые они реализовали 14 (25) мая того года. Следовательно, документ можно ориентировочно датировать концом февраля — концом мая 1709 года по новому стилю. Это значит, что в наших руках оказался последний из известных на сегодняшний день универсалов Ивана Мазепы.

Вполне вероятно, что существовал оригинал данного документа на староукраинском языке. Если это так, то его, как и другие универсалы Мазепы после перехода гетмана к шведам, постигла печальная судьба — он был полностью истреблен царскими «охранниками правды» как «мерзкая враждебная пропаганда».

Как бы то ни было, перед нашими глазами предстал оригинал на латинском языке. Предлагаю его читателям в высококачественном переводе с латыни Ольги Цыганок, который впервые опубликован на страницах всеукраинского научного журнала «Сіверянський літопис» (№6, 2009).

Сам факт написания или перевода универсала латынью свидетельствует, что он имел не только внутреннее украинское назначение, но и, в значительной мере, — внешнее, общеевропейское. Для адекватного понимания текста за пределами Украины в документе Днепр называется его античным именем — Борисфен; вместо «полк» употребляется слово «когорта» (Полтавская, Ахтырская, Стародубская), вместо «рада» — «сенат» и тому подобное.

О европейском, в частности, шведском назначении документа свидетельствуют и извинения гетмана перед Карлом ХІІ за действия казацкого войска в Инфляндии (территория современной Латвии), до тех пор отсутствующие в официальных документах. Следовательно, в дальнейшем будем называть этот универсал шведским.

Есть все основания допустить, что данный универсал Ивана Мазепы повторяет основные положения его так называемого зазывного универсала, изданного 10 ноября 1708 г. и разосланного по Гетманщине. К сожалению, текст этого программного документа к нам не дошел по той причине, что все его копии московитами и гетманом Иваном Скоропадским тщательным образом изымались и уничтожались. Следовательно, до сих пор ученые воспроизводили содержание зазывного универсала из письма Ивана Мазепы стародубскому полковнику Ивану Скоропадскому о причинах перехода к шведскому королю от 30 октября 1708 г., универсала гетмана И. Скоропадского о верности украинцев российскому царю от 8 декабря 1708 г., который представлял собой ответ на зазывный универсал, и, в известной мере, — из манифеста Карла ХІІ малороссийскому народу от 16 декабря 1708 г., написанного, судя по всему, с помощью украинцев.

Текст найденного нами универсала Мазепы позволяет дать если не категорические, то весьма близкие к истине ответы на вопросы, которые годами были в центре внимания исследователей. Так, известный мазеповед Валерий Шевчук в своей книге «Просвічений володар. Іван Мазепа як будівничий Козацької держави і як літературний герой. (К., 2006) писал: «Извещал ли Мазепа в зазывном универсале о намерении приклониться к Польше, сказать нельзя...». Теперь мы можем с очень высокой степенью вероятности утверждать, что такое известие в зазывном универсале скорее всего отсутствует. Ведь шведский универсал, который также имел зазывный характер и являл собой продолжение и развитие положений универсала от 10 ноября, не содержит никакого упоминания о Польше и ее короле шведской ориентации Станиславе Лещинском. Это — еще одно весомое доказательство некорректности утверждений некоторых историков о попытке Мазепы подчинить Украину Польше.

Дальше. Тот же Валерий Шевчук писал: «В начале Мазепинского универсала, по И. Скоропадскому, стояло, что «Москва, то есть народ великорусский, всегда народу нашему малороссийскому ненавистна, издавна в намерениях своих злобных постановила народ наш к гибели приводить»: такое в зазывном универсале могло стоять...». Теперь мы можем наверняка сказать, что таки стояло. Ведь в шведском универсале Мазепы четко и ясно говорится о «неблагосклонных к нам и всегда нам враждебных московитах, которые вообще хотели под именем и протекцией мнимой защиты получить наше Государство в собственность, простой народ отдать в рабство, построить свои военные лагеря, имя воинов Запорожских опозорить, козаков превращать в драгунов и солдат, само Запорожье полностью разрушить, или, выгнав оттуда воинов и наших братьев, поставить своих москалей». Почти все эти намерения были Москвой реализованы.

На идентичность шведского и зазывного универсалов Мазепы указывает и тезис о преимуществе шведской армии над московской. Но если до недавнего времени мы могли реконструировать этот тезис по опосредствованным материалам — речи гетмана к урядникам военным и гражданским казацкой Украины в канун разрыва с Москвой в 1708 г., художественный пересказ которой приводится в «Історії Русів», и универсала Скоропадского, то сейчас мы можем констатировать, что в пропаганде Мазепы этот элемент занимал главное место. Но если его речь из «Історії Русів» не содержит конкретные примеры, то в шведском универсале такие примеры есть. В частности, упоминаются «победы», одержанные «шведскими воинами над москалями» в «разных местах в Стародубском полку, проезжая Десну в Мезине, под Хмелевым, под Смилым, в Липове, в Липовой Долине, в Гирявке, в Веприке, в Груне в Опишне, в Котельве» и тому подобное.

Правда, события, связанные с осадой и штурмом Веприка, вряд ли можно отнести к знаменитым победам шведского оружия, скорее, наоборот. Анализ перечня успехов Карла ХІІ, иногда довольно сомнительных, который содержится в шведском универсале, позволяет сделать предположение, что в зазывном универсале указывались другие битвы, как вот при Головчине летом 1708 г., где шведы действительно одержали убедительную победу. Кто знает, может, эта битва сыграла определенную роль в калькуляциях гетмана в отношении сравнения военной силы Швеции и Московии.

Время показало, что те расчеты были ошибочными. Решающую роль в этом сыграла стратегия и тактика «выжженной земли», примененная Петром I. Текст шведского универсала свидетельствует, что Мазепа осознавал эффективность этой геополитики московского царя. В то же время, он вынужден был констатировать пассивность населения. «...Вы сами видите, что москали нас не защищают, а только сжигают, опустошают, убивают, хотя вы за них держитесь и положили на свою шею ярмо», — с горечью писал старый гетман. Но его услышали далеко не все.

В шведском универсале есть одна очень интересная и важная деталь — всего несколько слов, — которая указывает на то, что во время его написания Мазепа и сам начал сомневаться в корректности своих калькуляций. Идет речь об обращении Мазепы к Карлу ХІІ с просьбой, чтобы он «нас, Вождя, воинов запорожских и всю опытную раду Малой России, порабощенных московитской тиранией, удостоил принять под свою неодолимую защиту и пообещал защищать нашу Отчизну своими надломленными силами, пока она не вернется к тем давним законам и свободам, которые были, когда правил вечной памяти Богдан Хмельницкий». Здесь обращает на себя внимание констатация Мазепой «надломленности сил» шведского короля. Но гетман все еще продолжал верить, что и этих сил хватит для победы над московитами. Больше надеяться ему было не на что.


Иоанн Мазепа, Вождь войска Запорожского, обеих частей Борисфена, славного ордена святого Апостола Андрея, белого орла Кавалер

Этим нашим универсалом мы указали каждому, кого это касается, чтобы знали, а особенно Полтавскому полку1, всякому сословию и достоинству, духовенству, военным и простым жителям, что хотя мы в предыдущих наших универсалах прояснили и указали полностью все основания, из-за которых мы пойдем из никчемной, неблагоприятной московитской протекции, на которую никогда нельзя положиться, под защиту Наияснейшего Короля Швеции, попросили у Его Величества к Отчизне нашей такого большого милосердия, чтобы, оставив свой справедливый гнев, который он имел в отношении нашего народа как к московитским подданным из-за многих убытков и опустошений, совершенных нашими воинами в границах Инфляндии, чтобы он не только нам простил навеки все, что было сожжено, насильственно похищено, потому что из-за болезненного насилия (над) невинными женщинами и девушками и бесчисленных грабежей сердце его Королевского Величества загорелось гневом и в одинаковой степени воспламенялось (жаждой) отплаты по отношению к нашей Отчизне, но (чтобы он) нас, Вождя, воинов запорожских и всей многоопытной рады Малой России, порабощенных московитской тиранией, удостоил принять под свою неодолимую защиту и пообещал защищать нашу Отчизну своими надломленными силами, пока она не вернется к тем давним законам и свободам, которые были, когда правил вечной памяти Богдан Хмельницкий.

И мы также провозгласили в тех упомянутых выше универсалах, какие большие потери понесли наша любимая Отчизна, законы, свободы, войско от тех, неблагосклонных к нам и всегда нам враждебных московитов, которые вообще хотели под именем и протекцией мнимой защиты получить наше Государство в собственность, простой народ отдать в рабство, построить свои военные лагеря, имя воинов Запорожских позорить, Kазаков превращать в драгунов и солдат, само Запорожье полностью разрушить, или, выгнав оттуда воинов и наших братьев, поставить своих москалей.

Следовательно, пусть рассудит даже самый неразумнеший из людей, каким образом нас защищали москали, когда они сами себя не могут защитить, ведь с начала этой войны они всегда убегают и никоим образом не могут противостоять шведским воинам, несмотря на свои большие силы.

Пусть увидит каждый слабость московскую и смелость шведскую из столкновения, которое было под Нарвой и из одержанной там победы над москалями, когда Король Шведский восьмью тысячами своих воинов уничтожил свыше семидесяти тысяч москалей, получил бесчисленные сокровища и все пушки.

Пусть поймет каждый человек, что если москали не могли ничего, ничего сделать шведам в это время, когда поднялись Король Дании и Король Август, и (другие), которые собрались против найяснейшего короля Швеции, он начал вести очень тяжелую войну со столькими мужами Дании, Саксонии, Польши, Литвы и московскими сторонниками, всем этим мужам его Королевское Величество, имея в это время намного меньшее количество своих воинов, не только смело противостоял, но и Короля Дании так унизил, что тот был вынужден просить мир через других Монархов и, оставив войну, оставаться бездеятельным. Короля Августа он выгнал из Польши и снял с его головы королевскую корону. Даже москалей, когда Саксония прошла, Король сам погнал вплоть до их собственных земель, желая с ними генеральной битвы. Где же именно москали ожидали шведов, могли ли они не пустить (их) через такую большую воду в Польшу, в Литву и сюда в Украину, и не могли ли они раньше защитить полк в Ахтырке от сжигания и разграбления, где их самих погубленные тела лежали, словно лес, сначала под Ахтыркой, в Краснокутске, в Городне и за Городней в Олешне2 и в других местах.

Каждый недоверчивый человек, ты или посмотри своими глазами, или спроси у людей, которые там живут, и точно был бы найяснейший Король Швеции в самом городе Белгороде, хотя имел с собой мало людей, потому что больше, чем семь тысяч воинов не было, если бы тогда (весенним паводком) не была разрушена дорога и не было большой воды. Потому что мы помним много побед в разных местах в Стародубском полку, проезжая Десну в Мезине, под Хмелевым, под Смилым, в Липове, в Липовой Долине, в Гирявце, в Веприке, в Груне в Опишне, в Котельве, одержанных шведскими воинами над москалями. Сам царь первый с позором бежал из-под Гадяча со всеми своими мужами только от трех тысяч шведских воинов, которые спешили с наияснейшим королем из Ромен, и только что из-под Ахтырки от семи тысяч с бесчисленным количеством (воинов).

Что нам остается при такой большой шведской отваге, (как не то)чтобы мы все, как один, стали на защиту наших законов и свобод, которые теряем под москалями, и сами от них погибнем, если не будем держаться защиты Шведского Королевского Величества.

Никто этому не удивится, что ради сохранения Отчизны нашей и всего народа мы получим и ту свободу от московитского ига под протекцией и защитой наияснейшего короля Швеции, потому что мы не первый покажем пример и не новый среди запорожских воинов, потому что и вечной памяти Богдан Хмельницкий, когда выходил из-под польской субдикции, не только приводил себе на помощь против поляков неверных Атаманских (оттоманских; здесь — татарских. — А. Д.) мужей, но и просил также помощи у наияснейшего Короля Швеции, деда нынешнего Короля, всегда был с ним заодно и часто посылал к нему многих своих послов, думал с ним в этой войне одно и посылал к Королю Швеции на помощь против поляков около Люблина киевского полковника Антина (Ждановича)3.

Если самому вечной памяти Богдану Хмельницкому можно было оставаться под протекцией неверных и даже искать у них для себя и всех запорозьких воинов помощи, если также другим Вождям — Выговскому, Тетери, Дорошенко (можно было это делать), почему только нам нельзя искать помощи и просить защиты у Христианского Монарха наияснейшего Короля Швеции ради освобождения Отчизны нашей и всех Запорожских воинов от московитского ига, от которого если только нас не освободят, наверное, уже погубим нашу Отчизну, и сами погибнем, привязанные к игу московитского рабства. И не будет ни одной другой причины этого несчастья, как только ваше неповиновение и отсутствие согласия, что не хотите думать одно.

Возможно, вы сами видите, что москали нас не защищают, а только сжигают, опустошают, убивают, хотя вы их держитесь и положили на свою шею ярмо, не понимая, что уже давно бы гибли от шведского огня и меча, если ради общего блага и из-за меня самого мы бы не поспешили за Десну4 с уважением к Королевскому Величеству. Поэтому мы поощряем этим последним универсалом вас, хоть вы и вызываете сочувствие, чтобы ради себя самих, женщин и детей своих, не отдали себя в московское рабство и, чтобы порабощенные из-за этого сами не погибли от шведских воинов, и нам Вождю будьте покорны так как раньше, и мы, верующие, мы все сделаем из этого Христианской договоренностью и словом Вождя так, что даже волос не упадет с головы вашей от шведских воинов, только единственное, чтобы вы сидели дома и не убегали в леса из-за провианта, чтобы давали (его) тем воинам, без этого никакие воины во всем свете не смогут удержаться, я знаю очень точно, что из шведских владений хлеба сюда не привезут, и когда вы узнаете то, что здесь (изложено), молим у Господа Бога спасения и оставаться в покое.


ВЫШЕ НАЗВАННЫЙ ВОЖДЬ

1 Особое внимание Мазепы к Полтавскому полку было обусловлено тем, что после неудачного похода на Слобожанщину зимой 1708—1709гг. шведско-украинское войско весной повернуло на Полтавщину, куда был перенесен театр военных действий.

2 Названия населенных пунктов даны по современному административно-территориальному делению.

3 Жданович Антин Никитович (год рождения неизвестен, умер после 1660г.) — государственный деятель, дипломат и полководец. В 1649 — 1656 (с перерывами) — киевский полковник.

4 Речь идет о переходе гетмана Мазепы с частью казацкого войска через Десну 25 октября 1708г. на пути к соединению с армией Карла ХІІ.

Александр ДУБИНА, кандидат исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments