Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Синдром «малороссийства»

Мировоззрение граждан является отображением информационной неопрятности, согласованной на государственном уровне
11 июля, 2019 - 19:42
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1997 г.

В начале российско-украинской войны была запущена медийная программа «Две страны — одна профессия». Речь об освященном ОБСЕ сотрудничестве между российскими и украинскими медиаорганизациями, в основе которой было положено обоюдное признание, что российские и украинские журналисты делают одно дело и разделяют общие профессиональные принципы. Представьте себе. Крым оккупирован. На Донбассе убивают и истязают украинцев; российские военкоматы рекрутируют с помощью «распятого мальчика» наемников-живодеров по всему постсоветскому пространству. Против крымских журналистов, которые выехали на материк и которые остались в оккупации, Следственным комитетом РФ возбуждены уголовные дела. На сайте российского союза журналистов вывешено напоминание «украинским коллегам», что Крым — это территория Российской Федерации, а арестованный за поддержку крымских татар Николай Семена — это обычный преступник, а не пленник совести. И в этот момент в рамках программы «Две страны — одна профессия» согласовываются общие поездки журналистов в оккупированный Крым, обучение студентов обеих стран «стандартам профессии», съемки российско-украинских фильмов ради укрепления связей между народами, конференции, мастер-классы. Представили? А теперь учтите, что на эти планы официально согласились украинские медийные организации. Даже больше. Началось шельмование тех украинских журналистов, которые выступили против программы.

Учитывая, что с российской стороны в ней принимал участие Союз журналистов России, который на тот момент уже включил в свой состав вновь созданные региональные организации из оккупированного Крыма и Севастополя, а также, что в руководстве СЖР было несколько менеджеров знаменитой Life News, скандал получился грандиозный. В узких кругах, конечно. Программу пришлось свернуть. Есть в этом своеобразный символизм, согласитесь. Пока россияне продвигают нарратив о «Двух странах — одном народе», украинцы живут в другой парадигме. Одна страна — две реальности. Кому-то война, а у кого-то диалоги. Кто-то хоронит близких, а  кому-то «нужно пагаварить» о газе, мире, труде и «мае». Для кого-то Крым — оккупирован, а кто-то выносит за скобки этот факт, чтобы не помешать налаживанию связей. Контрасты. Вот именно.

Мне эта история вспомнилась вчера, когда большинство украинских телеканалов обсуждали поездку лидеров партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» в Москву. Все украинские СМИ нон-стоп показывали встречу Виктора Медведчука, Юрия Бойко, Вадима Рабиновича и Тараса Козака с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. Эксперты и журналисты повторяли слова о скидке на газ, плане относительно прекращения войны. Обсуждали встречу между украинскими и российскими политиками, как обычный предвыборный пиар Медведчука ради консолидации пророссийского электората. Вспоминали недавнюю попытку провести телемост между телеканалами, которые принадлежат соратнику Медведчука и российским пропагандистским «Россия 24». Те из комментаторов, кто претендовал на непредубежденность, упрекал одновременно Владимира Зеленского за слабость и Петра Порошенко за создание им ситуации неопределенности, которая, по сути, и сделала возможным возвращение вируса «дружбы народов» в украинский публичный дискурс. А в этот момент в той же Москве проходила акция крымских татар на Красной площади. 20 ветеранов национального движения вышли с плакатами, чтобы выразить протест против преследования представителей крымскотатарского народа в оккупированном Крыму. Семь из них были арестованы. Акция проходила несколько минут.

Две страны — одна профессия коллаборанта. Одна Украина — два разных мира. Одних бросают в тюрьмы, а другие обсуждают переговоры с агрессором исключительно в контексте парламентской компании. Как будто для украинских журналистов, политиков и экспертов нет ничего, кроме выборов. Ни войны, ни погибших, ни арестованных, ни 20-летних людей, которые продолжают бороться «За нашу и вашу свободу» в самом сердце страны-оккупанта. Сколько времени украинские телеканалы уделили крымским татарам? Почему огласку в Украине обрело путешествие Медведчука, а не мужество жителей оккупированного Крыма? Все телеканалы вчера продолжали повторять «Медведчук, Бойко, Рабинович, Казак, Медведев». Кто, кроме узко направленных на крымскую тематику СМИ, назвал имена задержанных на Красной площади? Гафаров Сияр, Люманов Эскендер, Мустафаев Энвер, Сейтмеметов Энвер, Абдураманов Февзи, Ниметуллаев Сенавер, Джемилев Сейран. Услышали ли вчера украинцы о том, что им угрожает? Была ли поднята тема отсутствия гарантированных Украиной коллективных прав крымскотатарского народа в Крыму? Невзирая на оккупацию. Невзирая на страдание. Невзирая на сопротивление. Невзирая на ежедневное давление. Какие эксперты вчера были приглашены в прайм-тайм, чтобы объяснить украинцам, что акция была посвящена слушанию в Верховном суде РФ апелляции на приговор четырем крымским татарам, которые осуждены на сроки от 9 до 17 лет заключения? Кого вообще интересует, как агрессор обращается с украинскими гражданами на оккупированных территориях? Если в украинских медиа и обсуждают Крым и захваченный Донбасс, то в основном разговор не выходит дальше сравнения цен на продукты и рассказов о порядке, цветочках, дорогах. Украинцы уверены, что наибольшая проблема жизни в оккупации — это отсутствие украинских пенсий и туалетов на линии разграничения.

Если говорить откровенно, то Украина до сих пор живет в рамках навязанного Россией дискурса. Мировоззрение граждан является отображением информационной неопрятности, согласованной на государственном уровне. Это сплошной телемост, где говорят на нужные России темы. А то, что по-настоящему важно, что может сформировать у зрителя украинские смыслы, украинские взгляды, украинское представление о войне — все это выдавливается, маркируется, как неинтересное, или шельмуется, как «язык вражды». Вы знаете, что на шестом году войны, за публично выраженную гордость Украиной можно быть скорее осужденным, чем за высказанную в эфире ненависть к украинскому языку, культуре и государственности? Неслучайно, что в тот момент, как крымских татары выступают в Москве в качестве достойных представителей украинской политической нации, на украинских медиаплощадках рассказывают украинцам, что переговоры о капитуляции перед врагом — то такая себе предвыборная игрушка, которая не может иметь никаких последствий. Первому событию выделяют минуты в новостийном выпуске. Вторую тему обсуждают часами, обсасывая подробности. Показательно, что российские провластные СМИ также показывали только поездку Медведчука и встречу партийцев «Оппозиционной платформы — За жизнь» с главой российского правительства. Словесная трескотня в украинских и российских медиа о «Мире, труде, газе», слились в унисон. А вы уверены, что мы с вами живем в пределах украинского информационного пространства? Может программа «Две страны — одна профессия» до сих пор существуют? У каждого из нас своя Украина. У кого-то она с Медведчуком. А у кого-то с ветеранами крымскотатарского движения, которые вышли на протест на Красной площади, спасая достоинство каждого из нас.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments