Поэзия - это величайшая форма, в которую может воплотиться человеческая мысль
Альфонс де Ламартин, французский поэт, историк и политический деятель

По ком «бьют колокола» Павлокомы

Трагедия. Боль. Память
20 июля, 2006 - 21:21
ДАВАЙТЕ ПОМНИТЬ О НЕВИННЫХ ЖЕРТВАХ... ПОЛЬСКАЯ СЕМЬЯ ЯСЕНЧАК ИЗ ВОЛИ ОСТРОВЕЦКОЙ (ВОЛЫНЬ) / ОТРЯД УПА НА ОТДЫХЕ. СЕРЕДИНА 1940-Х ГОДОВ НЕВИННЫЕ ЖЕРТВЫ ПРИЗЫВАЮТ НЕ К МЕСТИ, А К ПРИМИРЕНИЮ. УКРАИНСКАЯ СЕМЬЯ, ВЫСЕЛЕННАЯ ИЗ ГОНЯТИНА (ГРУБЕШОВСКИЙ УЕЗД) ВО ВРЕМЯ АКЦИИ «ВИСЛА», КОНЕЦ 1940-Х ГОДОВ

13 мая 2006 года Президенты Украины и Республики Польша участвовали в торжественной церемонии открытия в Павлокоме мемориала украинским жертвам польско-украинской братоубийственной войны, который должен символизировать очередной (после открытия мемориала польским жертвам Волынской трагедии и пантеона польских воинов — Кладбища Орлят во Львове) шаг на пути польско-украинского примирения. К сожалению, эта торжественность подтвердила предубежденное отношение польской стороны к событиям 60- летней давности и отсутствие готовности отойти от привитых коммунистической пропагандой стереотипов, которые взяли на вооружение определенные круги современной Польши, которые в политологической литературе принято называть крайне правыми или же радикальными.

Торжествам в Павлокоме при участии лидеров Украины и Польши предшествовала серия откровенно антиукраинских публикаций в правой польской прессе. Например, в публикациях «Пантеон уповцев и гнев ветеранов», «Скажет ли президент Украины «извините»?» газета «Наш дзенник» («Наш дневник») «возмущается» по поводу призыва Президента Украины к украинским ветеранам в отношении их примирения — „взаимного извинения во имя Украины, во имя детей и правнуков». Ту часть украинского общества, которая стремится к признанию УПА воюющей стороной во Второй мировой войне, авторы называют «лишенной понимания базовых моральных понятий», требуя от Президента Украины извиниться «за польские жертвы украинской резни».

Однако не вся польская пресса изобиловала цитированной выше риторикой. Например, в газете «Жечпосполита», в статье «Польша признает вину» журналист Пиотр Косьцински так анонсирует проблему: «Примирение с Украиной: нужно было шестьдесят лет, чтобы польская власть официально почтила память украинцев, замученных после войны польскими партизанами». Но далее в тексте цитируемой статьи, как и в публикациях и программах в большинстве польских средств массовой информации, в том числе и тех, которые традиционно считаются хорошо настроенными к Украине, цель визита двух президентов в Павлокомы описывали так: «Чтобы склонить головы над могилами трагедии, которая имела место 61 год назад, когда поляки (польский партизанский отряд) в ответ за похищения и истязания (в одних СМИ — украинскими националистами, в других — УПА) 11 польских жителей села, убили 366 местных украинцев».

Несмотря на документальное подтверждение и признание польской стороной факта совершения преступления в Павлокоме членами польской самообороны и подразделения бывшей Армии Крайовой, Совет охраны, борьбы и мученичества не согласился на помещение соответствующей надписи на надмогильном памятнике замученным украинцам. Поэтому на изготовленном в Украине памятнике надпись звучит так, как и было согласовано с польской стороной: «Вечная память 366 жертвам, трагически погибшим 1—3 марта 1945 года».

После возложения венков к этому памятнику, президенты возложили букеты у памятного креста с надписью: «Памяти поляков, жителей села Павлокома, которые в 1939—1945 годах погибли от рук украинских националистов и умерли на «нечеловеческой земле». Так выглядела надпись в тот момент, когда к памятному кресту подходили президенты. Выделенного в данной статье фрагмента надписи, который высечен на кресте, не должны увидеть и не увидели президенты, потому что в период церемонии возложения цветов собственно на уровне этих строк крест был обвязан красно-белой лентой (под цвет польского национального флага), для надежности приклеенной скотчем. Лентой были прикрыты такие строки: «от рук украинских националистов и умерли». Следовательно, полный текст надписи звучит так: „Памяти поляков — жителей села Павлокома, которые в 1939—1945 годах погибли от рук украинских националистов и умерли на «нечеловеческой земле». „Нечеловеческой землей» в Польше называют Сибирь и Дальний Восток, куда массово вывозили поляков (NB! и украинцев) уже в период первого прихода советской власти на земле II-й Речи Посполитой в 1939—1941 гг., на основании пакта Молотова—Риббентропа. Собственно тогда и были вывезены несколько жителей села Павлокома польской национальности.

Только одна польская газета обратила внимание на разительную разницу в надписях на памятных крестах в Павлокоме. Журналист «Газеты выборчей» Марцин Войцеховски в фельетоне «Павлокома: идем этим путем» (15 мая 2006 г. — с. 2) выражает удивление по поводу выше упоминавшихся различий: «Удивляет также различное содержание надписей на памятнике 366 украинским жертвам кровавой расправы и 9 полякам, похищенным ранее украинским подпольем». Задавая недвусмысленный вопрос: почему на украинском памятнике не называют убийц украинцев Павлокомы, М. Войцеховски резюмирует: «Различные надписи провоцируют вопросы украинцев: не дискриминируют ли, случается, в Польше их права»?

Вспоминаются сказанные в Павлокоме слова польского президента: «Должны говорить о больном, тяжелом прошлом открыто, шаг за шагом вырабатывая одну, справедливую оценку всех тогдашних военных трагедий: и польских, и украинских. Все трагические события... должны быть тщательно выяснены в диалоге политиков, историков и простых людей, а также в мероприятиях, проводимых государственными институтами. Ведь прочное, долгое взаимопонимание можно построить, только опираясь на правду. Не можем изменить прошлого, но можем сделать так, чтобы оно не определяло будущего».

Польский историк украинского происхождения Евгений Месило, автор книги о Павлокоме, со ссылкой на материалы Жешивского отделения Института национальной памяти РП, доказывает, что в уничтожении гражданского украинского населения Павлокомы «принимал участие нерасформированный отряд АК численностью 60 человек». По словам исследователя, который уже много лет подряд исследует проблему, нет доказательств того, что семерых поляков из Павлокомы похитил отряд УПА: «В то время (с января по март1945 года) в радиусе нескольких десятков километров не действовал ни один отряд украинских повстанцев». Евгений Месило склоняется к мнению, что поляков похитил отряд Красной Армии.

То, что гипотеза польского историка не лишена оснований, подтверждает найденный мной в польском Архиве новых актов документ (брошюра польского национально-освободительного подполья), который очень наглядно описывает ситуацию, царившую на территории тогдашнего Жешивского воеводства, в частности в районе Дынова, в 1945 году. Публикуем его текст (перевод с польского языка):

«УКРАИНСКАЯ ПРОБЛЕМА

В данный момент любой посев польско-украинской ненависти вреден, в первую очередь, для Польши, особенно при существующем состояния политических отношений.

Украинская проблема, не говоря уже о землях, отнятых Россией, существует у нас в Жешевском и Люблинском воеводствах и должна быть разрешена путем так называемой репатриации, согласованной между правительствами Польши и СССР. Тем временем эти территории уже два года являются ареной неслыханных и наиболее кровавых истребительных интриг России на наших землях. На этой территории действует УПА, т.е. Украинская Повстанческая Армия. Ее острие направлено против России, но жертвами становятся, часто вследствие коварной советской игры, невиновные поляки. Группы УПА, объединяясь в многотысячные отряды, принимают открытый бой с подразделениями Жимерского*.

27.08.45 г. отряды т.н. бандеровцев /УПА/ сделали попытку ворваться с двух сторон в Балигород.

Довольно часто Войско Польское** вынуждено отступать перед отрядами УПА, поскольку поставка боеприпасов для ВП зависит от русских властей.

В течение одного месяца на этих землях совершается в среднем 60 поджогов и 50 убийств, преимущественно поляков.

Вот душераздирающий факт (в отношении того. — Авт. ), кто прилагает здесь руку. Он описан в Инструкции ЦК ПРП*** № 3/28/III/45/ZK. В этой инструкции описаны случаи, которые имели место 10/октябрь — И.К./.1945 г. в Дыневском».

Окончание читайте в следующем выпуске страницы «Украина Incognita»

Иван КОЗЛОВСКИЙ, кандидат исторических наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments