Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Путь к определению идентичности

Современный украинский литпроцесс глазами итальянского исследователя Марко Пулери
1 февраля, 2019 - 10:17
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО Марко ПУЛЕРИ

Марко ПУЛЕРИ — адъюнкт-профессор кафедры истории Восточной Европы, развития наций и защиты меньшинств в Болонском университете. Его исследовательские интересы включают современные российские и украинские социокультурные процессы и государственное строительство на постсоветском пространстве. Автор монографии «Постсоветские гибридные повествования» (Narrazioni ibride post-sovietiche, 2016 год) и множества статей об украинской и российской культурной и социальной истории.

Во время исследовательских стажировок в Киево-Могилянской академии (2014 год) и во Львовском национальном университете имени Ивана Франко (2018 год) Пулери исследовал процессы интеграции и построения нации в постсоветской Украине. С 2015 по 2017 год он был одним из координаторов международного исследовательского проекта «Россия и Китай в глобальном мире». В настоящее время работает над исследовательским проектом «Мультикультурализм и регионализм в Украине после Майдана».

ТЕКСТУАЛИЗАЦИЯ РАЗЛИЧИЙ

— Расскажи о себе. Что привело тебя в филологию и — конкретно — в славистику?

— Я заинтересовался славистикой в 2010 году, в период обучения и написания научной работы в Симферополе. Это был один из моих первых контактов с украинскими реалиями: он позволил мне увидеть Украину с «другой» точки зрения, отличной от той, которую я позже мог наблюдать в центрах культурной жизни страны, в том числе, во Львове, Киеве и Харькове. Может быть, поэтому я смог выстроить своё собственное, отличное от «канона», восприятие Украины и её литературы.

Думаю, что для многих иностранцев, которые интересуются вашей страной, самым популярным способом приближения по-прежнему остается «читать Украину», воспринять её через голоса великих «культурных переводчиков»: Н. Гоголя, В. Некрасова и М. Булгакова, то есть, на русском языке. Такая ситуация разделяется многими странами Центральной и Восточной Европы, чьи литературы жили и обогащались за счет контактов с различными традициями, в контексте наднациональных государственных образований, и только в последние два десятилетия пришли к западному читателю в своих «национальных одеждах».

С другой стороны, Украина сегодня довольно сильно отличается от того, какой она изображается авторами имперской и советской эпохи. Но до сих пор остается страной, в которой бытуют разные языки, традиции, привычки, истории: эта разнородность четко отражена в литературе, в попытках текстуализации своих различий, cвоей противоречивой истории. Текстуализация — это попытка понять и переосмыслить опыт целой страны, и опыт каждого конкретного человека в стране.

С этой точки зрения, украинская русскоязычная литература (или, русская литература Украины), является симптомом — а иногда даже инструментом — чтобы дать голос отличному от классического пересказыванию украинской индивидуальной и коллективной идентичности. Конечно, это рассказ потерянный и растерянный: он является маркером серьезных изменений, таких как распад Советского Союза и вместе с ним его литературы, написанной на «имперской» лингва франка. Литературы, которая содержала в себе элементы более широкого культурного опыта: огромная аудитория читателей, литературные площадки и рынки, культурные и исторические символы. Литературы, которая больше не существует, но её авторы все еще здесь: они живут в независимой Украине, они чувствуют её литературный контекст, взаимодействуя с её культурными деятелями, независимо от языка, на котором они пишут.

По этой причине, украинская русскоязычная литература — это также рассказ о воспитании, о конструктивном утверждении новой украинской идентичности, и роли русскоязычных авторов в новом национальном контексте. Рассказ, который стремится обрисовать силуэт и дать голос языковому и культурному взаимодействию между двумя важнейшими культурами и традициями, которые встречаются (а иногда сталкиваются) в национальном контексте: украиноязычной и русскоязычной.

ОБЩИЙ ОПЫТ МАЙДАНА ПРИВЕЛ К СЕРЬЕЗНЫМ ИЗМЕНЕНИЯМ И ИНТЕРЕСНЫМ ИЗДАТЕЛЬСКИМ ПРОЕКТАМ

— Ты написал книгу об украинской русскоязычной литературе. Не так много людей в принципе признают её существование. Почему нужно отстаивать этот нюанс? Расскажи о своей книге.

— Я успел встретиться с украинскими культурными деятелями из разных центров Украины. Обогащение своих исследований голосами тех, кто делает сегодняшнюю литературу в Украине было полезно чтобы, на самом деле, представлять себе и понимать современные реалии Украины после Майдана. Если в Киеве авторы, как, например, Александр Кабанов и Алексей Никитин могут определиться русскими литераторами и гражданами Украины, в то же время конфликт определений обогащается историей Куркова и трудным поиском местоположения «русскоязычного» автора Владимира Рафеенко из Донецка. В целом это трудный и сложный путь самоопределения, который зависит от участия в национальном литературном процессе, а именно: участия в фестивалях и литературных событиях, поиск издателя на национальной почве и признание своей роли в стране.

Перед тем, чтобы говорить о возможном решении вопроса русскоязычных авторов Украины, должны сначала повторить тот факт, что «вопрос», на самом деле, не существует. На культурном уровне, современные русскоязычные и украиноязычные авторы сотрудничают в совместных литературных проектах в Украине: они читают друг друга, и в их произведениях складывается интертекстуальный диалог. Общий опыт Майдана привел к серьезным изменениям и интересным издательским проектам (например, публикации романов Никитина — «Санитар с Институтской» и украинского перевода «Victory park» в Украине, а не в России).

На политическом уровне, языковой вопрос, однако, всё ещё педалируется во время избирательных кампаний и ждёт формирования консенсуса. И, к сожалению, это приводит к большой и ненужной напряженности.

ОГРОМНЫЙ СПРОС НА ИНФОРМАЦИЮ ОБ УКРАИНЕ

— Расскажи о том, как принимают украинскую литературу в Италии. Сколько переводчиков работают с украинскими авторами? Кто самый известный украинский писатель в Италии?

— Новейшая история итальянского издания «Ворошиловграда» и «Месопотамии» Сергея Жадана отражает судьбу восточно-европейских национальных литератур на западном рынке и, в частности, тех, которые являются выражением посткоммунистической реальности. Отсутствие квалифицированных переводчиков с украинского, отсутствие государственного финансирования в поддержку новых публикаций, функциональных организационных связей между Италией и многими странами Центральной и Восточной Европы — переводит ответственность за успех этих литератур в итальянском культурном пространстве на мелких издателей.

Деятельность ассоциаций, таких как Aisu (Итальянская ассоциация украинских исследований) и отдельных украинистов, например, таких, как Джованна Броджи, Мария Грация Бартолини и Алессандро Акилли (с двумя последними мы редакторы журнала «Minima Ucrainica») имеет большое значение для удовлетворения огромного спроса на информацию об Украине. В последнее время Алексей Никитин, Сергей Жадан, Елена Стяжкина и Юрий Андрухович посетили литературные фестивали и мероприятия в Италии — и это, конечно, хорошие новости. Я надеюсь, что это только начало контакта итальянских читателей с разнообразным контекстом современной украинской литературы.

У меня была возможность читать и встречаться c разными украинскими авторами, особенно часто c Сергеем Жаданом и Юрием Андруховичeм. Думаю, что для западной публики эти два писателя представляют, в некотором смысле, точку отсчета для понимания истории Украины и её литературы за последние 30 лет. Читая такие романы как «Московиада» и «Перверзия» Андруховича, например, можно увидеть текстуализацию диалога украинского интеллектуала со своими главными альтер эго, т.е. Россией и Западом. Можно почувствовать конкретные нюансы динамики отношений великой европейской культуры «пограничья». В произведениях Жадана могут быть найдены амбиции, попытка создать новую национальную и европейскую идею вокруг основных ценностей, таких как свобода передвижения и право на конфронтацию для того, чтобы отстоять себя. В обоих случаях речь идет об авторах, которые уже получили признание на западном рынке среди критиков, но до сих пор не особенно хорошо известны широкой публике.

СЛОЖНАЯ СИСТЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ МЕЖДУ ТРАДИЦИЯМИ, ЯЗЫКАМИ И ИСТОРИЧЕСКИМИ ОПЫТАМИ

— Смотреть на современную украинскую литературу для меня, в основном, значит наблюдать сложную систему взаимодействий между традициями, языками и историческими опытами. Эта культурная ситуация представляет собой вызов для тех, кто от первого лица её создают, и для тех, кто пытается определять контуры и оттенки: это отражение пути к определению идентичности и коллективной памяти: всё движется в направлении диалога и взаимодействия между различными голосами.

Голоса, рассказывающие с точки зрения современности, и из прошлого создают сложную полифонию повествований — прошлого, настоящего и будущего. Полифония, которая часто становится «конфликтом»: это характерно не только для украинской, но и для всей европейской культуры. Просто подумайте о вечном вопросе определения европейской литературной традиции, и европейской идентичности, чтобы увидеть, как украинский вклад вписывается в исследования, проводимые европейцами для определения новых моделей интерпретации символических и риторических кодов, и, наконец, для текстуализации этапов общего пути к месту человека в мире. Путь познания, который становится не только зеркалом сложного общества, но и окном в другое общество.

Именно эти вопросы, которые я только что описал, обозначат точку встречи между украинскими авторами и европейскими читателями. Украинские местные и региональные писатели отражают различные проявления европейского регионализма и местничества. В этом контексте, я считаю, что мой итальянский опыт может служить примером: «кризис» местной и национальной идентичности, которая в настоящее время в Италии, кажется, молчит, обогащается новыми моделями интерпретации и пробуждает диалог между различными техниками повествования о cебе.

Никита ГРИГОРОВ, специально для «Дня»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments