Чтобы любить - надо знать, а чтобы проникнуть в такую тонкую и необъятную, величественную и многогранную вещь, как язык, надо его любить.
Василий Сухомлинский, украинский педагог, публицист, писатель, поэт

Об искусстве «м» и «ж»

3 июля, 2019 - 20:46

Сейчас часто приходится слышать о непропорциональном представления женщин в политике или армии. Однако, как выяснилось, вездесущая «дискриминация» достигла и сферы, где увидеть ее не ожидаешь.

В этом году в Киеве появилась новая инициатива под названием Институт Звука. В ее рамках, в частности, реализуется проект Womens Sound. Как говорится на Facebook-странице проекта, «Womens Sound - это открытая платформа для женщин, нацелена на создание условий для самостоятельных занятий со звуком, обучение у профессионалов звукового искусства и расширение возможностей женщин в современной электронной музыке и электронной сцене (...)». Кроме того, проект имеет целью «формирование поля видимости для женщин» и «создание благоприятной и безопасной среды для артисток электронной музыки».

Прежде всего, следует отметить, что речь не идет об искусстве как инструменте достижения социально-политических целей. Сегодня это довольно распространенная тактика. Целесообразна ли она и успешна - отдельный вопрос. Однако из описания инициативы понятно, что искусство для ее создателей является целью, а не инструментом. Собственно, можно предположить, что речь о том, чтобы создать для художников-женщин равные условия и нивелировать «мужское доминирование». То есть в результате работы подобных инициатив (а их сегодня в различных сферах возникает немало) должен наступить гипотетический момент, когда исчезнут все стереотипы, и «поле возможностей» для мужчин и женщин выровняется. Прекрасно, но как это работает?

Фактически, речь идет о квотах, о новых эксклюзивных возможностях именно для женщин-композиторов. Мол, если музыкальная индустрия нас игнорирует, давайте создадим отдельные творческие платформы, в которых смогут участвовать только женщины. Этой же логикой руководствуются те, кто предлагает ввести квоту для женщин в парламенте. Вроде очевидный путь, который, однако, содержит в себе парадоксальное противоречие - ведь речь идет о достижении инклюзивности через эксклюзивный подход. Но можно ли говорить о равенстве, когда женщина становится политиком исключительно благодаря своим способностям и авторитету, но также и потому, что она женщина? Разве это не будет автоматически увеличивать все ее достижения? Тоже самое имеем с «женской» музыкой.

На самом деле, дискуссия эта совсем не нова. В частности, немало копий было сломано еще несколько десятилетий назад в спорах относительно пропорциональности представления различных полов и рас в программах по литературе западных университетов. Ключевой вопрос здесь - предпосылки валидности вне художественных критериев для оценки искусства. Не будет собственно дискриминацией и обесцениванием разговор о «женском» ( «африканском» и т.п.) искусстве? Не отрицает ли он в определенной степени самоценность такого искусства? Когда вместо просто «качественной музыки», слушателям предлагают «качественную музыку, которую написали женщины», не является ли это оскорбительным прежде всего для самих женщин-композиторов?..

Если главная цель состоит в том, чтобы человека, его потенциал, достижения оценивали независимо от пола (расы, возраста и т.д.), вряд ли мы сможем достичь этого путем «квотирования». Поскольку закон в нашей стране, к счастью, не запрещает женщинам писать электронную музыку, «феминистический» подход представляется здесь бессильным. Стереотипы в отношении женщин-композиторов, если они действительно имеют место (признаться, не исследовал - в моей фонотеке, к примеру, нет отдельных папок «м» и «ж»), складывались исторически, а следовательно, чтобы их преодолеть, нужно пройти соответствующий исторический путь. И он, по-моему, только один - женщины («черные» / геи / (поставить свой вариант «дискриминированного меньшинства») имеют производить больше крутой музыки (политики / науки и т.д.). Собственно, они уже делают это сегодня! Искусственные же «костыли», которые предлагают им разного рода «активисты», лишь отдаляют этот момент.

Речь, конечно, не идет о том, чтобы отказаться от женских организаций вообще. Курсы для будущих матерей или «самозащиты для женщин», «сообщество женщин, живущих с ВИЧ» и др. имеют целью удовлетворить специфические потребности женщин, обусловленные, в частности, их природными особенностями. Но они не стремятся к достижению «равенства», поэтому сравнение здесь хромает.

Если часть творческих людей в Украине встречается с какими-то трудностями на пути реализации своего потенциала, можно только приветствовать инициативы, которые предоставляют им для этого дополнительные возможности. Однако зачем при этом навешивать на них ярлык «женской музыки». Кроме того, подозреваю, что и среди композиторов-мужчин есть те, кого пресса и продюсеры несправедливо обходят своим вниманием.

Сегодня в Украине появляется немало проектов, которые декларируют своей целью достижение «равенства» в различных сферах жизни и при этом сосредотачивают усилия на поддержке якобы «дискриминированных» групп и меньшинств. Часто они получают финансирование от наших международных партнеров. «Активисты» обеспечивают представителям таких «меньшинств» дополнительные возможности, оказывают юридическую поддержку и тому подобное. Однако обратная сторона деятельности подобных инициатив - это постоянное противопоставление различных групп внутри общества, а, следовательно, и рост внутреннего напряжения. Ведь разговор о «дискриминации» - это разговор не только о дискриминированных, но и о тех, кто дискриминирует.

Западные страны выбрали путь «демократии меньшинств» еще несколько десятилетий назад. Казалось бы, непрерывный «социальный прогресс» уже должен был привести эти общества к заветному «равенству», а соответствующие организации просто исчезли бы из-за своей ненадобности. Вместо этого мы почему-то наблюдаем, как они получают все большее финансирование и постепенно становятся частью государственного аппарата. В то же время «активизм» превратился в профессию. Возможно, стоит просто еще немного подождать, а может, вместо того, чтобы защищать «права женщин», «права геев» и «права нацменьшинств», попробовать защищать «права гражданина»?..

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ