Один из признаков искусства - это его неудержимое влияние на развитый интеллект.
Николай Хвильовий, украинский прозаик, поэт, публицист

О «проклятии Молдовы»

Оазу НАНТОЙ: «Коррумпированное государство не может защитить себя от России»
5 декабря, 2015 - 21:38
Фото Reuters

Тысячи демонстрантов вышли в минувшее воскресенье на улицы Кишинева, требуя отставки действующей власти. Акции протеста, которые продолжаются более трех месяцев, также прошли и в других молдовских городах: Кагуле, Оргееве, Бельцах, Сороках и Каушанах. Как и ранее — людей на улицы вывела Гражданская платформа «Достоинство и правда» (DA).

На митинге в Кишиневе активисты приняли резолюцию, в которой подчеркивается необходимость расследования «ограбления века» (вывод € 1 млрд. выделенных Нацбанком на поддержку банков страны), сокращение количества депутатов со 101 до 71, возможность самостоятельно избирать президента страны и расследовании Интерполом деятельности олигарха Влада Плахотнюка относительно его причастности к «ограблению века». Кроме того, демонстранты начали сбор подписей для проведения референдума, который бы позволил «вернуть государство народу и избавиться олигархов».

По словам одного из лидеров DA Василия Нестасе Платформа нашла средства для борьбы с нынешней властью, пишет Point.md. Как отметил Нестасе, первый шаг  — внесение поправок в Конституцию, после чего последует «создание незапятнанной альтернативы для нынешней власти». «Третье, что мы сделаем — это освобождение захваченных властью государственных учреждений», — подчеркнул он.

«День» обратился к программному директору Института общественной политики Оазу НАНТОЮ (Кишинев) с просьбой прокомментировать ситуацию в Молдове, а также то, что может сделать Запад для решения политического кризиса в этой стране.

— Обязанности действующего президента Николае Тимофти заканчиваются в марте 2016-го года. До этого времени никто не изменит конституцию страны, а Тимофти не уйдет в отставку. Перед молдавским обществом, если мы не «свалимся» в досрочные выборы, будет та же проблема: президента будет выбирать парламент и открытым будет вопрос — кто сможет его выбрать и кто будет преемником Тимофти? В Молдове нет никаких иллюзий относительно президента, избранного нашими «проевропейскими бандитами» и так называемыми «коммунистами».

Требования Гражданской платформы эмоциональные, и их нельзя реализовать. Что касается привлечения к ответственности Плахотнюка — это даже немного романтично. Молдова считается «захваченной страной», символом которой и стал господин Плахотнюк.

Остается открытым вопрос — сможет ли гражданская платформа «Достоинство и правда» стать реальной политической партией. На правом фланге у нас обвал рейтингов тех партий, которые находятся в парламенте долгое время. Теперь возникает вопрос: появится ли альтернатива, чтобы избиратель имел право выбора на «правом секторе»? До недавних пор молдавское общество шантажировали: если вы не проголосуете за нас, то придет страшный Путин ... Партия коммунистов Молдовы — в процессе отмирания, но из ее трупа прорастают два кремлевских проекта: Партия социалистов и Наша партия во главе с одиозным Ренато Усатым.

На правом фланге вопрос остается открытым, но пока рано хоронить Либерально-демократическую партию. Если она сумеет перейти в жесткую оппозицию к режиму Плахотнюка, то тогда возможно начнет догонять потерянный рейтинг. Однако об этом рано говорить.

Ситуация осложняется тем, что Конституционный суд вынес решение: если правительство не будет сформировано до 29 января, то президент обязан будет подписать указ о роспуске парламента и назначении внеочередных выборов.

Молдова сейчас переживает многосторонний кризис. Существует термин «идеальный шторм», в Молдове — «идеальный кризис», при котором все властные структуры парализованы, политический класс потерял общественное доверие, а альтернативы пока нет. Кстати, Партия социалистов — это партия путиноидов, мутантов. Это — люди, которые официально позиционируют себя как «экспоненты путинской идеологии», «русского фашизма». Тот факт, что такие партии пользуются поддержкой избирателей — свидетельство того, что общество находится в глубоком моральном кризисе, спровоцированном политиками, которые проституировали идею европейской перспективы для Молдовы.

— Что, на ваш взгляд, может сделать Европа, чтобы помочь Молдове справиться с этой проблемой?

— Мы довольно однозначно плывем к красной линии под названием failed state (несостоявшееся государство, страна-банкрот). Молдова зависит от внешнего финансирования. Конечно, она может выжить, но очень сильно придется урезать социальные компоненты. Тем не менее, ЕС должен отказаться от дипломатической оценки ситуации в Молдове и проводить достаточно жесткую и однозначную политику пряника и кнута: если вы провели реформу и она заработала, мы дадим вам денег. Если не провели — ничего не дадим.

Господин Плахотнюк после того, как акции протеста 4 октября были направлены против него, не смог адекватно оценить обстановку и пошел на шаги, которые загнали ситуацию в тупик. Он убрал экс-главу Либерально-демократической партии Филата, который сейчас находится под домашним арестом. В партнерстве с российским агентом Игорем Додоном и Владимиром Ворониным, Плахотнюк организовал отставку правительства во главе со Стрельцом. Это — двойное обезглавливание ЛДПМ. Расчет был на обвал этой партии и на то, что ее фракция, в которой осталось 18 человек, послушно придет на поклон к Плахотнюку, и он создаст очередное, так называемое «проевропейское правительство», над которым будет иметь полный контроль. Но пока этот сценарий не сработал. ЛДПМ продолжает сохранять единство своих рядов, и на переговорах она выдвинула четкие требования, в частности — выход ключевых государственных структур из-под контроля Плахотнюка. Если ЛДПМ не откажется от своей позиции, то не исключено, что господин Плахотнюк может пойти даже на левоцентристскую коалицию. Молдова находится в системном кризисе, и поводов для оптимизма нет.

— А как вы оцениваете роль России в этом кризисе?

— Самая сильная пропутинская партия в Молдове — это партия коррумпированных чиновников и политиков. Коррумпированное государство не может защитить себя от России, не говоря о том, что Москва хорошо знает, что происходит в экономическом секторе Молдовы.

Россия использует весь спектр «мягкой» силы плюс информационные войны, чтобы изменить настроения общества в свою пользу. В частности, это — русская православная церковь, сеть НПО, которые финансируются из России, российские телевизионные каналы и конечно — агентура, которую представляют такие «мутанты» как Додон и другие.

Существует также вариант с эксплуатацией Гагаузской автономии, но я бы не спешил с радикальными заявлениями. Сейчас там стабильность, и нет оснований говорить, что Гагаузия готова что-либо уничтожать по указке Кремля.

Уровень коррупции и безответственности политиков, которые приватизировали европейскую идею — открыл пространство для российской «мягкой» силы в Молдове.

Игорь САМОКИШ, «День»


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ