Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

А ты Брут?

25 апреля, 2017 - 11:42

1613 год. Первая детская светская книга в Восточной Европе вышла в Добромиле и написана она Яном Щенсным Гербуртом, последним гуманистом Возрождения. В свое время мне отсканировали ее с единственного полного экземпляра, хранящегося ныне в Варшаве. Написана она для юных дворян, но не как дидактическое пособие, а как руководство в тех или иных ситуациях. Там нет никакого морализаторства, только искреннее желание спасти молодежь от ложного выбора во времена, когда особенно важна четкая гражданская позиция. Автором книги указан десятилетний сын Гербурта - Ян Лев.

Такая архаика, подумаете вы. А вот и нет. Через 400 лет проблемы, которые затронул Гербурт в «Науке Добромильской» (Artes Dobromilensis), настолько актуальны, что становится жутко. Во вроде бы невинную детскую книгу, состоящую в основном из цитат римлян и греков и их перевода, а также из короткого гербовника местных шляхетских родов, заложена бомба, которая подрывает мир денег, коррупции и бесчестия. Неоцененный поляками, неизвестный украинцам, общественный деятель конца XVI – нач. XVII века каким-то образом «знал», чего нам не хватает в XXI веке. Потому что универсальные человеческие ценности всегда актуальны. Возможно, потому, что видел гораздо дальше, чем другие, хотя был ребенком своего времени и современники называли его «ученым сорвиголовой». Его политическая карьера оборвалась, он потратил все состояние и разорил семью, на него имели зуб иезуиты, что могло быть страшнее тогда, чем иезуиты? Но ум его ясен, и он верит в великую миссию шляхты как элиты и апеллирует к ней. На карту поставлена не только Речь Посполитая, но и судьба всей Европы, инфицированной абсолютизмом и загипнотизированной иезуитами. Магнаты управляют польским королем, а не сейм. Теперь ценятся не заслуги шляхты перед Отечеством, а состояние, не кровь, пролитая в бою, а золото. Как дипломат, политик, гуманист Гербурт считывает карту Европы, которая вот-вот вспыхнет гражданскими войнами, но вельможи предпочитают играть в оккультные науки или соревнуются друг перед другой безумными выходками. А где тот, «кто больше здоровья своего любит добро общественное?» Где ты, Брут, восставший против властителя, который перестал быть отцом, слугой всего народа? Неужели ты хочешь, подобно магнатам, «домашнюю жажду затыкать посполитым добром, насиловать права Божьи и человеческие?» - обращается Гербурт к юным потомкам древних шляхетских родов.

Рокош Зебжидовского (1606-1608), одним из руководителей которого был староста мостиский и вышинский, потерпел поражение. Идеальный образ шляхтича, который создал в своем воображении Гербурт - патриота, рыцаря и хозяина - это была лишь мечта. Обычная шляхта, как украинская, так польская или литовская, не заглядывала в будущее, жила одним днем. Но требования, идеал должны существовать, потому что жизнь без них теряет смысл. Гербурт надеется, что его книгу, где кратко и прозрачно изложены нормы поступков, прочитают те юноши, для которых собственные родители больше не могут стать образцом для подражания. Некий скачок в сторону романтизма - 1830 или 1863 год, до которого еще очень далеко. Не занудное поучение уважать родителей, какими бы негодяями те не оказались, а призыв к обновлению, развитию. Прикоснуться пальцами к израненному сердцу Отечества, которое предают, пренебрегая свободой народов, его населяющих. Кучка олигархов с предателем королем решает, в какую церковь ходить, какие факты истории следует забыть, какие законы нельзя нарушать. Они разрушают государство, заботясь только о собственных интересах. И вот мертвая латынь наполняется новыми смыслами. «Ученый сорвиголова» по ночам сидит над книгами вместо того, чтобы устраивать пьяные гулянки и ездить на охоту с соседями, то есть вести себя согласно своему состоянию. Не чернокнижник ли он случайно? Узнав о типографии, которую устроил Гербурт в Боневичах, сеймовая шляхта пишет доносы королю. Эти добрые люди считают, что негоже пану старосте заниматься таким ремеслом. Мало ему скандальных выступлений на сеймике в Вишне, где он призывает уважать русинов как коренной народ, прекратить надругательство над его обычаями и верой предков. Это он впервые провозгласил тезис: «Может ли быть так, чтобы в Руси и не было Руси?», который сейчас является главным мотивом дерусификации Украины.

В 1615 году вышло второе издание Artes Dobromilensis, за год до смерти автора. Следовательно, на него был спрос. Хотя Гербурт, конечно, не собирался заниматься книжным бизнесом. Он хотел хотя бы вернуть вложенные средства. Указ короля о запрете продавать Историю Длугоша уничтожил и так подупавшее состояние Гербурта и в конце его самого на 50-м году жизни.

Через 400 лет чувствуешь, что его мысли актуальны как никогда и как молния пронизывают сознание слова из «Науки Добромильской»: «Вечный позор тем, кто во время гражданского сопротивления был лояльным к обеим сторонам», то есть толерантным.

Способен ли сейчас кто-то из опытных политиков написать подобную книгу для украинской молодежи, которая вывела бы многих юношей и девушек из кризиса уныния, апатии, конформизма, стала бы советчицей и поддержкой на пути становления личности? Потому что жизнь без принципов - это не жизнь.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments