... Мы не имеем отваги быть свободными. Потому что быть свободным - это значит быть ответственным. Мы говорим о свободе, радуемся свободой, желаем свободы, подчеркиваем свое желание свободы, но на самом деле боимся ее.
Любомир Гузар, епископ УГКЦ, кардинал Католической церкви

4 «д» для Украины

Нам нужен свой «план Маршалла», который включал бы декоррумпизацию, деолигархизацию, десоветизацию и деагентуризацию
20 июля, 2016 - 11:15

Украина — богатая страна, которой плохо управляют, — считает главный редактор еженедельника The Economist Эдвард Лукас. Сложно объяснить, как могло получиться, что в Украине — самый низкий уровень доходов среди всех стран Европы. Международный эксперт считает, что главная проблема Украины не в экономике и даже не в войне с Россией, а в государственном (в значительной степени постсоветском) управлении.

В сентябре 2004 г., наблюдая выступление Виктора Януковича перед местными управленцами в Чернигове, автор этих строк обратил внимание на то, что оратор дал понять аудитории мысль: каждый будет иметь свое в соответствии с позицией, которую занимает. Главное — поддерживайте меня, потому что мы — часть одной системы. Если же кто-то будет нарушать неписаные правила — берегитесь. Все это очень напоминало систему феодальных отношений в континентальной Европе, когда вассал был обязан сюзерену военной службой и данью, а последний должен был уважать интересы своего подчиненного — если тот, конечно, будет выполнять ему надлежащее. При этом положение дел на территории принадлежало к подавляющей сфере компетенции вассала.

Но с тех пор многое изменилось. В современном мире такая практика воспринимается не иначе как управление «по понятиям»: когда решающее значение играет не законодательство, а скрытые от общественного глаза (следовательно, неподконтрольные общественности) рычаги влияния. С другой стороны, внутри системы все должны находиться под постоянным контролем — иначе целостность нарушится, конструкция завалится, похоронив под собой лидеров и их капиталы. Отсюда расходование огромных человеческих и денежно-имущественных (кстати — в значительной мере бюджетных) ресурсов для контроля над ключевыми точками концентрации ресурсов.

Лояльность к правящему режиму стала основным критерием отбора управленческих кадров. Под правильные фразы о необходимости профессионализма уничтожалась основа для легальной конкуренции, вместо чего культивировалось прислужничество. В результате более самостоятельные и активные кадры искали себе лучшее приложение, а человеческий потенциал государственного управления (и не только) уверенно деградировал. То есть система медленно уничтожала сама себя.  

Доминирование неправовых способов решения управления вместе со стремлением к тотальному контролю приводило к необходимости «замарать» всех причастных к действующей модели. Без компромата на ее составляющие, что позволяет держать персоналии в неформально-зависимом состоянии, эффективно действовать система не может. С другой стороны, размытость законодательства создает многочисленные пробелы, которые закрываются иногда сомнительными решениями. Таким образом, система побуждает администраторов разных уровней к совершению незаконных действий, чтобы потом иметь возможность выборочного наказания или давления.

В то же время правовой «беспредел» приводит к появлению на местах многочисленных «наполеончиков», которые руководят по принципу для них удобному и понятному. Как именно — наглядно демонстрирует недавний случай с первым заместителем председателя Николаевской облгосадминистрации. Подобная система очень плохо слышит голос «снизу», зато реагирует на шепот «сверху». Это апофеоз вертикального мышления и благодатная почва для коррупции.

После зарождения системы во времена президентства Леонида Кучмы идеальный вариант ее реализации мы увидели в 2010-2013 гг. Тогда коррупция в Украине стала системной, в том смысле, что из спорадических и локальных явлений она превратилась в самый мощный рычаг управления: страна была окутана сетью «смотрящих», которые работали, обеспечивая поступление определенных доходов «наверх». Впрочем, была и «положительная» сторона медали — коррупция приобрела упорядоченность, каждый субъект знал — кому, когда и сколько нужно заплатить. Следовательно, недееспособным такой подход назвать трудно, а вот европейским — вряд ли.

Крайне опасным он оказался с точки зрения международных влияний на государство, потому что использовался внешними силами в качестве инструмента для тотальной коррумпированности всей украинской правящей верхушки, в том числе — оппозиции. Так уже случалось во времена Украинского казацкого государства. Тогда Москва толерировала коррумпированность казацкой старшины, уничтожая любое стремление к реформированию вместе с инициаторами. Тактика себя оправдала. Что-то подобное должно было случиться и теперь. Но народ оказался лучше своего правящего класса.

В результате планы международных игроков потерпели неудачу, но система устояла. Это был своего рода компромисс: сочетание всех проукраинских сил для спасения государства. Без иллюзий относительно качества украинских правящих кругов. А за компромиссы нужно платить. Они превратили Майдан конца 2014 — начала 2015 г. в незавершенную революцию, которая всколыхнула систему, но не изменила. Таким образом, мы живем в стране Януковича без Януковича. Ее основа — коррупция как способ государственного управления. Последняя имеет три уровня:

•  принятие на уровне руководства государства, правительства, парламента заведомо плохих, популистских решений (например, невероятно большое количество необеспеченных материально льгот); они создают механизм несправедливого распределения общественных благ;

•  существование очень большой регламентации в деятельности государственных органов, которая провоцирует незаконные решения на всех ступенях власти; речь идет о непосредственных отношениях государства и гражданина, которые очень часто сводятся к коррупционным действиям;

•  ситуация в частном бизнесе, который массово построен — хорошо, если на «серых» схемах; она является источником вербовки новых агентов влияния коррупции.

Коррупция в Украине везде — чуть ли не каждый ее гражданин хоть раз в жизни сталкивался или по крайней мере думал, как взять или дать откат. В том числе — в политике. Таким образом, обе стороны торгуют государственным, то есть — общественным интересом, имуществом и средствами. Таким образом, происходит незаметное, но неумолимое постоянное ограбление страны. Кстати, фактор России и ее попыток повлиять на правящие круги в Украине через их коррумпированность никто не отменял.

Другая сторона дела связана с моральной плоскостью. Взятка в любой форме превращает человека в раба системы. Психология раба и гражданина — понятия несовместимые. То есть коррупция уничтожает основу для создания в Украине демократического правового государства, таким образом она закрывает путь к преобразованию в успешную европейскую страну.

Впрочем, бедность граждан как производное явление от коррупции может иметь экономическое обоснование. Для сориентированных на экспорт владельцев предприятий выгодно платить своим работникам как можно меньшие зарплаты. В таком случае увеличиваются прибыли за счет разрыва между себестоимостью товара и ценой, существующей за пределами Украины. В Украине 97% экспорта обеспечивают 330 наибольших предприятий. Их хозяева известны. Говорится о персоналиях, которых принято называть олигархами. Именно они объективно больше всего заинтересованы в сохранении нынешнего нищенского состояния подавляющего большинства граждан Украины, следовательно, и действующей системы государственного управления. В свое время они, преимущественно, по соображениям самосохранения, поддержали устранение от власти предыдущего политического режима. Тогда интересы страны и олигархов совпали. Но они резко разошлись, как только появился вопрос о внедрении в государстве прозрачных правил, что характерно для развитых стран. Может быть, потому в Украине так сложно принимаются решения, направленные на сущностную европеизацию страны?

К сожалению, проблема не только в недостатке необходимых управленческих решений, но и в существующей практике. Скажем, на наших глазах довыборы в Верховную Раду Украины проходят как соревнование за подкуп избирателей, который искажает саму идею представительства интересов и способствует разочарованию. Хуже всего, что постреволюционная власть, которая должна противодействовать такого рода кампаниям, сама ведет их вперед. Непонятно, кто чего хочет достичь таким образом — разве что отчитаться «наверх», потому что, вероятно, речь идет об одном из главных критериев оценки их успешности. То есть правила, поведение внутри системы остались старыми.

Евромайдан станет успешной революцией в случае, если удастся относительно спокойно демонтировать действующую управленческую систему. Реформированию она не поддается, а ее сохранение, в том числе под лозунгами национального единения перед внешним врагом, будет означать продолжение нищенства украинского народа на неопределенный период. Чем он завершится, известно — никакие угрозы или санкции не остановят Россию, если она решит, что наступило удобное время для завладения Украиной. Таким временем может быть, скажем, ситуация, подобная восстанию Директории УНР против гетмана Павла Скоропадского.

Итак, опять нужен компромисс, что позволяет избежать анархий и реализовать изменения. Последние требуют средств. Их можно получить на принципах, предложенных Эдвардом Лукасом: «У вас будут деньги, если вы заставите украинских олигархов заплатить налоги». Иными словами, необходимо, чтобы налоги распределялись между гражданами хотя бы как-то пропорционально к их накоплениям, а не направлялись в оффшоры. Чтобы выжить, придется поделиться.

Реформировать все и сразу, по-видимому, невозможно. Но есть основополагающие направления. Среди всех возможных реформ решающим для судьбы государственного управления в Украине может стать создание базовых самоуправляемых территориальных структур, то есть объединенных территориальных громад. Теперь они — инородное тело в старой системе управления, потому что способны сами распоряжаться значительно больше, чем до сих пор, материальными и кадровыми ресурсами, у них есть необходимое пространство для автономного развития, в то же время — они очень зависимы от избирателей.  Приказывать «сверху» новым обществам значительно сложнее, чем малым предшественникам. Таким образом они ломают архаичную систему государственного управления страны и существующие подходы администрирования территорий. Неслучайно факт появления подобных структур встретил ожидаемое и искреннее сопротивление охранников системы.

Чтобы изменения происходили, необходима своего рода сеть тех, кто ведет себя не так, как привыкла система. Иными словами — без ежедневного гражданского давления система в дальнейшем будет делать то, для чего она была в свое время построена — обеспечивать существование в Украине олигархического капитализма. Последствия для каждого из нас и страны в целом очевидны.

Что же касается содержания преобразований, то Украине необходим свой «план Маршалла», который включал бы декорумпизацию, деолигархизацию, десоветизацию, деагентуризацию. Пока что более-менее реализуется лишь третий пункт, и то — преимущественно внешне.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ