Гарантией настоящей демократичности будущего строя в украинском государстве, в первую очередь есть, широко народный характер украинского движения, его беспримерная идейность.
Роман Шухевич, украинский политический и государственный деятель, военный

Эрдоган и реставрация Османской империи

29 декабря, 2019 - 22:00

Похоже, нынешнее противостояние России и Турции на севере Сирии теперь переносится в Ливию. Правительство национального согласия  Фаиза Сараджа в Триполи официально попросила Турцию о военной помощи, чтобы отразить наступление армии фельдмаршала Халифы Хафтара, базирующейся в Бенгази. Накануне президент Турции Реджеп Таип Эрдоган согласился отправить в Ливию турецкие войска. При этом он утверждал, что в рядах армии Хафтара сражаются 2000 бойцов российской частной военной компании Вагнера. Ну, насчет 2000 бойцов турецкий президент сознательно преувеличил, скорее всего, потому, что в реальности собирается послать в Ливию турецкий наземный контингент численностью около 2000 человек. На самом деле осенью здесь насчитывалось около 300 вагнеровцев. После того, как одна из их рот была уничтожена турецкой авиацией при содействии американцев, Москва в лучшем случае могла послать новую роту на замену, но не более того. Вспомним, что во время памятного для вагнеровцев разгрома под Хишимом в Сирии в ночь с 7 на 8 февраля 2018 года их, даже вместе с ротой армейского спецназа насчитывалось около 1500 человек. С учетом же того, что для России Сирия гораздо важнее Ливии, направление туда 2000 вагнеровцев кажется совершенно невероятным.

ПНС просит Турцию о наземной, воздушной и морской поддержке. Эрдоган уже обратился с просьбой одобрить отправку войск за границу. Нет сомнений, что соответствующее разрешение будет получено. Еще 21 декабря Турция ратифицировала заключенный с правительством в Триполи меморандум о военном сотрудничестве.  Напомню, что Хафтара среди прочих стран поддерживают Египет и Россия, а ПНС – Турция, США, Евросоюз, ООН и большинство государств мира. При этом некоторые страны ЕС, например, Греция, поддерживают Хафтара и альтернативное ПНС правительство в Бенгази, именно с ним связывая надежды на стабилизацию положения в Ливии и прекращение неконтролируемой миграции оттуда в Европу, от которой в первую очередь страдают греки и итальянцы. Италия поэтому тоже до некоторой степени поддерживает Хафтара, но не столь открыто, как Греция. В действительности турецкая авиация и ранее помогала войскам ПНС отражать наступление войск Хафтара Можно предположить, что будущая турецкая военная интервенция в Ливии так или иначе согласована с США. Разумеется, турки и американцы при желании могут без большого труда полностью уничтожить армию Хафтара, но, по всей видимости, такого желания ни в Анкаре, ни в Вашингтоне нет. Ведь если Ливийская народная армия будет разгромлена, то нынешние правительство и парламент в Бенгази падут, и в Восточной Ливии может воцариться хаос, чем не преминут воспользоваться и «Аль-Кайда», и «Исламское государство».

Дело в том, что Ливия – это достаточно искусственно созданное государство, образовавшееся в процессе распада Османской империи. Накануне Первой мировой войны Западная Ливия (Триполитания) и Восточная Ливия (Киренаика) были захвачены Италией, образовавшей колонию Ливия. Племена Триполитании и Киренаики издавна враждовали друг с другом. Объединяла их только борьба против итальянских колонизаторов. После Второй мировой войны Ливия получила независимость. Ее единство было достаточно эфемерным в период монархии  сенусситов, происходившей из Киренаики, но стало более реальным в период диктатуры Муаммара Каддафи. С его падением прежние противоречия между племенами вновь вышли на поверхность и привели к фактическому распаду страны. Вряд ли в Анкаре верят в способность ПНС и его армии, даже в случае массированных поставок оружия и боевой техники, установить эффективный контроль над Восточной Ливией. И тем более Турция не хотела бы оккупировать Бенгази и его окрестности своими войсками. Тем более, что эффективно контролировать кочующие по Ливийской пустыне племена вообще невозможно. По всей вероятности, идеальным, с точки зрения Эрдогана, решением ливийской проблемы стало бы нанесение турецким экспедиционным корпусом при поддержке ливийских союзников ряда чувствительных поражений армии Хафтара, чтобы склонить его к компромиссу, по которому правительство в Бенгази признает власть ПДС в обмен на получение значительной степени автономии, в том числе в сфере использования нефтегазовых ресурсов Киренаики.

С точки же зрения России главным является не столько победа армии Хафтара, сколько сохранение нестабильности в Ливии и продолжения неконтролируемого потока беженцев через ее территорию в Европу, что, в свою очередь, должно дестабилизировать Евросоюз. Поэтому  Москва вряд ли пойдет на массированную поддержку правительства в Бенгази оружием и вагнеровцами. Задача российских военных в Ливии – не допустить разгрома Ливийской народной армии, но не более того. Делать на Хафтара такую же серьезную и безусловную ставку в Ливии, как на Асада в Сирии, Москва не собирается, и реальных интересов у нее в Ливии, как, впрочем, и в Сирии, нет. Хотя, как кажется, путинская империя, как прежде Российская и советская империи, существует только ради расширения как  такового, без всякой оценки того, насколько то или иное приобретение оправдано с экономической точки зрения. В этом ее коренное отличие, например, от Британской империи. Англичане всегда знали, зачем они завоевывают ту или иную страну или область. Пока что она ограничилась тем, что запустила фейк-ньюс про то, что будто бы Турция перебрасывает сирийских повстанцев-террористов из Сирии в Ливию. С другой стороны, есть вероятность того, что Эрдоган наплюет на рациональные соображения и, не проконсультировавшись с Вашингтоном, возьмет и разобьет армию Хафтара, создав на какое-то время вакуум власти в Восточной Ливии. Но и в этом случае Россия вряд ли увеличит свое военное присутствие в этой стране. Что же касается лидера Египта фельдмаршала Абдель Фаттах Ас-Сиси, то он, возможно, искренне верит в то, что фельдмаршал Хафтар может одержать военную победу и установит контроль над всей территорией страны. У Хафтара тоже, возможно, верят в свою способность одержать военную победу, но на самом деле конфликт в Ливии надо решать политическими средствами.  Прямое же американское вмешательство в Ливии сейчас представляется невероятным, равно как и ввод туда египетских войск и скорое урегулирование ливийского конфликта.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

 

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ