...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

Что стоит за предложением президента Польши

изменить формат переговоров относительно урегулирования ситуации на Донбассе — эксперты «Дня»
26 августа, 2015 - 18:39
Анджей Дуда
ФОТО REUTERS

На днях президент Польши Анджей Дуда опять заявил о необходимости изменения формата урегулирования кризиса на Донбассе. В частности в интервью изданию  Politico он отметил, что на сегодня изменения в нормандском формате не имеют смысла, нужен другой формат при участии крупных государств ЕС, США и соседей Украины. Кроме того, он прибавил, что не видел какой-то особенной заинтересованности в изменении формата со стороны польского правительства. «Я считаю, что это неправильная политика. Мы должны осуществлять более активную политику», — отметил польский президент. Он также прибавил, что во время визита в Берлин будет говорить с немецким канцлером об изменении формата. 

Со стороны польского правительства сразу же прозвучала критика в адрес главы государства. Шеф польской дипломатии Гжегож Схетына, в частности отметил, что нормандскому формату при всех его недостатках нет альтернативы, и посоветовал президенту взвешивать слова, когда тот говорит об Украине. «Если кто-то делает внешнюю политику через медиа, то должен считаться с тем, что его ждёт тяжёлая посадка. Хотел бы попросить в дальнейшем тщательнее взвешивать свои слова» — отметил глава МИД Польши.

«День» обратился к экспертам с просьбой прокомментировать заявление президента относительно необходимости изменения формата переговоров по урегулированию ситуации на Донбассе.

«ДУДА ХОЧЕТ СЕБЯ ЗАЯВИТЬ КАК НОВАТОРА ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ПОЛЬШИ»

Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА, доктор политических наук, конфликтолог, профессор Киевского национального университета им. Шевченко, Киев:

— Дуда хочет себя заявить как новатора внешней политики Польши. И в этом смысле он абсолютно чётко ориентируется на том, чтобы предоставить новое дыхание польской внешней политике, которая принесёт дивиденды не только Польше в Восточной Европе, но и самой восточной политике ЕС. И соответственно принесёт самому Дуде определенные очки.

И здесь украинская тема конфликта с Россией очень важна. Прежде всего, она непосредственно задевает интересы национальной безопасности Польши. Это уже отношения не столько с Украиной, это отношения Польши с Россией в рамках НАТО. Вспомним здесь о том, как долго шли переговоры по развёртыванию американской ПРО между Варшавой и Вашингтоном и которые до конца не были доведены. Но, тем не менее, Польши тогда удалось получить систему противовоздушной обороны Partiot.

Дуда мыслит стратегически, а не тактически. Во-первых, он видит, что Минский формат — абсолютно неэффективный и зашёл в тупик. С другой стороны,  и Меркель, и Обама, и Олланд повторяют как мантру, что Минскому формату нет никакой альтернативы, понимая, что эти соглашения нельзя выполнить. Но на них завязана вся политика ЕС и США. Потому что они подвязали санкции под эти Минские соглашения. И сложилась тупиковая ситуация. Здесь вопрос заключается в том, кто первый подаст  предложение развязать этот узел, тот получит приз. Во-вторых, Дуда видит, что нормандский формат ни к чему не обязывает. Почему? Потому что в нормандском формате каждая сторона преследует свои интересы. А результат может быть только в том случае, когда будет достигнут компромисс. А его можно достичь в том случае, когда есть общий интерес в чём-то.

А что мы видим? Для Германии очень важно замирить Путина. То есть любым способом, даже ценой территориальной целостности Украины, затушить этот конфликт, чтобы снять санкции и вернуться к экономической и, в первую очередь, энергетической кооперации с Россией. Кроме того, мощное немецкое лобби выступает за Россию. И в этой ситуации Меркель готова давить на Порошенко, чтобы он признал «ДНР» и «ЛНР», чтобы любым способом снять санкции.

Франция ещё со времён 19-го века традиционно придерживается русоцентричной политики и до сего времени смотрит на Украину сквозь призму российских интересов. Так чего мы можем ожидать от Олланда. И в итоге выходит, что никакого прогресса «нормандская» платформа не предоставляет Украине. И Дуда абсолютно прав, когда говорит, что «нормандский» процесс не работает, давайте превратим его в «женевский» формат.

 — А реально, какой вклад в урегулирование ситуации на Донбассе, может сделать Польша, кроме провозглашённого Дудой намерения присоединиться к переговорам?

— Когда включились глобальные игроки, то для них в этих форматах Польша будет «путаться под ногами». Но это не значит, что Польша не может выдвигать инициативы, как, например, было с Восточным Партнёрством. Это партнёрство может быть примером, когда эту инициативу уже берут ЕС и США как свою. Или же в эту польскую инициативу включают необходимые ресурсы. И такой ход является вполне реальным.

«ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА ПОЛЬШИ ЭТО — УКРЕПЛЕНИЕ ПРОУКРАИНСКОЙ И АНТИРОССИЙСКОЙ КОАЛИЦИИ В ЕС И НАТО»

Анджей ШЕПТИЦКИЙ, аналитик Института международных отношений Варшавского университета:

— В целом, Польше не очень нравится то, что переговоры относительно урегулирования ситуации на Донбассе проходят без нас. Ведь мы всегда считали, что Польша является главным экспертом по восточноевропейским вопросам в ЕС. Кроме того, Украина — наш сосед. Поэтому уже не первый раз Польша озвучивает предложения относительно потребности расширения «нормандского» формата и привлечения к нему также и Польши. Я лично думаю, что этого не будет.

И заявление заместителя главы Администрации Президента Украины Константина Елисеева о возможном изменении «нормандского» формата я рассматриваю как попытку более положительно отнестись к полякам, которые выступают с такой инициативой. Всё же этот голос о необходимости изменения формата прозвучал.

Но с другой стороны предложенная инициатива хорошо звучит для поляков. Дуда пытается показать, что он хочет усилить роль Польши в международных отношениях именно через предложение относительно расширения «нормандского» формата. А этот вопрос очень скоро стал у нас жертвой политических споров.

Что касается замечания министра иностранных дел Грегожа Схетыны, что Дуда должен подбирать слова, ведя речь об Украине, а также признании шефа польской дипломатии, что он узнал из сообщений СМИ об инициативе президента относительно необходимости изменения нормандского формата. У нас сейчас возникла ситуация, когда президент от одной партии, а правительство — от другой. И такие проблемы часто появлялись не только в Польше, но и во Франции, Украине. Давайте вспомним коабитацию, Ющенко-Янкович, а потом Ющенко-Тимошенко. Часто бывает, что такие вопросы особенно перед выборами становятся жертвами политической борьбы.

— Кстати, бывший министр иностранных дел и бывший спикер Сейма Радослав Сикорский в статье в Financial Times выразил сожаление, что ЕС как самостоятельная единица не подключился к переговорам относительно урегулирования ситуации на Донбассе...

— Думаю, что, действительно, для ЕС это было ошибкой. Особенно учитывая то, что ЕС претендует на важную роль в международных отношениях. Ведь ещё в феврале 2014 года и позже в апреле проходили переговоры в «женевском» формате при участии ЕС, США, Украина и Россия. Но позже почему-то ЕС выбросили из этого круга участников. И это показывает слабость общей внешней и безопасностной политики ЕС.  

Понятно, как вы уже сказали, что вряд ли Польше удастся изменить «нормандский» формат, а как тогда, действительно, может ваша страна помочь в реализации минских договоренностей, которым нет альтернативы, о чём говорит Схетына?

— Мне кажется, главная задача Польши это лоббирование в ЕС и НАТО, укрепление проукраинской и антироссийской коалиции. Свидетельством этого является первый визит президента Дуды в Эстонию. И мне кажется, что в этом антироссийском направлении Дуда будет двигаться. И это является положительным для решения украинского вопроса.

Что касается поставки вооружений, то это не вопрос к президенту, а, скорее, к правительству, которое отвечает за это. Поэтому нужно ожидать до выборов в Польше.

И, принимая во внимание, что лидеры ведущих стран ЕС заявляют, что единственным вариантом урегулирования ситуации на Донбассе являются Минские договоренности, то какой должна быть позиция Запада, ЕС и США, чтобы заставить Россию и поддерживаемых ею сепаратистов выполнять минские договоренности?

— По-моему, это должна быть жёсткая позиция относительно России. Но дело в том, что Запад не совсем хочет быть жёстким по отношению к Российской Федерации.

А насколько, по-вашему, является реальным продолжение в сентябре персональных санкций относительно граждан Российской Федерации, которые имеют отношение к эскалации ситуации на Донбассе, как об этом заявил на брифинге заместитель главы Администрации Президента Константин Елисеев?

— Если не будет военного заострения, то новых санкций не будет. Нам нужно сейчас сохранить существующие санкции против России. Я думаю, что все уже утомлены войной в Восточной Украине. И потому сейчас сложно говорить о новых санкциях.

Что касается расчёта Запада, что Путин, почувствовав плату за свои действия, начнёт менять свою политику относительно Украины. Это, скорее, вопрос внутренней экономической ситуации в России, потому что здесь внешнее влияние очень ограничено. И потому можно говорить, что на ближайшую перспективу конфликт на Донбассе замораживается.

«ЗАЯВЛЕНИЕ ГРОМКОЕ, НО НЕ ОБОСНОВАННОЕ»

Николай КАПИТОНЕНКО, исполнительный директор Центра исследования международных  отношений, Киев:

— Заявление нового польского президента говорит о его желании играть более активную региональную роль на фоне общего кризиса внешней политики ЕС. Заявление громкое, но не обоснованное. Берлин и Париж будут контролировать ход событий в Украине и вообще ситуацию на границах ЕС, не давая возможности малым государствам Союза взять на себя инициативу и влияние. В польском МИД, очевидно, это понимают в полной степени. В более общем плане кризис дипломатических усилий по урегулированию ситуации в Украине, как и любой кризис, будет генерировать популизм и желание сделать себе рекламу. В текущей ситуации от Польши нам желательно получить дипломатическую поддержку в международных организациях, укрепление трансграничного сотрудничества в обмен на разработку общего стратегического виденья будущего субрегиональной безопасности.

КСТАТИ

Премьер Польши Ева Копач вчера обвинила президента страны Анджея Дуду в отсутствии диалога с правительством. Она вновь призвала главу государства созвать заседание Совета национальной безопасности, сообщает информационное агентство dpa. По мнению польского премьера, такое заседание необходимо из-за ситуации в Украине. «Безопасность нашего государства, а также стабильность ситуации у наших соседей — это те темы, которые мы должны обсуждать, несмотря на партийную принадлежность», — сказала она. Копач еще три недели назад призвала Дуду созвать заседание Совета национальной безопасности для обсуждения вопросов внешней политики и безопасности страны. По ее словам, последние заявления Дуды о необходимости участия США и соседей Украины в переговорах по урегулированию конфликта на Донбассе свидетельствуют о том, что президент «не хочет с нами разговаривать».

Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ