Смелые мысли играют роль передовых шашек в игре; они погибают, но обеспечивают победу.
Иоганн Вольфганг фон Гете, немецкий писатель

Молдавское предупреждение для Донбасса

В обозримой перспективе все переговоры Киева с Москвой обречены на провал
16 декабря, 2020 - 09:06

Из близкого поворота молдавской внешней политики логично вытекает пересмотр отношений с пророссийским сепаратистским образованием Приднестровьем. 

Еще не вступив официально в должность, избранный президент Майя Санду недвусмысленно заявила, что будет добиваться вывода российских войск с левого берега Днестра. Тем более, что так называемая Оперативная группа российских войск (ОГРВ) там вообще находится незаконно, так как должна была быть выведена еще в 1999 году. Москва обещала сделать это на Стамбульском саммите ОБСЕ. И как обычно своих обещаний не выполнила.

В своих интервью, в том числе и украинским изданиям, Санду неоднократно предлагала Киеву сделать выводы из истории отношений Молдовы с Приднестровьем и применить данный опыт в отношении Донбасса.

Характерно, что заявления Санду вызвали буквально истерику не только на российских федеральных каналах, но также в выступлениях, в частности, министра иностранных дел Сергея Лаврова. Смысл их довольно простой — Россия выводить свои войска не собирается, ни при каких условиях.

Отсюда для Украины следует первый вывод. История конфликтов и сепаратистских образований по периферии границ России наглядно показывает, что переговоры в любом формате с Москвой о выводе ее войск a priori обречены. Российские войска в соседних государствах есть элемент контроля их политики и от такого инструмента Кремль откажется только в условиях абсолютной безвыходности. Примерно так СССР был вынужден вывести свой контингент из Афганистана в 1989 году.

Россия не собирается выводить свои войска ни с Донбасса, ни из Приднестровья. Более того, она угрожает интервенцией в случае каких-либо реальных или выдуманных угроз их пребыванию. Примером может служить Грузия и предлог для развязывания Кавказской войны в 2008 году.   

Вывод второй. В результате карабахской войны на Южном Кавказе произошло коренное изменение геостратегической ситуации не только в данном регионе, но и далеко за его пределами.

Поражение Армении и невозможность для России вмешаться в конфликт на ее стороне удаляет краеугольный камень ее внешней политики на постсоветском пространстве. Уже длительное время действовал принцип, что такие конфликты не могут быть решены военным путем, так как Москва не допустит военного поражения своих так называемых союзников, а фактически сателлитов.

Азербайджан при поддержке Турции и в какой-то мере Израиля наглядно показал зыбкость этого принципа. Оказалось, что такое вполне возможно, а Россия — ненадежный союзник.

Милитаристский раж Москвы становится дутым, если она сталкивается с достаточно сильным противником, готовым с ней воевать не на словах, а на деле. Отсюда столь рекламируемая на федеральных каналах так называемая сдержанность. Она призвана прикрыть тот факт, что воевать Москва готова только со слабыми противниками.

Следствием является тот факт, что наличие сильного союзника или партнера дает возможность навязать Москве урегулирование конфликта даже без военного компонента или с боевыми действиями малой интенсивности. Пока такого союзника у Украины нет, но не исключено, что он появится в довольно скором будущем.

В данном случае речь не идет о том, чтобы кто-то воевал вместо Украины. Освобождение Донбасса, а затем и Крыма — наше дело и никто за нас это не сделает. Турция не стала воевать за Карабах вместо Азербайджана, но так подставила свое плечо, что у России отпало всякое желание и, похоже, даже мысль вмешиваться в конфликт. Помощь союзников состоит в том, чтобы предотвратить военное вмешательство Москвы вплоть до угрозы применения силы. Вполне может оказаться, что четыре-пять корветов стран НАТО в Черном море вблизи российских портов сильно убавит московский воинственный пыл в отношении соседей в острой фазе конфликтов.

Внешнеполитический поворот Молдовы имеет очень важное значение для Украины. В своих интервью, в том числе и для российских изданий, Санду много раз говорила, что нерешенность конфликта в Приднестровье не в последнюю очередь связана с тем, что в Кишиневе многие люди во власти кровно заинтересованы в его наличии, в первую очередь по коррупционным причинам, но не только. Есть основания предполагать, что и в Украине есть заинтересованные лица в отсутствии урегулирования приднестровского конфликта по тем же самым причинам.

Российская агентура в Молдове проталкивала и когда была у власти, проводила пророссийский курс, в том числе и для сохранения позиций Москвы в стратегически важном для нее юго-западном направлении. Наличие российской группировки в Приднестровье ухудшало военно-политическое положение Украины, в какой-то мере Румынии и Болгарии.

Инструментами закрепления такого положение служат, во-первых, участие представителей сепаратистов в переговорах как полноправной стороны. Это было сделано в Молдове и последствия ощущаются до сих пор. Во-вторых, как следствие предыдущего, бесконечные переговоры, подписанные соглашения, которые не выполняются и выполняться никогда не будут.

Вывод третий. В данный момент никаких изменений на Донбассе ожидать не приходится. Москва категорически не хочет договариваться с Киевом и надо принять такое положение как объективную реальность. Следует серьезно проанализировать необходимость ведения таких переговоров. Если на них настаивают европейские партнеры, то четко обозначить наши условия в виде так называемых la mince ligne rouge — тонких красных линий. Молдова ведет такие переговоры уже много лет и никакого толку.

Вывод четвертый. Тесное взаимодействие Молдовы и Украины вполне может поставить сепаратистов в Приднестровье в безвыходное положение. Сделать это не слишком сложно, нужна соответствующая политическая воля, организация процесса и твердость в его осуществлении. Заодно будут перекрыты пути контрабанды и наркотрафика.

Такой подход сделает достаточно быстро содержание Приднестровья для России не просто накладным, но и слишком сложным с учетом отсутствия общей границы. Не факт, что Россия скоро уйдет оттуда, но начнет настоящие переговоры о реинтеграции Молдовы. Здесь очень многое зависит от активности украинской дипломатии.

Если ослабеет присутствие России в Приднестровье, то после провала на Южном Кавказе это будет означать продолжение цепи стратегических поражений Кремля. Так или иначе, но это довольно быстро отразится и на положении на Донбассе. Своего рода асимметричный ответ на полное нежелание Москвы уходить с украинской территории.

В российской столице разворачиваются дискуссии по вопросу проведения внешнеполитического курса. Уже всем очевидна ограниченность ресурсов и возможностей для его проведения с доминированием милитаристской составляющей.

Это еще одна причина сдержанности, назовем это так, Москвы в карабахской войне. Наступательная тактика Молдовы при поддержке Украины в отношении Приднестровья усилит позиции тех вокруг Кремля, кто не без успеха показывает ущербность политики ссор с соседями.

С учетом начавшегося транзита власти в России следует готовиться к изменениям ее политики. И здесь совместные действия Украины и Молдовы откроют новые возможности не только для урегулирования на Днестре, но и на Донбассе. 

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ