Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Полувоенное состояние

30 ноября, 2018 - 13:08

Введение в Украине военного положения вызвало волну возмущения: "Почему именно сейчас?", "Надо было вводить еще в 2014 году!", "А как же права человека?". На самом деле это уже было. 100 лет назад, 9 ноября 1918 года, гетман Павел Скоропадский ввел военное положение в Николаеве, Херсонской, Екатеринославской, Подольской и северных уездах Таврической губернии. А в ночь с 11 на 12 ноября к ним присоединились Черниговская, Полтавская, Киевская губернии и город Киев.

Ситуация в стране была катастрофической. Автор-Венгерская империя разваливалась. В России состоялся большевистский переворот. Огромное количество пленных, дезертиров и солдат начало возвращаться с фронта. Большевистское подполье устраивало провокации: горели склады, бастовали заводы, типографии печатали прокламации с призывами к пролетариям всех стран объединяться. Росла преступность. На границе с Россией происходили постоянные перестрелки и попытки большевиков продвинуться вглубь Украины. В Брянске и Курске накапливались красные войска. Одновременно оппозиция готовилась к очередной смене власти. На 17 ноября был назначен Национальный конгресс - съезд всех украинских политических партий и общественных организаций. Организаторы не скрывали желания "творить орган, который выявит волю украинской нации", а также обвиняли Гетмана в подыгрывании "бывшим" и "создании реакционного эльдорадо". Введение в таких условиях военного положения выглядело вполне логичным. Общество, которое пережило годы войны, бунты, большевиков и красный террор, должно было бы объединяться вокруг призыва к обороне страны. Но в ответ на указ о начале с 30 ноября призыва в ряды украинской армии и флота студенты Киева и Одессы организовали беспорядки. Украинцам казалось, что единственный выбор, который у них есть - между Гетманатом и Директорией, между социалистами и поборниками Гетманщины. Хотя на самом деле никакого выбора уже не было. Нужно было или давать отпор захватчикам, или согласиться на террор, голод, репрессии и смерть нации.

Вторая история уже из недавнего прошлого. В декабре 2013 года украинская разведка докладывала президенту Януковичу о завозе россиянами в Крым большого количества дополнительных медикаментов, сухпайков и топлива. У военных такие действия называются "накоплением резервов". В январе 2013 года на полуостров начинают прибывать российские военные, которых тайно размещают по крымским санаториям и российским военным базам. Адмирал Игорь Воронченко на суде против Януковича вспоминает, как получал доклады разведки о накоплении военной силы и росте угрозы. По уставу, перед тем, как быть доведенной до военных, информация подается президенту, начштаба и министру обороны. Таким образом, Янукович знал. Не мог не знать. Добавьте к этому, что в Черное море, якобы для безопасности Сочинской олимпиады, зашли современные российские корабли. А в самой России начались внеплановые военные учения, из-за чего вплотную к границе с Украиной были переброшены огромные силы. Несмотря на все Янукович ищет способ использовать армию и спецслужбы для подавления антивластных протестов. Есть еще обстоятельство, которое нельзя не упомянуть. В Киеве стоял Майдан. Подумаем, а поверили ли бы протестующие в наличие военной угрозы, если бы в декабре 2013 года было введено военное положение? Ответ очевиден. Конечно же, нет. Любая попытка власти объявить ВП была бы воспринята как нарушение права граждан на протест.

Сейчас адвокаты Януковича утверждают, что Майдан был сговором оппозиционных политиков с российским руководством. Мол, если бы не протесты, Янукович не допустил бы российской оккупации полуострова. Правдой является то, что для предотвращения оккупации Крыма военное положение нужно было вводить не в феврале 2014-го, а в декабре 2013 года. Делать это должен был Янукович. И никакой Майдан не мешал объявить ВП по всему периметру российско-украинской границы. Российское подполье умело использовало тему Майдана - как тогда, так и сейчас - для мобилизации ударных антиукраинских сил. Соратники бывшего президента рекрутировали людей на антимайданные шабаши. Были сформированы отряды "самообороны Юга и Востока" - отряды, которые впоследствии использовались оккупантом для имитации "пророссийских мирных граждан". Пока Янукович цеплялся за власть, пророссийские силы по всей стране под предлогом борьбы с Майданом развивали сети, которые затем способствовали оккупации. Россия уже разворачивала силы, а местные элиты будущей "Новороссии" занимались пропагандой, внушали ненависть и создавали иллюзию, что главным выбором тех дней было "ЕС или Россия". Хотя на самом деле выбора уже не было. Подготовка к военной оккупации Украины, которая была начата едва ли не в первые дни Майдана, уже шла полным ходом.

«Но почему тогда ВП не вводилось сразу после смены власти в Украине?» - спросите вы. А кто вам сказал, что попыток введения военного положения не было? Путин? В первые дни крымских событий состоялось заседание СНБО, которое должно было утвердить обращение к Верховной Раде о введении военного положения по всей стране. Все мы видели стенограммы и знаем, что тогда за ВП проголосовал только и.о. президента Александр Турчинов. Даже военные и СБУ, которые докладывали об угрозе, решили побыть "голубями мира". Поэтому, если уж так хочется кого-то расспросить об отсутствии в начале российской военной агрессии военного положения, адресуйте свои вопросы к тем, кто проголосовал против. Кстати. После позорного голосования СНБО исполняющий обязанности главы государства вышел на пресс-конференцию с заявлением о начале мобилизации. Забыли? Тогда ВП де-факто заработало. Были сформированы добровольческие отряды, переформатированы боеспособные воинские части, а законодательство и экономика страны хоть и медленно, но начали подстраиваться под войну с Россией.

После выборов президента и переизбрания Верховной Рады уже ничто не мешало Петру Порошенко мобилизовать страну на системную борьбу с агрессором. Военное положение, разрыв дипломатических отношений, борьба с пророссийскими силами и диверсионными сетями - были теми необходимыми средствами, которые бы существенно улучшили ситуацию. Вместо этого во власть начали возвращаться "бывшие", а говорящие головы во всех эфирах призвали "партию войны" не нагнетать. Гражданское общество - по крайней мере патентованная его часть - убаюкивало украинцев присказками о языке вражды и стандартах враждебного слова. Политики-псевдопатриоты присоединились к внушению мира намеками на тайные договоренности с Путиным о возвращении украинских территорий, если Украина выберет другого лидера. Президент здесь не отставал от тех, кого сейчас обвиняют в подыгрывании агрессору. Разгром коалиции, пакт о ненападении с «бывшими», неприкосновенность российского бизнеса в Украине и российских кумовьев - все это "голуби мира", которые морально разоружали нацию.

«Почему именно сейчас?» - спросите вы. А почему бы и нет? Находясь в состоянии затяжной войны с Россией, украинцам надо привыкнуть, что ситуация может измениться в любой момент. 25 ноября в Керченском проливе Кремль прекратил делать вид, что Крым не является зоной международного вооруженного конфликта. Российские военные вполне сознательно открыли огонь по украинским кораблям. Никого не интересует, почему большинство видео, которые сейчас гуляют по сети, сняты российскими военными? На них отчетливо слышны приказы в бою. Так почему Россия словно специально демонстрирует доказательства своей агрессии? Может, она заинтересована в изменении статус-кво? Учитывая, что по всей длине российско-украинской границы накоплены ударные силы РФ, а внутри Украины поднимают голову антиукраинские движения, работает пропаганда, происходят постоянные стычки, провокации и обещания начать религиозную войну - есть повод задуматься, а не клюнет ли нас всех со день на день очередной жареный "голубь мира"?

Гибридная оборона, к которой изначально прибегала властная верхушка, должна быть заменена на настоящую политику государства, которая находится в состоянии войны. Это граждане, осознавая опасность, должны призвать власть не полагаться исключительно на Минские договоренности, не надеяться на поддержку Запада, а действовать самостоятельно на опережение. Подозрениями, что военное положение - это предвыборный блеф президента, украинцев приучают воспринимать специальный режим исключительно как "нарушение прав человека". Более того, сопротивляться его введению и добиваться отмены. Но если это имитация, само общество должно требовать от власти шагов, которые делают невозможным повторение "крымского сценария". Ограничения связей с путинской Россией, взятие под контроль взрывоопасных регионов, защита национального пространства от российского влияния, денег и антиукраинских смыслов. Зачистки страны от криминалитета, коллаборационистских местных элит, коррупционной мафии и прямых агентов Кремля, которые с 2014 году выступают "силами прикрытия" для российской оккупации. Вот чего должен требовать от Верховного главнокомандующего народ, поставленный на грань выживания. Вместо этого общество погрузло в теориях заговора и разборках между кандидатами на пост президента. Люди, которым некуда бежать, переживают, что голосовать за "тех самых одинаковых" им придется не в марте, а в апреле, или осенью. Ну не безумие ли?

Нации, не уважающие свою историю, обречены на ее повторение. Снова и снова. Как и сто лет назад, страна находится в заблуждении, что спасти ее может только переизбрания власти. Самая большая иллюзия, навязанная украинцам, заключается в том, что помешать президенту и политикам-популистам превратить мобилизацию страны в какое-то "полувоенные состояние" - это не в интересах общества. Хотя на самом деле выбора уже нет. Или защищаться, или погибать всей страной в срежиссированном оккупантом хаосе.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments