Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Третий Голодомор

Правда о ненаказанном преступлении и забытом добре
1 марта, 2018 - 16:44

Урезанная, фрагментарная (в народе говорят — «обчухрана») правда, в первую очередь там, где идет речь о масштабных катастрофах национальной истории, — не является правдой в действительном смысле слова. Приведем поистине изумительный пример. Если страшная правда о Голодоморе-геноциде 1932—1933 годов, сознательно спланированного и осуществленного Кремлем, наконец, после почти шести десятилетий драконовских запрещений, стала (становится!) известной в Украине и в мире, но что мы знаем об ужасном послевоенном Голоде 1946—1947 лет? Гораздо меньше.

Вообще, все ли украинцы, даже те, кто знает собственную историю, осознают, что Голодоморов (убийственных волн Террора Голодом, потому что достаточно большая часть историков считает, что это ужасающее слово применимо только к Апокалипсису 1932—1933 годов) было три: 1921—1922 гг., самый жестокий — 30-х годов прошлого века, и, наконец, тот, который косил сотни тысяч украинцев уже после завершения Второй мировой войны. Именно об этом третьем Большом Голоде Украины и пойдет сейчас речь.

Книга известного украинского общественного и политического деятеля, писателя, публициста Андрея Бондарчука, посвящена национальной трагедии Украины 1946—1947 годов, имеет точный и глубокий подзаголовок: «Ненаказанное преступление, забытое добро».

Это действительно так, и события последнего времени опять убедительно доказали: безнаказанность, как и безответственность, порождает только зло. Чтобы добро не было забытым — нужно конкретно и поименно назвать как тех, кто делал злодеяния, так и тех жителей Западной Украины (в первую очередь Волыни, откуда родом сам Андрей Бондарчук), которые, рискуя жизнью, живя сами очень и очень скромно (но голода там не было!), спасали от голодной смерти украинцев-братьев с востока и юга, делившись буквально последним.

Вот эти два мотива истинной правды: зло, которое нанес украинцам имперский тоталитаризм, и добро, сочувствие, действительно христианское милосердие, что наши потомки в любом случае не должны забыть, — является духовной основой книги А. Бондарчука, определяют ее содержание. Ценность труда пана Андрея заключается и в том колоссальном массиве воспоминаний, свидетельств очевидцев, документальных источников (а их, по меньшей мере, четыре сотни, в книге в целом 600 страниц), которые использовал автор и распорядитель.

«БОЛЬШЕВИСТСКАЯ МОДЕЛЬ СОЦИАЛИЗМА, АПРОБИРОВАННАЯ НА ЖИВЫХ ЛЮДЯХ»

Поэтому, тема,  которой посвящено исследование А. Бондарчука, еще «кровоточит», она очень горяча. Чтобы не поддавать читателей слишком большим душевным потрясением, преднамеренно приведем очень мягкие (сравнительно!) воспоминания очевидицы голода 1946—1947 годов — рассказ Марии Гудимы из Винничины, 1930 года рождения. Вот эти слова: «Снова после войны голод. То же повторяется. Хлеб забирают, деньги в колхозе не платят. Спасаемся, кто чем может: листья, трава, ягоды, мерзлый прошлогодний картофель, иногда макуха. Ловили зайцев, ворон. Я пошла однажды в лес, насобирала каких-то грибов, отварила, наелась... и потеряла рассудок. Рассказывали, что я ходила и долго повторяла: «Губы, губы (то есть грибы) малые, большие, здоровенные». Но мало-помалу отошла. Ездили наши люди на «Западную» за провиантом. Привозили его. Но я не ездила, не рискнула. Как-то выжили. Но не дай, Господи, чтобы похожее повторилось». Опять отметим: таких и еще более ужасных примеров в книге — сотни. В то же время много и примеров добра.

Труд Андрея Бондарчука, бесспорно, был бы неполным без комментариев специалистов-историков, которые анализируют причины, ход и последствия этой трагедии. Так, доктор исторических наук Василий Марочко подчеркивает: «Три голодомора, как близнецы, имеют общее политико-экономическое происхождение. Основная причина Голодомора в СССР — это внедрение большевистской модели социализма, теоретически бестолковой, антигуманной и преступной по своей сути. Голодное лихолетье, в водовороте которого погибли миллионы украинских крестьян, — закономерное следствие внедрения большевистской модели социализма, апробированной на живых людях».

Знаменитый диссидент Левко Лукьяненко, автор предисловия к книге, объясняет одно обстоятельство, важное для понимания трагедии: «На Волыни, как и в большинстве западных областей Украины, голода, как такого, не было, хоть люди жили не в роскошах. Дело в том, что ни польский, ни немецкий оккупант не обирал крестьянина до нитки, не уничтожал частного хозяина-единоличника. Внедрить же свой дьявольский механизм колхозного рабства, уничтожения села как остова нации первым советам помешала война, вторым после нее — сопротивление ОУН-УПА, сопротивление сознательного крестьянства, которое уяснило суть коллективизации, что привела за 25 лет (1921—1947 гг.) к трем Голодоморам».

Эта трагическая, честная и мужественная книга — о пределах добра и зла, на которые способен человек. И очень уместным выглядит эпиграф, выбранный автором. Это слова лауреата Нобелевской премии мира Эли Визеля: «Тот, кто помогает забывать мертвых, сам становится сообщником палачей».

Для тех, кто захочет поделиться с Андреем Бондарчуком дополнительными свидетельствами о трагедии, предоставляем контактные телефоны: 068-139-69-87, 099-491-74-00.

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments