Терпеть кандалы - это всемирный стыд, забыть их, не разбив, - худший стыд.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, культурная деятельница

Рейс MH17: почему не удался российский судебный спектакль

14 февраля, 2020 - 13:23

Как оказалось, Москва совсем недавно, в октябре 2019 года, предлагала судить в России предполагаемых виновников крушения «Боинга» «Малайзийских авиалиний» в небе над Донбассом в июле 2014 года из числа россиян. Однако Нидерланды ответили однозначным отказом. Речь шла о бывшем «министре обороны» сепаратистской «ДНР» Игоре Стрелкове (Гиркине), его заместителе Сергее Дубинском (позывной Хмурый) и заместителе Дубинского Олеге Пулатове (позывной Гюрза). Четвертый обвиняемый, Леонид Харченко (позывной Крот), является гражданином Украины, и Москва на него не претендует. Строго говоря, все четверо обвиняются не в уничтожении «Боинга» как таковом, а в организации доставки с территории России зенитно-ракетного комплекса «Бук», из которого и был сбит самолет. Стрелков и Дубинский свою вину отрицают, остальные отмалчиваются.

Министр юстиции и безопасности Нидерландов Ферд Грапперхаус сообщил в письме парламенту, что «передача обвинения по трем российским подозреваемым не вариант для голландских властей и не будет рассматриваться». Голландский закон позволяет судить подсудимых в их отсутствие. Процесс по делу о гибели малайзийского «Боинга» над Донбассом 17 июля 2014 года должен начаться 9 марта 2020 года в Окружном суде Гааги, причем судебные заседания запланированы до конца марта 2021 года. Поскольку большинство погибших в катастрофе – граждане Нидерландов, рассмотрение дела проходит в рамках нидерландского законодательства. Так как Россия не экстрагирует своих граждан, никто из названных лиц не появится на процессе. В то же время, одна голландская юридическая фирма сообщила, что один из обвиняемых россиян попросил ее представлять его интересы в суде. Что же касается Леонида Харченко, то он, предположительно, находится на территории «ДНР» и в Гааге появляться явно не собирается.

Пока что на сообщение главы нидерландского Минюста из четверых подозреваемых ответил только Стрелков (Гиркин). На вопрос, явился бы он в суд, если бы дело передали России, Стрелков ответил: «А был бы у меня выбор? Я гражданин РФ и другого гражданства у меня нет». Отвечая на вопрос, стал бы он сотрудничать с российским судом, он отказался «вдаваться в подробности». Стрелков сообщил только, что ничего не знал о предложении России судить его и еще двух фигурантов дела на родине, и повторил, что «ополчение «Боинг» не сбивало». Как это ни парадоксально, но в данном случае Игорь Иванович почти наверняка говорит святую истинную правду. Как свидетельствуют его собственные публикации в первые минуты после того, как он получил известие о том, что «Боинг» был сбит, а также запись его переговоров, сделанная СБУ, Гиркин соответствующего приказа действительно не отдавал, но очень обрадовался этой трагедии, так как полагал, что был сбит украинский военно-транспортный самолет. Однако экипаж злосчастного «Бука» точно относился к российским регулярным войскам, а не к ополченцам-сепаратистам. Строго говоря, члены этого экипажа и являются главными виновниками трагедии, так как из-за собственного непрофессионализма они не смогли отличить пассажирский самолет от военно-транспортного. Однако имен этих людей мы не знаем до сих пор. Никакое расследование их не установило. И сегодня даже нельзя быть уверенным, что экипаж «Бука» жив. Их давно могли ликвидировать как ненужных свидетелей и потенциальных фигурантов процесса в Гааге.

А если бы вдруг нидерландцы проявили бы слабость и согласились бы на то, чтобы Гиркина, Дубинского и Пулатова судил бы самый неподкупный и гуманный российский суд, неужели была бы хоть минимальная вероятность того, что он вынес бы обвинительный приговор и сделал бы из Гиркина и его подчиненных козлов отпущения за гибель 298 человек, чтобы вывести из под удара российских военных и высокопоставленных политиков? Да ни в коем случае! Россия, по убеждению Путина и его приближенных, это великая держава, а ни какой-нибудь слабак Иран, чтобы под давлением неопровержимых фактов публично признавать собственные преступления. Об этом недавно, сразу после признания Ираном вины за сбитый украинский «Боинг», откровенно написала в одном из постов в соцсетях «железная леди» российской пропаганды Маргарита Симоньян, уверенная в том, что Россия должна до последнего отрицать любые компрометирующие ее факты, иначе ее никто уважать не будет: «Есть две религии относительно того, как должна себя вести большая и требующая уважения страна, если она катастрофически накосячит. Одни считают, что страна обязана уйти в глухое отрицалово и никогда ни в чем не сознаваться и ни за что не извиняться. Иначе совсем задушат и 'будет только хуже'. Ну, и вообще потому что 'ибо неча'. Этой религии придерживается большинство ответственных товарищей в большинстве известных мне могучих стран, включая нашу. Другая религия считает, что надо как Иран. Мне ближе второе. Чисто по-человечески. В моей системе координат Иран оказался мужик. А вот будет ли ему теперь за это только хуже, сейчас увидим. Как проснутся там, на том берегу».

Неуклюже пытаясь оправдаться, почему подведомственные ей издания три дня выдавали дезинформацию, пытаясь отвести подозрения от Ирана, пока Тегеран сам не разрушил все эти пропагандистские построения, Маргарита Симоньян, соврав про собственное предпочтение иранской позиции, вольно или невольно, выдала главный алгоритм кремлевского поведения в кризисных ситуациях. Подобным образом Кремль ведет себя как в случаях с отравлением Александра Литвиненко и Скрипалей, так и в случае с малайзийским «Боингом». И можно не сомневаться, что в России Гиркина, Дубинского и Пулатова полностью бы оправдали, признав невинными овечками, на которых возвели напраслину злые волки – нидерландские следователи. А штатные пропагандисты, вроде Маргариты Симоньян и Владимира Соловьева, устроили бы по этому поводу мощный шабаш международного уровня. И власти Нидерландов поступили совершенно правильно, когда не позволили Москве разыграть очередной пропагандистский фарс на костях почти трех сотен погибших. Но все равно, в связи с приближающимся открытием процесса в Гааге и его последующим ходом, вполне предсказуемым, пропагандистская истерика в России будет только нарастать.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ