Молчание иногда говорит больше, чем слово
Владимир Винниченко, украинский прозаик, драматург, политический и государственный деятель

Подарок для Аскании

Група ентузіастів готує для заповідника унікальне видання — з архівними відомостями про парк, які розшукували по всьому світу

Что вам известно об одном из самых известных природоохранных парков Европы «Аскания-Нова»? Группа природоохранников-энтузиастов нашла более тысячи упоминаний о заповеднике на разных языках — изучая архивы разных стран мира. Парадоксально, но до последнего времени история именитого парка была практически забыта.

Заполнить лакуну решила Украинская природоохранная группа (UNCG). Уже более шести лет организация работает с практической охраной природы и издает природоохранную литературу. К столетнему юбилею Аскании, который отмечался в прошлом году, и столетней дате чествования памяти ее мецената Фридриха Фальц-Фейна UNCG решила сделать подарок заповеднику — отыскать все существующие в мире упоминания о парке и издать их на языке оригинала. Впрочем, в одиночку с этой мегазадачей не справиться, поэтому активисты ищут меценатов.

НЕМЕЦКИЙ МЕЦЕНАТ В УКРАИНСКИХ СТЕПЯХ

Очевидно, Украине не хватает сейчас «спонсоров» природы, которого та же Аскания имела на рубеже ХІХкХХ веков. Заповедник был основан в 1874 году бароном Фридрихом Фальц-Фейном, потомком немецких колонистов. В конце XVIII века, после утверждения Российской империи на побережьях Черного и Азовского морей, началось заселение этих мест иностранными колонистами. Необжитые земли царизм раздавал по привлекательным ценам. Семья будущего основателя Аскании поселилась на Херсонщине возле поселения Чапли, где вскоре образовался хутор.

Юный Фридрих с детства интересовался природой, и после успешной сдачи экзаменов в гимназии родители подарили ему вольер для содержания диких зверей и птиц. Наверное, это и стало его путевкой в удивительный мир природы. Сначала на подворье семьи начали появляться степные звери, а впоследствии юный исследователь заинтересовался и сохранностью степей. Постепенно увлечение переросло в дело жизни: уже в 1898 году Фальц-Фейн объявляет об открытии частного заповедника. А через 21 год — 1 апреля 1919 года — Аскания обрела статус национального парка.

Через десять лет после устройства первых вольеров в «Аскании-Новой» был небольшой зоопарк. Впоследствии о заповеднике появляются первые научные сообщения в зарубежной прессе, и он приобретает большую популярность: с 1886 до 1917 года «Аскания-Нова» стала европейским центром туризма в степной зоне. С тех пор и по сей день в Украине не было более знаменитого природоохранного объекта. В начале ХХ века в заповеднике размножались зубры, антилопы, бизоны, страусы и знаменитые лошади Пржевальского. Кстати, именно благодаря созданной в свое время в «Аскании-Нова» популяции лошадь Пржевальского уцелела как вид, поскольку в природе он исчез в 1960-х годах XX века. Барон Фальц-Фейн стремился вернуть дикого коня в украинские степи, и в 1899 году редкое животное привезли в заповедник из Монголии. Сегодня здесь проживают более 80 лошадей Пржевальского.

Примечательно, что в заповеднике впервые в Российской империи проводились опыты по искусственному оплодотворению животных, поэтому постепенно он становился мощным научным центром и туристической достопримечательностью, которая привлекала естествоиспытателей и туристов со всего мира. Можно уверенно утверждать, что «Аскания-Нова» стала объектом, который сделал Украину известной еще тогда, когда она не имела своей государственности.

ПОТЕРЯННЫЕ АРХИВЫ

Сейчас заповедник остается центром украинского туризма. Еще бы! Ведь для того, чтобы увидеть африканских страусов, фламинго, фазанов, антилоп, бизонов, оленей и даже гибрида зебры и домашнего коня — зеброида — не обязательно ехать куда-то в Африку или Южную Америку. Все это — совсем рядом, на Херсонщине.

«Аскания-Нова» — старейший биосферный заповедник в Европе. Одно из чудес не только Украины, но и мира. Только представьте, десятки тысяч гектаров степи по крайней мере столетие не касался плуг. Всего в заповеднике насчитывается более 500 видов редкостных растений и более трех тысяч видов животных.

Несмотря на то, что едва ли не каждому украинцу еще со школы известно об «Аскании-Новой», доступной информации о заповеднике осталось крайне мало. Годы национальных освободительных соревнований и Второй мировой войны стали для заповедника большим испытанием на прочность. Страдал не только заповедник, терялись документы, касающиеся его деятельности.

«Гражданская война в начале XX века и разрушенная Российская империя стали для заповедника плохими событиями, — рассказывает председатель Украинской природоохранной группы (UNCG) Алексей ВАСИЛЮК. — На удивление, разным вооруженным формирования, которые на то время были участниками войны, частично удалось сохранить Асканию. Основной объект не сохранился, другие имения были разрушены. Однако в 1919 году экологи добились постановления Декретами Совета Народных Комиссаров УССР об объявлении Аскании заповедником. Именно поэтому 2019 год является юбилейной датой столетия как заповедника Аскании».

Еще более тяжелыми для парка стали 1930-е годы. Тогда были уничтожены научный архив заповедника, его музейные фонды, научная библиотека и гербарий, а ученые заповедника подверглись репрессиям. «Годы советских репрессий и Вторая мировая война стали сокрушительными для энтузиастов Аскании. Все архивы природоохранного объекта были уничтожены коммунистами, — рассказывает Алексей Василюк. — Работники заповедника были обвинены в том, что якобы занимаются тренировкой диверсионных отрядов для устранения советской власти. Это было очень удобно объяснить, ведь на то время Аскания имела огромную площадь, вокруг которой почти ничего не было. Кроме того, в начале 1930-х годов в ее состав включили почти все Азово-Черноморское побережье, которое сегодня является шестью разными национальными парками. Поэтому коммунистам было выгодно утверждать, будто там проходят тренировки».

Другая причина исчезновения архивов — лысенковщина. После визита в 1933 году в «Асканию-Нову» пролетарского псевдоученого, академика АН СССР Лысенко научно-исследовательская работа в заповеднике была свернута, а ее сотрудники признаны врагами народа.

«В определенной степени Аскания пострадала и из-за школы Лысенко и его так называемых «пшеничных деревьев», которые не имели отношения к настоящей науке, но пропагандировались как такие, которые могут развить сельское хозяйство до невиданных высот. Это не имело никакого научного обоснования. И те специалисты, которые решились на общесоветских научных мероприятиях говорить, что лысенковщина — это бред, были репрессированы», — добавляет природоохранник.

На сегодня в самом заповеднике не осталось старой библиотеки и архивов тех времен, когда заповедник переживал наибольший расцвет и считался европейским центром туризма в степной зоне. О нем тогда писали в Аргентине, Швеции, Канаде и Австралии.

НЕМАЛО НАЙДЕННЫХ ПУБЛИКАЦИЙ — В АВАРИЙНОМ СОСТОЯНИИ

Третий год Украинская природоохранная группа изучает архивы в разных странах мира, чтобы по капелькам восстановить утраченную историю заповедника. «Работа над изданием продолжается уже около трех лет. К ней присоединилось 86 человек из пяти стран мира, — делится Алексей Василюк. — Найти информацию было крайне сложно. Дело в том, что списка публикаций о заповеднике нет и никогда не было. Единственное, что мы знали: это был самый известный украинский объект прошлого и позапрошлого столетия, самая большая природоохранная территория на нашем континенте. Это и стало нашей отправной точкой».

Энтузиасты просматривали все сохраненные в архивах и библиотеках мира периодические издания и газеты, начиная с 1845 года. Им удалось охватить целое столетие в поисках статей о заповеднике. Листая страницу за страницей, экологи внимательно искали заветное слово «Аскания». Они пересмотрели и публичные библиотеки многих стран, и частные коллекции, к которым большинство людей не имеет доступа. Даже больше — немало найденных материалов уже находятся в аварийном состоянии, а 80% найденного — публикации, о которых до начала поиска не было ничего известно.

«На данное время мы собрали ориентировочно 1200 разных опубликованных воспоминаний. Поэтому, подарив заповеднику одно издание, мы фактически дарим ему более тысячи разных публикаций. Это почти пять тысяч страниц, которые должны стать материалом как минимум для восьми томов. Где-то это целая книжка, где-то это целая статья, а где-то — сиюминутное упоминание, — рассказывает Алексей Василюк. — Коллекция получилась очень разнообразная — от полных текстов книг до отдельных упоминаний. Более половины из них существует сегодня в единственном экземпляре в архивах и фондах старопечатных книг научных библиотек. Еще треть материалов вообще не сохранилась в Украине».

«СПАСАТЕЛЬНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ»

По словам Василюка, большинство из них находится в аварийном состоянии, и через пару десятков лет этот печатный материал просто рассыплется. Поэтому это своего рода спасательная экспедиция. Ведь после 1930-х годов никто в Украине уже не знал о существовании этих публикаций. «Мы сейчас отыскиваем их по всему миру — в Праге, Торонто, Берлине», — говорит он.

Научным редактором материала стал директор заповедника Виктор Гавриленко. Он готовит предисловия к каждому из периодов. Запланированный тираж — 300 экземпляров, которые будут распространяться среди библиотек, заповедников, научных учреждений и будут доступны читателям. Каждый следующий том готовится в хронологическом порядке и охватывает период с 1845 по 1945 годы. По оценке Алексея Василюка, инициативная группа сейчас просмотрела более 20 тысяч разных изданий.

UNCG имеет целью опубликовать упоминания в оригинале, с сохранением языка и грамматики. Преобладает российско-украинская, но есть даже и старые шведский, венгерский, немецкий, французский, английский, итальянский, испанский и датский.

Сейчас группа ищет меценатов для издания третьего и четвертого томов (первые два тома уже изданы благодаря благотворителям), для этого организовала сбор средств в «Фейсбуке». «Сначала мы хотели успеть к столетию заповедника, которое отмечалось в прошлом году, но материала оказалось больше, чем могли себе представить. Поэтому другой знаковой датой стало столетие смерти Фридриха Фальц-Фейна, которое будет отмечаться в этом году 2 августа, — объясняет природоохранник. — Герцог был крупнейшим природоохранным меценатом, которого кто-то когда-то знал, поэтому было бы хорошо, если бы общество стало меценатом чествования его памяти. Мы хотим отдать ему должное».

Чтобы один из томов тиражом в 300 экземпляров вышел в свет, нужно от 40 до 50 000 гривен. По словам Алексея, для заповедника — это колоссальная сумма. А для людей бизнеса? «Речь идет только о средствах на печать, мы же не учитываем потраченное время и усилия людей, которые вовлечены в работу, — добавляет наш собеседник. — Представьте, что все документы перепечатываются преимущественно вручную. Например, есть человек в Житомире, который напечатал более двух с половиной тысяч страниц текста, с сохранением грамматики и языка. Я не представляю, как можно набрать старый французский».

Что ж, любовь к природе можно проявить не только красивыми фотографиями на фоне леса или реки, но и гривней.

Мария СТУКАНОВА, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів