Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

«Мы выиграем войну, когда завоюем сердца»

Украинская писательница поделилась опытом жизни в Париже и Лондоне
2 февраля, 2018 - 10:07

Существует много изданий о Лондоне и Париже. Из них мы узнаем о Биг-Бене и Триумфальной арке, Вестминстерском дворце и Соборе Парижской Богоматери. Но эти публикации не дают возможности по-настоящему понять города — для этого нужен взгляд не только «извне», но и «изнутри».

Книга Елены ЯЩУК-КОДЕ «Париж и Лондон — столицы моей жизни» — как раз и дает возможность погрузиться в ежедневную жизнь лондонцев и парижан. Ведь автор — украинка, которая четыре года прожила в Лондоне и более 14-ти — в Париже.

Кроме писательской деятельности, Елена Ящук-Коде приобщается и к общественной: соорганизовывает в Париже «Литературные прогулки», в частности — цикл «Украинский Париж». Также организовала восемь Благотворительных книжно-художественных ярмарок, работает над другими инициативами. Поэтому разговор с ней охватил и вопрос культурной политики Украины за границей.

ИСКУССТВО ЖИТЬ

— Какую цель ставили при написании «Париж и Лондон — столицы моей жизни»?

— Эта книга вписывается в мой план — создать «мостик» между культурами, чтобы украинцы могли лучше понять французов, британцев, позаимствовать что-то позитивное для себя. Поскольку я уже долгое время прожила в этих европейских столицах, то могу дать свой взгляд на жизнь их обитателей.

Заметила интересный феномен: чем меньше мы находимся на определенном месте, тем более контрастный, более критический взгляд на него имеем. Все воспринимается довольно черно-бело. Уже впоследствии, когда долго живешь там, знаешь язык, имеешь друзей, многие острые углы исчезают, виденье меняется. Я хотела показать это в моей книге.

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЕЛЕНОЙ ЯЩУК-КОДЕ

— Во вступлении к книге Вы называете себя «поэтом будничной жизни». Можете рассказать, почему именно?

— Потому что я писала не о Лувре или Эйфелевой башне, это не туристический гид. Меня больше интересуют культурные феномены бытовой жизни. Конечно, у всех людей одинаковые проблемы: семья, работа, отношения. Но есть и специфические черты, национальный характер, который проявляется в определенных ситуациях. Это своеобразные правила, ритуалы, которые существуют в странах. Благодаря им как раз и видно, кто иностранец, а кто нет. О них не говорят на улице, они внутренние, однако их все разделяют, это часть будничной жизни.

Слово «быт» у нас всегда имело негативное значение, словно он разрушает романтику в жизни. Однако быт — это наша жизнь каждый день. Не то чтобы он очень романтичный, но он нормальный и может быть счастливым. Умение жить (art de vivre) как раз и заключается в том, чтобы сделать его именно таким. Потому что жизнь — это настоящее искусство, а не просто непрерывность проблем.

Например, рестораны есть и во Франции, и в Украине. Но для французов это не просто место, где можно поесть. Это, во-первых, центр социальной жизни — возможность пообщаться, встретиться с друзьями. Во-вторых, ресторан — это и своеобразный культурно-политический центр. В своей книге я привожу факты о самом старом ресторане Парижа «Procope», где раньше собирались французские революционеры, а Бенджамин Франклин обдумывал статьи для будущей Конституции США.

Во французском обществе есть свои особенности, которые для Украины будут казаться странными. Я также их описываю в своей книге. Например, перед каждой поездкой стоит проверять, нет ли забастовки в вашем аэропорту или на вокзале. Существуют даже сайты для этого. Потому что работники транспортной сферы часто бастуют в период школьных каникул, когда все едут отдыхать.

СМОТРЕТЬ НЕ ТОЛЬКО «ГЛАЗАМИ ТУРИСТА»

— Но это также подтверждает человекоцентричность французского быта, в отличие от того же украинского?

— Да. Это подтверждает в частности и то, как относятся в британском и французском обществе к семьям с детьми. Об этом я надеюсь еще написать отдельно, возможно, в продолжении моей книги. Лондон для меня оказался настоящим child friendly городом, то есть удобным для родителей и детей. Только малыш родился — ты можешь с ним и в ресторан пойти, и в музей поехать — «выйти в люди». В ресторанах часто есть уголок для детей. Мы, например, любим ходить в сеть ресторанов Carluccio’s, потому что там к нам относятся очень любезно и бесплатно дают разрисовки с карандашами для наших сыновей.

Конечно, это вопрос также коммерческий, ведь если человек может прийти с ребенком в ресторан или музей, то он и деньги заплатит. Однако такой подход, «чувствительный к потребностям семьи», упрощает нашу жизнь. Тогда как советский быт, из которого мы еще до сих пор не полностью вышли, создан как будто специально так, чтобы человеку было неудобно. И для изменения такого быта нужны, в первую очередь, усилия самих украинцев.

Бывает так, что когда наши соотечественники приезжают во Францию, им кажется, что то, что они видят, всегда таким было, что это данность. Но это же создано поколениями французов (и эмигрантов тоже!), которые ежедневно что-то делали для улучшения государства. И это непрестанный процесс изменений. От каждого нового президента и его команды ждут разрешения ключевых для общества проблем и решительных действий.

Или, например, у Великобритании есть законы, которые были внедрены еще Вильгельмом Завоевателем в ХІ веке. Он заложил основы общества, которые до сих пор имеют значение. Уже тысяча лет прошла.

В Украине насильственным способом были разрушены здоровый индивидуализм, уважение к законам, к природе. И возвращение к этим основам — это некороткий путь.

Кроме того, для внедрения изменений важно, чтобы украинцы смотрели на другие страны не только «глазами туриста», то есть человека, который, по сути, приезжает попользоваться достижениями других. В идеальной ситуации путешествия должны бы вызывать желание использовать наилучшие достижения и создать подобное в Украине — это, кстати, еще одна причина, почему я писала книгу.

Моя книга также и о том, что не стоит ожидать быстрого улучшения жизни после переезда за границу. Во-первых, не существует идеальных государств, в каждом есть свои трудности. Во-вторых, переезд — это наш личный выбор. В другой стране так же нужно найти свое место, занять его и доказать, что ты имеешь на него право. А еще — нужно быть достаточно открытым и уметь адаптироваться, жить по другим правилам.

«КОГДА ЕСТЬ ЖЕЛАНИЕ ПРИСУТСТВОВАТЬ, ТОГДА НАХОДЯТСЯ И ВОЗМОЖНОСТИ, И ИДЕИ, И ДЕНЬГИ»

— А как Вы охарактеризовали бы отношение Великобритании, Франции к Украине? Каков наш международный имидж в этих странах?

— Мне кажется, нужно различать два уровня: уровень дипломатии, взаимодействия между государствами и восприятие обычных граждан, фактически бытовой уровень. События на Майдане — Революция Достоинства, война на востоке — вызвали мощную волну интереса у обычных граждан. Украинским вопросом заинтересовались не только журналисты и люди, осведомленные в международной политике. Официанты, продавцы в магазинах, люди разных слоев и профессий переживали за нашу судьбу.

Сейчас, когда боевые действия стали длительным явлением, внимание к этим событиям во французском информационном пространстве значительно уменьшилась. Но информационная война только усилилась. Поэтому именно в таких условиях для Украины очень важно построить правильную долгосрочную стратегию культурной политики.

Для развитых стран, например, Франции и Великобритании, культура — это soft power, чрезвычайно мощный инструмент для, можно сказать, «завоевания мира». И французы, и британцы поддерживают свой язык и культуру за границей благодаря сети культурных центров l’Alliance Franсaise, l’Institut Franсais, British Counсil. А также благодаря «экспорту» культурных продуктов: искусства, литературы, организации культурных событий. Некоторым украинцам кажется, что язык — это что-то второстепенное. Тогда как для мировых лидеров язык является тем инструментом, через который передается культура и власть.

Чтобы мы могли защищать свои интересы, нам нужно мощное культурное присутствие. Именно деятели искусства создают позитивный имидж страны. Развитие культурных связей требует много денег и терпения. И это не всегда является прибыльным делом. Результат можно получить через десять, двадцать лет. Поэтому для реализации долгосрочных проектов нужно иметь стратегическое мышление на государственном уровне, понимать, для чего и для кого мы это делаем.

«К НАШЕЙ КУЛЬТУРЕ ЕСТЬ ИНТЕРЕС. НО ЭТО МЫ ДОЛЖНЫ ПРОЯВЛЯТЬ ИНИЦИАТИВУ»

— Считают, что Украина сейчас переживает своеобразный культурный Ренессанс. Ощутимо ли это на Западе?

— Мне кажется, что сейчас в Украине много позитивных сдвигов, мы всегда имели и имеем много талантов. Наконец, мы можем показать эти таланты миру. Например, уже в течение нескольких лет во Францию приезжают с гастролями два детища Владислава Троицкого: группа «ДахаБраха» и фрик-кабаре Dakh Daughters, которые имеют большой успех у французской публики. Они представляют что-то инновационное, экзотичное и мощное, показывают украинскую культуру такой, какой ее еще не видели. Но этого так мало — нужно, чтобы концертов наших исполнителей было десятки. Ведь россияне продолжают советскую традицию и постоянно ездят с концертами.

— Расскажите, пожалуйста, о важном культурном событии Парижа — фестивале «Уикенд на Востоке», который состоялся в ноябре 2017-го и был посвящен Киеву и украинской культуре в целом.

— Это, по-видимому, один из самых ярких за годы украинской независимости фестиваль. Благодаря замечательной организационной работе наших западных партнеров и при финансовой поддержке украинского государства он был очень профессионально сделан.

В течение шести дней в престижном, «интеллектуальном» районе Парижа, Сан-Жермен-де-Пре, были проведены литературные встречи с известными украинскими писателями и интеллектуалами, конференции, посвященные искусству и архитектуре, фотовыставки, мастер-классы для детей, кинопоказы. Закрытие фестиваля посвятили проблеме свободы слова и заключенному Олегу Сенцову. Событие проходило в театре «Одеон» в зале на тысячу мест и собрало много представителей украинского общества и французских деятелей. Ведущие французские медиа (газеты и телевидение) писали о фестивале, брали интервью у участников.

Благодаря сотрудничеству с нашими французскими партнерами парижане смогли узнать о киевском периоде Казимира Малевича, о стиле Владислава Городецкого, увидеть работы дуэта «Братья», фотографии Александра Чекменева, встретиться с Сергеем Жаданом, Алексеем Никитиным, Андреем Курковым, Оксаной Забужко, Владимиром Ермоленко, Татьяной Огарковой и другими.

Польский книжный магазин в Париже и книжный магазин Антуанетты Фук открыли для нас свои двери. Благодаря талантливой переводчице Ирине Дмитришин французские читатели имеют возможность прочитать и «услышать» произведения украинских авторов.

Можно было видеть, что к нашей культуре есть интерес. Но это мы должны постоянно проявлять инициативу. На мой взгляд, культура не менее важна, чем штыки. Конечно, мы должны также говорить о войне, оккупации, Крыме и политзаключенных Кремля. Ведь кому, как не нам, привлекать внимание к этой важной теме, не давать забыть о ней. Но крайне нужна и позитивная информация об Украине — а это наша самобытная культура: музыка, театр, художники, литераторы, переводы наших авторов. Поэтому для нашей победы нужно сохранить и нашу идентичность и продемонстрировать ее миру. Мы выиграем войну, когда завоюем сердца.

Мария ЧАДЮК
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments