...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

Страсти по Суркову

Мысли об обнулении предыдущих президентских сроков в России, пусть даже только что ушедшим в отставку чиновником, просто так не высказывают
28 февраля, 2020 - 11:05

Ушедший в отставку с госслужбы Владислав Сурков разразился «прощальным» интервью, которое дал своему другу и соратнику, директору Центра политической конъюнктуры Алексею Чеснакову. Владислав Юрьевич кокетливо уклонился от ответа на вопрос о причинах своей отставки: «Надо как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать... Я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так». Вот и гадай, что именно понимается под изменением контекста: то ли приход к власти в Украине Владимира Зеленского, то ли приход в администрацию президента России Дмитрия Козака, с которым у Суркова давние отношения любви-ненависти, то ли и то, и другое вместе.

И столь же кокетливо высказался о своей будущей работе: «Похожу, потолкаюсь по рынку, найду что-нибудь». Зато бывший помощник президента России высказал вполне здравую мысль о том, что нынешние поправки в российскую конституцию послужат хорошим предлогом для обнуления предыдущих президентских сроков Владимира Путина и Дмитрия Медведева: «Если будут в итоге как-то уточнены полномочия президента, а вроде бы об этом тоже говорилось, то правовая логика приведет к необходимости заново начать отсчет президентских сроков. Потому что с новыми полномочиями это будет уже как бы другой институт президентства. На него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства. Во всяком случае, если власти не пойдут на новый отсчет, они сильно погрешат против юридической чистоты. Это мое частное мнение, конечно. Но основанное на опыте законотворчества».

Отмечу, что такие мысли высокопоставленные чиновники путинской администрации, пусть даже только что ушедшие в отставку (ее добровольность Сурков всячески подчеркивает), просто так не высказывают. Тем более, что Владислав Юрьевич слова в простоте не скажет. Скорее это похоже на заранее согласованный с кремлевской администрацией зондаж общественного мнения. Строго говоря, решать вопрос о том, как следует исчислять президентские сроки Владимира Владимировича и Дмитрия Анатольевича, будет решать не конституция сама по себе и не принимающее ее Федеральное Собрание, равно как и не граждане России, которым на 22 апреля назначено всенародное одобрение поправок в Основной закон, а только Конституционный Суд. Он же в России отличается исключительной чуткостью к пожеланиям власти. Так что в нужный момент, если надо будет Путину баллотироваться на новый срок или Медведеву, после отбытия первого срока по новой конституции, захочется пойти еще на один, можно не сомневаться, что в Конституционный Суд будет оперативно подан соответствующий запрос, на который своевременно будет дан положительный ответ. Вряд ли, конечно, Владимир Владимирович захочет баллотироваться по схеме с обнулением прежних президентских сроков уже в 2024 году. Все-таки какую-то видимость демократии и сменяемости власти ему требуется создать. А вот дальше кто знает... И сейчас Владислав Юрьевич осторожно проверяет, насколько возмутится общественность идеей обнуления президентских сроков. И если возмущение будет слабым или если его не будет вовсе, то данную идею некоторое время спустя могут воплотить в жизнь.

Сурков, отвечавший в администрации президента России за отношения с Украиной, поделился воспоминаниями о своей работе над «украинским проектом»  своим взглядом на украинскую политику: «Политическая система и основы новой государственности были созданы. И в 13-м году пришло время уходить. Я и ушел было. Но тогда вернулся на госслужбу. Были причины. И еще потому, что получил уникальную возможность самому выбрать проект. Выбрал Украину. Чисто интуитивно. Никто мне не подсказывал и сам я ничего не знал. Да и никто наверняка не знал. Я почувствовал просто, вернее, почуял — будет большое дело. Догадался уже тогда, когда ничего еще не начало происходить, что будет настоящая борьба с Западом. Серьезная. С жертвами и санкциями. Потому что Запад не остановится ни перед тем, ни перед другим. Да и мы за ценой не постоим. Правда, предчувствовал. Сам сейчас удивляюсь, как я это предвидел летом еще 13-го года. В полной тогдашней тишине. Так все и случилось. Горжусь, что был участником. Но прошли те же пять лет... Началось естественное торможение и этого проекта. Я бы, конечно, в обычной ситуации не стал бы отпрашиваться с такого горячего участка. Поскольку это было бы безответственно. Но и участок более-менее остыл, и главное, контекст изменился. Не мог же я пять лет идти в одном направлении, а потом резко повернуть оглобли и двинуться в противоположном». И Владислав Юрьевич настаивает, что теперь-то его возвращение на госслужбу «не планируется» и «невозможно». Думаю, лукавит, как всегда. В душе наверняка теплится надежда, что рано или поздно его призовут вновь. Особенно если Козак в очередной раз провалится. А в том, что провалится, Владислав Юрьевич нисколько не сомневается. И в том, что путинская Россия в конфликте с Украиной готова на любые жертвы и за ценой не постоит, он совершенно прав. Речь идет не только о санкционных жертвах, но и о гибели десятков тысяч россиян на Донбассе в самой горячей фазе конфликта в 2014—2015 годах.

Сурков полагает, что «Украины нет. Есть украинство. То есть, специфическое расстройство умов. Удивительным образом доведенное до крайних степеней увлечение этнографией. Такое кровавое краеведение. Сумбур вместо государства. Борщ, Бандера, бандура есть. А нации нет. Брошюра «Самостийна Украйна» есть, а Украины нет. Вопрос только в том, Украины уже нет, или пока еще нет? Я, как ни странно, укрооптимист. То есть, считаю, что Украины нет пока. Но со временем она все-таки будет. Хохлы ребята упрямые, они сделают. Однако, какая именно это будет Украина, в каких границах она будет существовать и даже, может быть, сколько будет Украин — вопросы открытые. И в решении этих вопросов России, так или иначе, предстоит участвовать. Отношения с Украиной никогда простыми не были, даже когда Украина была в составе России. Украина для имперской и советской бюрократии всегда была делом хлопотным. То атаман Полуботок подведет, то западенцы к Гитлеру переметнутся. Принуждение силой к братским отношениям — единственный метод, исторически доказавший эффективность на украинском направлении. Не думаю, что будет изобретен какой-то другой».

Владислав Юрьевич нисколько не сомневается, что с Украиной надо говорить с позиции силы и силой принуждать ее оставаться в орбите Москвы, не останавливаясь в случае необходимости перед расчленением нынешнего украинского государства на несколько «Украин». «ДНР» и «ЛНР» для него — только начало. И Владислав Юрьевич с теплотой отзывается о лидерах и полевых командирах сепаратистов, живых и мертвых, называет их героями. Нервы у него поистине железные, учитывая, что к ликвидации многих из этих «героев» он сам приложил руку. И прямо говорит, что возвращать Украине Донбасс никто не собирается, поскольку «Украина не заслуживает такой чести».

Нынешнего президента Украины бывший (а возможно, и будущий) помощник президента России, встречавшийся с ним в Париже на Нормандском саммите, характеризует следующим образом: «Не лох. Во всяком случае, в Париже все приняли его за президента...У него легкость необыкновенная в мыслях». Если президента Порошенко в Кремле ненавидели и до сих пор ненавидят примерно так же, как Бандеру, то над президентом Зеленским откровенно смеются, видя в нем нового Хлестакова. Вот, пожалуй, и вся смена контекста, о которой говорил Сурков.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ