Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

Гибридный обмен

3 ноября, 2018 - 12:56

30 октября российской ТАСС со ссылкой на уполномоченного по правам человека в РФ – Татьяну Москалькову – распространил информацию о том, что семерых моряков российского рыболовного судна «Норд» обменяли на семерых украинских моряков, задержанных в Черном море в 2018 году. Речь об экипажах рыболовецких судов «ЯМК-0041» и «ЯОД 21-05». Именно в таком виде новость перепечатали многочисленные украинские СМИ. Вроде бы освобождение украинцев – хорошее известие. Время радоваться. Но суть ситуации заключается в том, что информация об обмене российских моряков на украинских рыбаков насквозь лжива. Правда совсем другая. Никакого обмена не было.

Напомним, что 25 марта украинские пограничники задержали в Азовском море рыболовецкое судно «Норд», которое шло под российским флагом. Оказалось, что корабль приписан к одному из крымских портов и до недавнего времени находился на украинском учете. То есть это украинское судно, которое незаконно сменило документы после аннексии. 2 апреля капитану «Норда» Владимиру Горбенко выдвинули подозрение в совершении преступления по статье «Нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию и выезда из нее». 11 апреля Горбенко сообщили о еще одном преступлении – «незаконном занятии рыбным промыслом». Но к экипажу претензий не было. Морякам с самого начала позволили вернуться в Крым по украинским документам. Кстати, по словам родственников рыбаков, к ним сразу обратились представители рыбхоза с предложением передать на материковую часть Украины украинские паспорта рыбаков. Но затем паспорта куда-то исчезли. А Россия начала целую эпопею о попытке вывезти моряков как угодно, лишь бы не по украинским документам. А 14 мая появилось сообщение, что экипаж «Норда» находится на территории российского посольства в Киеве. Там они и просидели до фальшивого обмена.

4 мая стало известно, что российские пограничники задержали возле Тарханкута украинское рыболовецкое судно «ЯМК-0041» и переправили его вместе с экипажем в оккупированный Крым. Россия даже не скрывала, что это месть за задержание «Норда». Только здесь никто не предлагал морякам покинуть оккупированную территорию и вернуться домой. Таким образом, мы видим, что в отличие от моряков «ЯМК-0041» моряков «Норда» никто не ограничивал в передвижении. И если и произошло «незаконное задержание», то только со стороны россиян. Причем в обоих случаях. Ведь моряки, которые полгода сидели в российском посольстве, в любой момент могли вернуться в Крым по справкам, выданным им украинскими чиновниками.

Вспомним, какое возмущение распространяли украинские медиа по поводу того, что российскому омбудсмену Татьяне Москальковой «разрешили» встретиться с моряками «Норда», в то время как Людмилу Денисову не пустили к Сенцову. Эта новость преподносилась как доказательство слабости Украины. «Почему россияне могут видеться со своими заключенными на территории Украины, а украинцев к своим не пускают?» - спрашивали в многочисленных украинских эфирах, щедро засевая «измену». Хотя на самом деле никакого заключенного экипажа «Норда» никогда не существовало. Моряков прятали в российском посольстве. И почему бы российскому омбудсмену там с ними не встретиться? Кто мог бы ей это запретить? А в то же время в российской тюрьме голодал Олег Сенцов, а в оккупированном Крыму на протест против нечеловеческих условий голодал экипаж «ЯМК-0041».

Распространяя информацию о «задержанных в Киеве моряков "Норда"», украинские СМИ упорно работали на усиление враждебного дискурса, усиливали ощущение несостоятельности Украины защитить своих заключенных. Но главное, что слова о «задержанном экипаже "Норда"» укрепляли российский тезис о том, что крымчане, которые получили российские паспорта, являются российскими гражданами. И что Украине нужно признать этот факт и начать переговоры по «обмену» ново-россиян на украинских рыбаков с материка. То же самое украинские СМИ сделали и сейчас. Когда опрометчиво перепостили новость об «обмене» одних украинцев на других в российской версии событий с объяснением Татьяны Москальковой.

Эта игра словами является ничем иным, как информационной атакой, которая должна приучить украинцев к тому, что для безопасности граждан можно было бы и признать крымские паспорта. «Если это нужно для «обмена», то почему бы нет? Какая разница?» Но разница есть. И заключается она все в том же международном праве. Чтобы понять, зачем России нужно было провести украинских рыбаков через границу именно по российским документам, вспомним «дело Илие Илашку», которое не так давно рассматривал ЕСПЧ. Несмотря на то, что суд признал, что Россия осуществляет эффективный контроль на территории Приднестровья, в решении по Илашку есть часть, которая прямо говорит о том, что Молдова обязана защищать права лиц, находящихся в контролируемом Россией Приднестровье. Сам Илашку попал в плен к приднестровским военным в 1992 году. Но суд признал, что Молдова все равно несет определенные обязательства по неподконтрольной правительству территории. Основанием для того решения стало то, что официальный Кишинев долгие годы сотрудничал с властями Приднестровья. Между ними было и взаимное признание документов, и даже совместные футбольные матчи.

Вполне возможно, что принуждая к «признанию» российских документов, выданных в оккупированном Крыму украинским гражданам, Россия готовила свое «дело Илашку». Кого-то, кто будет судиться с Украиной, использовав как «взаимное признание документов» кейс моряков «Норд», которых погранслужба пропустила бы через админграницу по российским документах. А что если через несколько лет после этого появилось бы дело в ЕСПЧ о необходимости возобновления поставок в Крым воды, света, газа, пенсий и всего остального?

По делу «Норда» Россия пыталась создать прецедент для дальнейшей ползучей легализации аннексии Крыма. Это был своеобразный шантаж, где в заложниках с обеих сторон линии админграницы оказались украинцы. Но вдруг россияне отпустили рыбаков, позволив экипажу «Норда» воспользоваться украинскими документами, чтобы попасть домой. Так что изменилось? Откуда вдруг этот аттракцион невиданной щедрости? А изменилась ситуация вокруг довоенных Украинско-российских договоров. В Киеве поднялся скандал относительно комиссии, которая должна распределять квоты на азовскую рыбу между страной-оккупантом и страной – жертвой оккупации. Депутаты сорвали это позорное сборище, а пресса начала задавать вопросы, заставив украинских чиновников оправдываться. Украинские профсоюзы даже обратились с открытым требованием прекратить переговоры по квотам до тех пор, пока рыбаки не окажутся на свободе. Произошло общественное сопротивление украинцев «договорняку», вонь от которого становилась тем сильнее, чем дольше украинские рыбаки содержались в неволе.

Россияне были вынуждены прекратить ломать комедию. Украинских моряков освободили. Как тех, которых удерживали в российском посольстве, так и тех, кто находился на территории оккупированного Крыма. Украина выиграла этот бой. Но война продолжается. На территории оккупированного полуострова до сих пор удерживаются в заложниках миллионы украинских граждан. До сих пор задерживаются украинские рыбаки, арестовываются активисты, осуществляется огромное давление на крымскотатарское сообщество. И до сих пор украинские чиновники играют в гибридные переговоры с агрессором, рискуя представить России доказательства «признания» аннексии Крыма. Разговоры о необходимости дать на полуостров свет, воду, открыть пропускные пункты для автотранспорта на крымских номерах не прекращаются ни на минуту. Да и знаменитое квотное распределение азовской рыбы, скорее всего, состоится. Глава МИД Украины Павел Климкин уже рассказал, что документ послужит «гарантией безопасности» для украинских рыбаков. Хотя распределенные квоты не уберегли от русского плена ни экипаж «ЯМК-0041», ни моряков «Норда».

Напоследок приведу пример того, как принципиальная позиция вредит планам оккупанта по превращению Крыма в милитаризованную зону. 25 октября стало известно, что два танкера, которые керченский завод «Залив» строил по заказу ВМФ РФ, так и не были спущены на воду. Крымские оккупационные СМИ сообщили, что «из-за нехватки электроэнергии и проблем с логистикой» завод не в состоянии выполнить заказ, дедлайн которого истекает в 2018 году. Оказалось, что с 2015 года керченский завод «Залив» работает исключительно в ночное время. Да и то с большим трудом. А теперь вспомним, что именно в то время – осенью 2015 года – общественные активисты на призыв Меджлиса крымскотатарского народа перекрыли поставки на оккупированный полуостров украинских товаров и электричества.

То, что военных танкеров в России нет, - результат принципиальной позиции общественности. А то, что украинские моряки вернулись домой, - это последствия скандала, который подняли народные депутаты и крымские активисты относительно недопустимости переговоров с врагом. Так, может, начать в государственной стратегии по возвращению Крыма внедрять тактики, которые уже привели Украину к победе? Вместо того, чтобы твердить о «гарантии безопасности в постели с врагом», не придерживающимся никаких гарантий. Как показывает практика, побеждать Россию возможно. Но только там, где есть решимость общества и принципиальная позиция власти.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ