Человечество должно избавиться от войны, иначе война избавится от человечества.
Джон Кеннеди, 35-ый президент США

Дело рейса MH17: Россия перед судом народов

«Важно установить остальных людей, которые могут быть причастны к преступлению», – руководитель следственной группы от Украины Гюндуз МАМЕДОВ
10 марта, 2020 - 19:00
ФОТО REUTERS

Начался суд по делу о гибели малазийского «Боинга» в небе над Донбассом, который, несомненно, войдет в историю, несмотря на то, что, из-за позиции России, заблокировавшую соответствующую резолюцию Совета Безопасности ООН, процесс не носит международного характера, а проходит в рамках уголовного законодательства Нидерландов. Однако суд в Гааге будет иметь международное значение и большой резонанс, как юридический, так и политический. Обвинения предъявлены четырем подозреваемым по следующим пунктам: уничтожение рейса MH17, что привело к гибели всех находившихся на борту людей, что влечет наказание в соответствии с 168-й статьей уголовного кодекса Нидерландов; и убийство 298 человек, находившихся на борту рейса MH17, что наказывается в соответствии с 289-й статьей уголовного кодекса Нидерландов. Международная следственная группа, которая расследовала катастрофу «Боинга», пришла к выводу, что он был сбит из установки «Бук», прибывшей на восток Украины из российской военной части.

Ни один из четырех обвиняемых на первом заседании Окружного суда Гааги не появился и, очевидно, в дальнейшем тоже не появится. Все они занимали те или иные командные должности в сепаратистской «ДНР» и имели непосредственное отношение к транспортировке с территории России на территорию Украины и обратно установки «Бук», из которой и была выпущена роковая ракета, сбившая «Боинг». Однако, судя по ранее опубликованным материалам, ни один из подсудимых не был ни непосредственным исполнителем преступления, т. е. уничтожения «Боинга», ни тем, кто отдал приказ о переброске установки «Бук» из Украины в Россию. Они были только исполнителями этого приказа. Также, как следует из известных материалов, ни один из четверых подсудимых непосредственно не отдавал приказ сбить «Боинг». Скорее всего, такой приказ отдал командир расчета «Бука», доставленного в «ДНР». Кстати сказать, уже в начале процесса сторона обвинения заявила, что в 2014 году в Донбасс были отправлены, по меньшей мере, две зенитно-ракетных установки «Бук». Но одна из этих установок, доставкой которой руководил офицер ГРУ Олег Иванников, не доехала до пункта назначения из-за поломки.

Что же касается приказа о доставке из России в Украину установки «Бук», то, как представляется, его мог отдать, как минимум, министр обороны России Сергей Шойгу. Однако нельзя исключить того, что данный вопрос вообще решался на уровне президента Владимира Путина. В суде представитель обвинения заявил, что расследование продолжается, и следователи пытаются установить личности экипажа «Бука», а также тех, кто отдавал им приказы. Боюсь, что экипаж «Бука», даже если суд в Гааге установит фамилии убийц, что представляется крайне маловероятным, особенно без содействия России (а она при Путине никакого содействия точно оказывать не будет), привлечь к ответственности вряд ли удастся. Принимая во внимание склонность Путина и его команды «зачищать концы», можно предположить, что членов экипажа злосчастного «Бука», включая его командира, уже нет в живых (Кремль не любит оставлять в живых свидетелей своих преступлений, а экипаж «Бука» — это не только преступники, но и важнейшие свидетели!). Конечно, окружной суд в Гааге — суд независимый, и он не обязан механически проштамповать выводы следствия. Однако, принимая во внимание уже известные доказательства, остается мало сомнений, что приговор будет обвинительным. Если же вдруг случится сенсация, и подсудимых оправдают за недостатком улик, то такое решение было бы чисто политическим и обусловленным давлением правительства Нидерландов, которое бы не захотело ссориться с Россией. Однако подобное кажется совершенно невероятным, так как в этом случае престиж суда в Гааге упал бы ниже плинтуса, и общественное возмущение было бы столь велико, что грозило бы политическим кризисом.

ФОТО REUTERS

Судя по всему, Россия до конца будет отрицать свою причастность к уничтожению «Боинга» над Донбассом и всячески ставить палки в колеса процессу в Гааге, как ранее она всячески мешала следствию по этому делу. Весьма показательно, что уже через полчаса после начала процесса заседание было прервано по техническим причинам: сайт суда на время стал недоступен. Думаю, не ошибусь, если предположу, что хакерская атака на сайт Окружного суда в Гааге имела российское происхождение. И уже в преддверие суда начали вновь реанимировать старые версии, давно уже проанализированные и отвергнутые международным следствием. Тут и украинский «Бук», тут и утверждение, что «Боинг» будто был сбит запуском ракеты с территории, где никак не могли находиться средства ПВО сепаратистов. Не удивлюсь, если спустя некоторое время по второму или по третьему кругу история с украинским истребителем, якобы сбившем «Боинг» вблизи Снежного. И свидетели, подкрепляющие все эти фантастические версии, вновь будут появляться пачками, а прокремлевские СМИ, не только в России, но и по всей Европе, будут гневно возмущаться, что в Гааге не хотят выслушать новых важных свидетелей.

Будем надеяться, что на нидерландский суд эти пропагандистские вбросы никакого влияния не окажут, а европейская общественность будет воспринимать их по принципу: на воре и шапка горит. На общественность Украины и Европы российская пропаганда вряд ли окажет существенное влияние, в отличие от уже оболваненного большинства российского населения. Наоборот, в Европе процесс в Гааге, который продлится не менее года, наверняка будет способствовать росту антироссийских настроений. Если бы Кремль догадался, что признание вины и выплата компенсаций родственникам жертв была бы оптимальной линией поведения, и так бы и поступил, антироссийские настроения бы только уменьшились. Но Путин верит, что любое признание своей вины — это проявление слабости, недопустимое для великой державы. И Кремль уже дал ясно понять, что будущий приговор в Гааге не признает и компенсаций жертвам платить не будет. Недаром же в Конституцию России вносится поправка о приоритете российских законов над международным правом. Остается только ждать прихода демократии в Россию.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ