Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

Движение Украины в НАТО

О диссонансе политики и ее реализации
8 февраля, 2019 - 14:38
ФОТО УКРИНФОРМ

7 февраля Верховная Рада закрепила в Конституции Украины курс Украины в ЕС и НАТО. Для этого требовалось конституционное большинство голосов, «за» проголосовали 334 депутата.

Следует напомнить, что интеграция Украины в европейское политическое, экономическое, безопасное, правовое пространство, обретение членства в Европейском Союзе и в Организации Североатлантического договора уже были определены Законом Украины «О национальной безопасности Украины» от 21.06.18. Конечно, изменения в Конституции усилили эту политическую директорию государства и это хорошо, в том числе накануне юбилейного саммита НАТО.

Но, сейчас речь о другом.

На фоне огромного количества громких лозунгов, заявлений украинского политического бомонда по НАТО, рукопожатий и др., которые мы видим в последние годы на самом высоком уровне украинского властного политикума, возникает вопрос: а какова ситуация в военной среде? Что сделано в секторе безопасности и обороны по реальному приближению Украины к вступлению в Альянс? Какие конкретные индикаторы нашего движения в НАТО?

В контексте указанных вопросов следует напомнить, что НАТО - это, прежде всего, совместимость военной силы ее членов, объединенных на базе общей готовности защищать единые для членов ценности демократии. Это один из главных смыслов существования Организации Евроатлантического Договора - быть готовыми к совместным операциям по предотвращению кризисов, а в случае возникновения - как можно быстрой локализации, нейтрализации и ликвидации.

Опыт новых членов свидетельствует, что военная совместимость не является чем-то далеким и непостижимым, но при одном условии - в случае последовательного движения страны-аспиранта в сторону ее достижения. Комплексного и всестороннего движения. Конечно, наряду с трансформациями в других государственных сферах, таких как политика, экономика, правовая система и сфера информационной безопасности. И вопрос не столько в количестве или мощности военной силы отдельно взятых стран Альянса, сколько в полной их совместимости. То есть достижение совместимости для Украины, как и ранее для всех новых членов НАТО, является первичным и ключевым условием получения Плана действий относительно членства в этой организации (т.н. ПДЧ).

Из новейшей истории расширения Альянса известно, что по крайней мере три совместимости являются ключевыми для получения ПДЧ.

Во-первых, знание рабочего языка НАТО - их два: английский и французский. Не знаешь хотя бы один из них на уровне STANAG 2222 - значит не читаешь публикации НАТО, не получаешь доступ к необходимым знаниям, которые не превращаются в целесообразный профессиональный опыт и его реализацию. Чтобы оценить глубину проблемы следует вспомнить, что среди высшего руководящего состава ВСУ тех, кто может свободно общаться на английском, можно сосчитать на пальцах одной руки, в МОУ - и того меньше. С таким показателем говорить о ПДЧ, мягко говоря, рановато ...

Во-вторых, это единые концептуальные требования по строительству, подготовке и применению вооруженных сил. В НАТО очень хорошо работает стандартный военно-политический треугольник эффективности военной силы: задача-способности-ресурсы. У нас, как говорится, возможны варианты. И эти варианты имеют бывшие советские корни. В НАТО существует обоснованное и проверенное практикой процентное распределение между бюджетным направлением на содержание, подготовку и развитие вооруженных сил. У нас опять же возможные варианты, обремененные содержанием огромного административного аппарата и компоненты, которая не воюет, - это не работает на боеготовность и развитие ВСУ. Есть и много других вещей. По сути, в ментальном понимании важности базовых требований НАТО и их реализации украинский сектор безопасности и обороны ближе к советскому, чем евроатлантическому подходу...

В-третьих, операционная совместимость - внедрение в жизнь единых принципов подготовки и ведения операций. Она имеет три измерения: человеческий (опять же речь, терминология, подготовка), процедурный (операционные доктрины, процедуры) и технический (вооружение и техника). Следует отметить, что, согласно Доктрине объединенных сил НАТО AJP-01, военнослужащий является главной ценностью Альянса. То есть никто в НАТО без соответствующего оснащения, подготовки и обеспечения не будет посылать солдата воевать. У нас, к сожалению, это до сих пор не стало стандартом - больше уважают бумажку, чем конкретную личность. Это также касается философии командования операциями (есть такой термин в НАТО), включая лидерство, мотивацию персонала, понимание диалектики компонентов военной силы и их адекватного применения, принципов объединенных операций и многих других аспектов - работы здесь еще много…

Есть еще индустриальные, административные и другие стандарты, к работе над имплементацией которых на рабочем уровне у нас практически еще не приступали...

То есть на пятом году войны Украина имеет разные с НАТО стандарты. Почему так? В качестве ответа на этот вопрос следует вспомнить точные слова гетмана Украины Павла Скоропадского, написанные им 100 лет назад: «Все поколения нынешних украинских деятелей воспитаны на... театральности и восхищении не столько сущностью дела, сколько его внешней формой. Например, многие украинцы действительно считали, что с провозглашением Центральной Рады независимой Украины Украинское Государство является неоспоримым фактом. Для них украинская вывеска была уже чем-то, что считалось незыблемым. Вся деятельность Центральной Рады, если можно так выразиться, была направлена на внешнее усиление украинства, для глаз, мало заботясь о его внутреннем». Как это актуально сегодня!

В любой государственной политике, в данном случае по интеграции Украины в Альянс, обязательно должна быть имплементационная часть. То есть кропотливая профессиональная работа по реализации политики на среднем и низшем уровнях государственного управления. С конкретными показателями эффективности, планами и отчетностью об их выполнении перед общественностью. Без этого политика, какой бы красивой и целесообразной она ни была, останется только на бумаге. То есть практическое получение Украиной ПДЧ и вступление в Альянс лежит преимущественно в плоскости многоуровневого профессионального, а не только политического центра гравитации усилий власти.

Указанные акценты глубоко понимает Игорь Смешко, кандидат в Президенты Украины. В его программе на первое место относительно ориентиров Верховного Главнокомандующего поставлен главный стандарт НАТО: уважение к высшей ценности нашего войска - жизнь и достоинство военнослужащего. Привлечение высоко опытных беспартийных профессионалов к государственному управлению проходит красной нитью через всю программу Игоря Петровича, потому что настоящий профессионализм личности честолюбив по отношению к ее нации и стране.

Указанное является принципиальным в контексте нашего пути в НАТО. Почему у нас довольно часто вспоминают о статье 5 Североатлантического договора, но держат в публичной тени статью 10. Именно в ней указано, что Альянс по всеобщему согласию его членов может пригласить присоединиться к НАТО любую другую европейскую державу, способную развивать принципы НАТО и способствовать безопасности в Североатлантическом регионе. Эти принципы следующие: преданность целям Устава ООН; решимость защитить свободу, общее наследие своих народов и их цивилизацию, основанную на демократии; свобода личности и верховенство права; коллективная оборона и поддержание мира и безопасности.

Совершенно конкретные профессиональные вещи. И громкие лозунги здесь ни к чему.

Игорь КАБАНЕНКО, адмирал, эксперт по вопросам обороны и безопасности

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ