Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Право на победу

28 июня, 2017 - 14:46
Фото из архива "Дня"

По поводу Дня Конституции украинцы напишут сегодня много хороших слов: "21 год назад", "невероятная конституционная ночь", "государственность", "независимость", "права и свободы". Все это красиво. Но правда заключается в том, что в Украине Конституция постепенно превращается в последнее пристанище негодяев. Именно ею аргументируют хаос в распределении полномочий между ветвями власти, неспособность ввести действенные средства защиты национальной безопасности, открытость и преступную незащищенность Украины во время войны. "Это противоречит Конституции!", "Это нарушает права человека!" Сколько раз мы слышали подобное в последнее время? Между закрытием российских телеканалов, арестом Гужвы и взрывами в украинских городах есть нечто общее. А именно - реакция. В стране оформился определенный круг "правоборцев", которые пытаются помешать борьбе с причинами украинской уязвимости перед агрессором. Но они всегда готовы поднять шум после того, как для каждого из нас наступают последствия. Нам всегда рассказывают о правах человека именно тогда, когда возникает потребность защититься от имеющейся опасности.

Давайте вспомним, какой поднялся шум по поводу попыток усилить контроль за внутренне перемещениями лицами. Уважаемые правозащитные организации уверяли нас, что справка переселенца унижает человеческое достоинство и превращает украинских граждан в "людей второго сорта". Тот факт, что люди, которые вынуждены были переселяться с оккупированных территорий, требующих особого внимания, "борцов за права" нисколько не беспокоил. Кому, как не им, знать, что люди или даже семьи, которые разорвали свои устоявшиеся социальные связи - коллеги, соседи, родственники - являются наиболее уязвимой для преступников категорией. Если такие люди вдруг исчезают или с ними случается беда, вокруг них нет устойчивого круга доброжелателей, которые увидели бы опасность и начали бы их искать. Что греха таить, иногда переселенцы сами склонны к различным опасным авантюрам. Они охотно соглашаются на переезд в другой город, на сомнительную работу. Им надо выжить. Поэтому они и доверяются там, где человек, который имеет социальные связи, десять раз подумал бы. Регистрация в таких случаях может сохранить жизнь и свободу целым семьям. Вместе с тем в Украине уже начато движение за отмену справки ВПЛ. И все это под прикрытием Конституции и прав человека.

Или еще один пример. Давайте вспомним дискуссию, которая началась в медийной среде сразу после обыска в "Страна.ua". Казалось бы, обычный уголовное преступление - шантаж и вымогательство. Но в интерпретации ряда украинских журналистов и правозащитников он был представлен едва ли не в виде притеснения свободы слова. "Легким взмахом руки Гужва превращается... Гужва превращается... в жертву преступного режима. Оп-ля!" Почему так, спросите вы. - Ответ прост. Самое распространенное объяснение было вроде: "Сядем все". Уважаемые украинские журналисты рассказывали, что все редакции делают то же самое, что и Гужва, - берут деньги за печать или снятие материалов. Поэтому то, что с обыском пришли именно к нему, - это "выборочное правосудие" и ничто иное.

Оказывается, что после многих лет зарабатывания на заказных материалах большое количество украинских журналистов уже не в состоянии отличить "джинсу", то есть рекламную предвзятую публикацию, от вымогательства - требования передачи чужого имущества или права на имущество или совершение каких-либо действий имущественного характера под угрозой (ч.1 ст.189 УК). Можно ли говорить о "праве человека на свободу слова и доступ к информации" там, где речь идет о "джинсе"? - Конечно, нет. Ведь право существует для человека, а не для редакции или издания. Когда украинские журналисты признаются в получении вознаграждения за размещение определенных материалов, они одновременно признаются в нарушении прав граждан.

Именно к защите конституционных прав призывают те, кто пытается помешать отмежеванию Украины от агрессивного соседа. Любая попытка провести спецоперацию или следственные действия сразу же сопровождается шумом о притеснениях свободы и превращения Украины в полицейское государство. И каждый раз "защитники беспорядков" опираются на украинскую Конституцию так, словно войны нет, а единственное, что грозит украинцам, - это Украинское государство.

Запрет российских телеканалов и соцсетей тоже попал под определение "нарушение прав и свобод". К шельмованию Украины присоединились украинские правозащитники. Разговоры о "разных точках зрения", на доступ к которым имеют право украинцы, были усилены авторитетными выводами таких уважаемых международных организаций, как Amnesty International и ОБСЕ. Можно сколько угодно призывать к праву или даже обязанности государства защищаться от внешней агрессии, но каждый раз найдется кто-то, кто процитирует строки из Конституции о правах человека, которые не могут быть ограничены ни в коем случае. Безусловно, власть способствует разрастанию этой правовой шизофрении, в частности тем, что до сих пор не смогла определить статус оккупированных территорий. Но если присмотреться внимательнее, то можно заметить, что принятию законов о коллаборации, об оккупированных территориях противодействуют не только украинские чиновники, но и украинские правозащитники. О правах жителей неконтролируемых районов на пенсию или дивана - на пересечение линии разграничения не слышал только ленивый. Проблема не в том, что в Украине до сих пор нет цельной стратегии по коммуникации с жителями оккупированных территорий так, чтобы это не противоречило национальной безопасности, но и в том, что даже попытки разработать такую концепцию наталкиваются на яростное сопротивление под соусом "конституционных прав граждан".

В международном правовом дискурсе есть понятие "метаправо". Речь идет о базовых нравственных принципах права, социальных нормах, сложившихся в обществе независимо от государства и являющихся основополагающим компонентом, который образует какую-либо правовую систему. Эрнандо де Сото называет "метаправо" правом на право - глобальным правом. Любой человек, рожденный свободным, имеет право на жизнь и безопасность, на самого себя и на собственность, приобретенную честным путем. В категориях "метаправо" то, что упорно защищается украинскими "правдолюбами", защитой прав отнюдь не являются. Украинские правозащитники защищают законы, которые исходят еще из советской правовой системы. Закон только тогда жив, когда он основывается на реальном общественном договоре. Де Сото говорит, что во времена, когда старая правовая система не в состоянии обеспечить реализацию прав людей, возникают неформальные отношения. В такое время задачей элит, как и общества, является создание новых законов, которые исходят из сложившейся ситуации и основываются на "метаправе". Необходимость уравновесить ситуацию с земельными правами в американских колониях, когда английское право уже не могло справиться с ситуацией, привела к написанию американской Конституции и борьбе за независимость.

Право, Конституция, независимость, свобода - все это производные понятия, которые невозможны отдельно друг от друга. Война сама по себе переписывает социальный договор, поскольку представляет угрозу высшего порядка. Общество вынуждено искать спасения в создании новых, более действенных институтов. Оно строит государство. Потому что без него невозможно победить. Это вполне бессознательные модели коллективного выживания, которые включаются при общей угрозе. Возможно, именно поэтому в украинском правовом и медийном пространстве настолько игнорируется наличие войны? Отвлечение внимания на второстепенные проблемы под предлогом соблюдения конституционных прав не дает обществу сформировать новый социальный договор.

"Мы народ на богом данной нам земле создали между собой государство... Так начинается американская Конституция, регулирующая систему, которая уже триста лет меняется в соответствии с требованиями времени. Сейчас в День Конституции стоит задуматься над основополагающими принципами: зачем нам - украинскому народу, собственное государство? Какой смысл мы видим в его существовании? Какую роль мы - украинские граждане - берем на себя? Стоит ли Конституция, принятая 21 год назад, на страже Украины - вопрос открытый. Украинцам нужен новый социальный консенсус, написанный на фоне войны и имперской экспансии в экономической, юридической, политической и информационной плоскостях. Нам нужен новый социальный договор тех, кто хочет быть победителем. И главное, нам нужно право на победу. "Метаправо" на победу. Ведь мы - народ!

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments