Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

Сияние чужой славы

Некоторые размышления к 370-летию со дня рождения Ивана Мазепы, 300-летию Полтавской битвы и выдающегося архитектурного памятника — монумента Славы
19 марта, 1996 - 18:33
МАЛОИЗВЕСТНАЯ ИКОНА НАЧАЛА XVIII в., НА КОТОРОЙ ИЗОБРАЖЕН ЦАРЬ ПЕТР І, ГЕТМАН ИВАН МАЗЕПА И ЖЕНА ЦАРЯ ЕКАТЕРИНА / В ЦЕНТРЕ ПОЛТАВЫ И ДОНЫНЕ СТОИТ ПОМПЕЗНЫЙ МОНУМЕНТ В ЧЕСТЬ РУССКОЙ ПОБЕДЫ. А ВОТ КАК ВЫГЛЯДИТ СКРОМНЫЙ ОБЕЛИСК В ЧЕСТЬ КАЗАКОВ, КОТОРЫЕ ТОЖЕ СРАЖАЛИСЬ ПОД ПОЛТАВОЙ...

Правительство России обратилось к правительству Украины с предложением перенести памятник Славы из города Полтавы в Петербург. Памятник Славы — один из выдающихся монументов, который построен в честь Полтавской битвы и прославляет «русское оружие». В Украине отношение к Полтавской битве неоднозначно. Поэтому, с целью сохранения выдающегося архитектурного памятника — место монумента в Петербурге.

Из местной прессы (первоапрельская шутка)

Во все времена и в любой стране памятники, монументы были проводниками определенной государственной идеологии. Кроме того, они символизировали принадлежность города к тому или иному государству и отражали его исторические традиции, почитали его героев. Метрополии возводили на присоединенных землях монументы, воплощавшие идею власти господствующего государства. Государственная идея выражалась через прославление образа монарха (для русских это был Петр І), идеи единства монархии, государства и народа. В России процессы упрочения национальных идеалов через возвеличивание памяти героев прошлого, исторических событий обусловили появление нового типа монументов в ХІХ веке, которые ретранслировали для массы официальную российскую идеологию, насаждали нужное имперской власти понимание прошлого. Для того, чтобы фактически лишить украинцев собственного национального будущего, власти требовалось задекларировать историческую тождественность «малороссов» с «великороссами». На протяжении ХІХ и первой половины ХХ века на украинских территориях в составе Российской империи возводили памятники, которые прославляли прошлое в русско-имперском освещении и пропагандировали только русскую историческую перспективу. И началось все с установления в 1805—1811 годах монумента Славы в честь победы русского оружия в Полтавской битве.

Вокруг главной площади Полтавы, в центре которой вздымалась триумфальная колонна с орлом, были расположены административные учреждения и учебные заведения губернии и города. Таким образом, Полтава как центр губернии превратилась в символ победы русского царизма над «малороссийской шатостью». А орел должен постоянно напоминать, по выражению современного историка Игоря Гирича, «кто в доме хозяин».

А сейчас немного истории. Первый план застройки центра города, по которому планировалось построить монумент Славы на торговой площади (сейчас Театральная площадь) был составлен в 1783 году. По этому случаю 26. 06. 1804 заложена памятная доска. Вокруг Петровской площади, на Соборной и Торговой площадях, предполагалось построить административные здания. Но планы изменились.

В письме генерал-губернатора Куракина министру внутренних дел от 27. 05. 1805 говорится: «Сей памятник (монумент) хоть и был предназначен к построению на торговой площади гостиничного двора, но по великолепию монумента нахожу приличное сооружение его на главной городской круглой площади, которая будет украшена главными двухспаренными зданиями». Александр І поддержал инициативу Куракина. Полтавский генерал-губернатор на ассигнованные ему из Петербурга 400 тыс. рублей выкупил землю — ярмарочный выгон для торговли сеном и дегтем. Так на северо-западной окраине, в чистом поле был создан круг диаметром 345 метров, в геометрическом центре которого и началось сооружение памятника. Эта новая Круглая площадь стала центром города, а полный план застройки был утвержден в 1805 году.

9 мая 1805 г. именным указом Александр І не только узаконил сооружение монумента, а и назначил ответственным за это генерал-губернатора Куракина. Строительство памятника осуществлял губернский архитектор Михаил Амвросимов. Ему принадлежат и первые два проекта монумента. Первый вариант представлял собой большую колонну с пьедесталом из тесанного камня на небольшой возвышенной площадке, окруженной чугунной балюстрадой с тумбами, увенчанными шарами. У подножия колонны на пьедестале с четырех сторон предполагалось установить композиции с изображением трофеев. Колонну, увенчанную орлом, планировалось перевить лентой, а в промежутках укрепить барельефы из алебастра с изображением эпизодов Полтавской битвы. Но проект не был одобрен.

Тогда М. Амвросимов разрабатывает второй вариант, в котором сохраняет первичные композиционные принципы: гладкая колонна опиралась на гранитный пьедестал в форме куба со скошенными углами; вокруг основания колонны — те же бронзовые композиции военных трофеев, а на боковых поверхностях пьедестала — барельефы с изображением связок оружия, перевитых лавровым венком с лентой, и скрученной кольцом змеи; в середине кольца — надпись с датой исторического события. Гранитная основа памятника имела ступени и полукруглые концы, в которых предполагалось установить пушки, по верху основания планировались решетки.

Но утвержден был проект петербургского архитектора Тома де Томона. Он улучшил пропорции памятника, придал основанию вид уступчатой крепости с решетками в форме мечей, ввел элементы скульптурных украшений, переместил барельефы с пьедестала колонны на основание, в целом улучшил архитектурную выразительность колонны, изменив ее пропорции, масштаб постамента. В сооружении монумента участвовали московские скульпторы И. Гордеев и И. Мартос. К выполнению скульптурных украшений был привлечен архитектор Федор Щедрин. Присматривал за строительством «каменных дел мастер», ученик Тома де Томона Леопольд Карлани.

Монумент Славы — чугунная колонна на кубическом гранитном постаменте, который стоит на ступенчатом стилобате в форме четырехугольного бастиона, в основании которого вмонтированы 18 пушек (10 — из Полтавской крепости, 8 — из Переволочной). Верхняя плоскость ограждена литой чугунной решеткой, декоративные стояки которой выполнены в виде вложенных в ножны мечей, обращенных клинком к земле, что символизировало завершение военных действий. Грани постамента украшают горельефные бронзовые композиции с римской военной атрибутикой. В центре композиции с юго-западной стороны — большие бронзовые кольца в виде гадюк, держащих себя за хвост. В кольце, на юго-восточной грани, обозначена дата Полтавской битвы «Июня 27-го 1709 года». На противоположной стороне — «Окончен в 1809 году». Однако монумент был открыт 27 июня 1811 года. Колонна — кирпичная, одета четырьмя чугунными кожухами, швы между ними закрыты тремя поясами в виде венков дубовых листьев. Колонну увенчивает полусфера, на которой бронзовый позолоченный орел с молниями в когтях и лавровым венком в клюве, обращен в сторону поля Полтавской битвы. На памятнике была памятная медная доска (которая не сохранилась): «Богу благодеявшему, в память победы, одержанной в 1709 году июня 27 Государем России Петром Великим над королем Швеции Карлом ХІІ на сем месте в Полтаве, в благополучное царствование Всемилостевейшего государя-императора Александра I заложен сей монумент малороссийским генерал-губернатором князем Куракиным в лето от Рождения Христа 1804 июня 27». Высота колонны вместе с капителью 10,35 м., орла с полусферой — 2,1 м. Размах крыльев орла — около 1,30 м., размер стилобада 12,2 12,2 м.

Бронзовые украшения памятника отлиты по проекту скульптора Федора Щедрина на средства императора Александра І. Горельефы бронзовой композиции постамента отражают элементы герба Полтавской губернии времен Александра І, где ощутима идея московской мести. Герб этот по рисуночному образцу и по описанию выглядит так: «В золотом щите черный треугольный памятник, украшенный золотой кольцевой гадюкой: за памятником — два зеленых стяга с золотыми коронованными вензелями царя Петра Великого и древка красные с лезвиями копий; все сопровождено наверху двумя перекрещенными красными мечами». Из содержания этого герба видно, что в нем отмечены полтавские события во времена Петра І, то есть победоносная для России Полтавская баталия, символизированная, по обыкновению, военной арматурой (знамена, мечи, копья), и уничтожение государственности Украины, символизированное гадюкой.

На памятнике Славы на двух гранях постамента изображена гадюка, которая держит себя за хвост. Нет сомнения, что этой гадюкой символизируется также и сам гетман Иван Мазепа за его «измену». Что в полтавском гербе в образе гадюки представлен именно Мазепа, доказательство имеем в той укоренившейся традиции русского искусства — именно таким образом ненавистного ей гетмана символически изображать. Вот в своей «Полтаве» Пушкин после побега гетмана язвительно спрашивает: «... но где Мазепа, где злодей?.. куда бежал от угрызений змеиной совести своей?..» А вот еще один, не менее выразительный аллегорический образ Мазепы в виде змеи, образованный еще во времена царя Петра. В одной из аллей летнего сада в Петербурге стояла небольшая мраморная статуя: одна под названием «Львиную пасть рвет», другая «Змею рвет».

Статуя первая — в образе Самсона, который раздирал пасть льву, символизировала победу России над шведами под Полтавой в Самсонов день 27 июня. Вторая статуя была аллегорией «постыдной судьбы предателя Мазепы» — круг изображали в виде змеи.

А вспомните памятник Петру І в Петербурге и слова из стихотворения Зинаиды Гиппиус, написанного в годы первой революции:
Как прежде, вьется змей твой медный
Над змеем стынет медный конь...
И не сожрет тебя победный
Всеочищающий огонь...

Копыта коня Петра в монументе Фальконе раздавливают медную гадюку: символ «измены» Мазепы. Поэтому ничего странного, что символика образа гетмана Мазепы нашла свое отражение и в Полтавском гербе, исторически связанном и с Полтавской победой, и с личностью Мазепы.

Фантастический образ «самопожирающей змеи», то есть глотающей собственный хвост, в целом объяснялся как проявление зависти, ненасытности. Следовательно «самопожирающая змея» в Полтавском гербе на памятнике Славы никак не могла символизировать «вечность», как это пытаются представить некоторые историки-геральдисты. Символ «вечности» с древнейших времен человечества, еще даже, возможно, от зари культуры, имеет свое собственное графическое определение, свою собственную эмблему: замкнутый круг.

Этот простой, но очень выразительный и убедительный символ унаследовало и христианство, употребляя фигуры круга и на планах строения церквей-ротонд, и на нимбах вокруг голов святых, и на других священных предметах. Позже символом вечности стало обручальное кольцо.

Таким образом, символ самопожирающей змеи на памятнике Славы должен представить «измену» Мазепы, тем более, что одновременно при этом представлялся удобный традиционный повод тенденциозно расправляться со своими историческими противниками через безоговорочное их унижение даже на несоответствующем месте. Нужно напомнить, что еще в 1654 году Богдан Хмельницкий подарил Полтаве герб: на глазированном поле — золотой лук со стрелой вниз, по углам щита четыре золотых звезды. «Самопожирающая змея» на гербе отсутствует.

Украинская национальная честь требует отбросить такой унизительный, насильственно навязанный ей чужой волей несвойственный символ, и потому для Полтавской земли украинской государственной национальной геральдикой должна быть создана другая, соответственно, приличная эмблема.

Со строительством памятника Славы, который стал доминантой Александрийского плаца (Круглой площади), в Полтаве был создан ансамбль эпохи русского классицизма. Это — наиболее выдающийся класицистический архитектурный ансамбль на Украине, уникальность которого заключается еще и в том, что здесь удалось синтезировать абстрактные решения «образцовых проектов» московского архитектора А. Захарова с архитектурой местных зодчих.

Эмский указ 1876 года окончательно разделил тогдашнюю украинскую интеллигенцию на два лагеря: сторонников идеи «единой и неделимой» и украинцев-патриотов. Группа украинцев не имела тогда большой материальной силы, но великой была ее идея, начавшая жить собственной жизнью и привлекать каждый раз новых сторонников. И памятники в этих условиях власть использовала как оружие для борьбы с нежелательными общественными настроениями и национальными стремлениями украинцев. Это вызвало сопротивление наиболее радикальной части украинской интеллигенции. Так, еще в 1872 году был впервые поврежден памятник Славы. Как пишет В. Сучневич в своих «Записках о Полтаве и ее памятниках», изданных в Полтаве в 1902 г., в 1872 году «с памятника каким-то «Любителем скульптуры» были содраны медные доски, поэтому во время празднования 200-летия юбилея Петра Великого пришлось прикрыть изъян искусственными орнаментами».

На мой взгляд, это было едва ли не первое в Полтаве сопротивление идее национального угнетения украинского народа.

Окончание читайте в следующем выпуске страницы «Украина Incognita»

Анатолий ЧЕРНОВ, председатель Полтавского областного Союза экскурсоводов, почетный работник туризма Украины
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ