...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

Путин надолго

Он сейчас очень мало отличается от пожизненно избираемых центрально-азиатских владык
11 марта, 2020 - 18:53
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

То, что первым предложил Владислав Сурков в своем «прощальном» интервью, вот-вот обретет силу закона — это идея обнуления прежних президентских сроков после принятия нынешних поправок в конституцию России. Соответствующую идею в Думе озвучила первая женщина-космонавт Валентина Терешкова и приняли ее с поистине космической скоростью — всего за пять часов, включая время, потребовавшееся для приезда в Думу самого Путина и его выступления. Валентина Владимировна предложила, что, поскольку все будто бы согласны с тем, что Владимир Путин должен «оставаться рядом»,  то «вопрос стоит не о нём, а о нас, гражданах России, и её будущем. Если так, то зачем крутить и мудрить, зачем городить какие-то искусственные конструкции? Надо всё честно, открыто и публично предусмотреть. Или вообще убрать ограничения по числу президентских сроков в конституции. Но что я точно знаю — само наличие такой возможности для действующего президента, учитывая его мощнейший авторитет, — это стабилизирующий фактор для нашего общества». И простодушно призналась, что россияне с опаской думают о том, что их ждёт после 2024 года. Правда, не уточнила, что многие как раз опасаются того, что Путин останется у власти навсегда, превратившись в несменяемого «царя-батюшку».

Владимир Владимирович же так отреагировал на инициативу, несомненно, заранее с ним согласованную: «Мы видим, насколько сложно складывается ситуация в мировой политике, в сфере безопасности, в глобальной экономике. Здесь ещё и коронавирус к нам прилетел, и цены на нефть пляшут и прыгают, а вместе с ними и курс национальной валюты и биржи. Но, кстати говоря, воспользуюсь этой трибуной, чтобы сказать: уверен абсолютно, мы этот период пройдём, пройдём достойно. И экономика в целом будет укрепляться, и важнейшие отрасли производства будут более мощными и конкурентоспособными. Но надо работать, и работать вместе, консолидированно. Однако всё это, безусловно, создаёт для нас дополнительные риски и, как сейчас говорят, вызовы. При этом в мире, конечно же, — об этом тоже мы говорим всегда, знаем об этом — есть и те, кто хотел бы сдержать Россию, и для этого готов использовать любую возможность... При этом все прекрасно понимают, что и внутри страны у нас, к сожалению, многое ещё пока, что называется, сделано, как в народе говорят, «на живую нитку», и пока ещё очень много у нас уязвимого. Это касается и внутриполитической стабильности, межнационального и межрелигиозного согласия, экономического и социального развития. Поэтому понятно, почему в ходе работы над поправками возник и обсуждается всё острее и активнее вопрос о том, как будет формироваться высший институт государственной власти в России, а именно институт президентской власти. Ведь именно Президент является гарантом Конституции, а если сказать проще, по-другому, является гарантом безопасности нашего государства, его внутренней стабильности и внутреннего, ещё раз это скажу, эволюционного развития. Именно эволюционного, нам достаточно уже было революций, Россия свой «план по революциям» выполнила».

После столь длинной преамбулы президент перешел к сути дела: «Считаю и глубоко убеждён в том, что сильная президентская вертикаль для нашей страны, для России, абсолютно необходима. И сегодняшняя ситуация в экономике, я уже только что об этом сказал, не только в экономике, в сфере безопасности, лишний раз нам об этом с вами напоминает. Прежде всего это необходимо для стабильности...

Строго говоря, формально сегодня можно было бы отменить ограничения по срокам, тем более что во многих других странах, в том числе у наших соседей, такая практика существует, никаких ограничений по количеству сроков избрания главы государства нет... В условиях, когда страна переживает такие вот потрясения и такие сложности проходит, конечно, — а в нашем случае мы ещё не всё преодолели после развала Союза, это тоже понятно, — стабильность, может быть, и важнее, и должна находиться в приоритете. Особенно, повторю, в то время, когда у страны ещё много проблем. Но когда политическая, экономическая, социальная сферы обретают внутреннюю устойчивость, зрелость, когда государство становится, безусловно, более мощным и трудно уязвимым извне, тогда на первый план, безусловно, выходит именно возможность сменяемости власти. Она нужна для динамики развития страны. А мы?то с вами как раз принимаем поправки не на год, не на два и даже не на десять, я надеюсь, на более отдалённую историческую перспективу, хотя бы лет на 30-50. И в этой долгосрочной перспективе общество должно иметь гарантии, что регулярная смена власти будет обеспечена. О будущих поколениях нам с вами нужно подумать. Потому считаю всё-таки нецелесообразным убирать из Конституции ограничение по количеству президентских сроков.

Второе предложение, по сути, означает снять ограничения для любого человека, для любого гражданина, включая действующего Президента, и разрешить в будущем участвовать в выборах. Естественно, в ходе открытых и конкурентных выборов. Ну и, разумеется, только в случае, если граждане поддержат такое предложение, такую поправку, скажут «да» в ходе общероссийского голосования 22 апреля текущего года.

В принципе этот вариант был бы возможен, но при одном условии, а именно: если Конституционный Суд Российской Федерации даст официальное заключение, что такая поправка не будет противоречить принципам и основным положениям Основного закона, Конституции».

Невольно подумаешь, что и коронавирус россияне изобрели, а затем в Китай забросили, и цены на нефть специально обвалили аккурат перед вторым чтением конституционных поправок и внесения в самый последний момент самой важной из них, позволяющей Путину остаться у власти, если доживет, аж до 2036 года. А все для того, чтобы депутаты, а потом и все россияне, напуганные нестабильностью, проистекающей от коронавируса и обвала нефтяных цен, послушно проголосовали бы за пожизненное путинское президентство (если доживет до 2036 года, можно будет просто еще раз поменять конституцию). Теперь у оппозиции как будто появился повод для массовых протестов против назначения Путина царем, но тут как раз коронавирус пригодился: московская мэрия под предлогом борьбы с эпидемией и тотчас после принятия поправки об обнулении сроков запретила на месяц все массовые собрания с числом участников более 5 тысяч человек. Кстати сказать, этот запрет, и именно под маркой борьбы с коронавирусом Алексей Навальный предвидел и заранее написал о нем в своем твиттере. Собственно, возможность обнуления президентских сроков была заложена с самого начала, как только Путин представил свои поправки. Причем никакой специальной поправки не требовалось, а только соответствующее определение Конституционного суда, который, конечно же, в нужный момент его бы безропотно принял. Но Путин решил сразу расставить все точки над и получить нужное определение КС в самое ближайшее время. А вообще принятие поправок в конституцию и поведение Путина очень напоминает пушкинского «Бориса Годунова»:

Народ еще повоет да поплачет,

Борис еще поморщится немного,

Что пьяница пред чаркою вина,

И наконец по милости своей

Принять венец смиренно согласится;

А там — а там он будет нами

править

По-прежнему.

Теперь Путин  может в 2024 году выбирать — то ли самому идти на выборы, то ли пускать на них Медведева, у которого, кстати сказать, единственный президентский срок тоже обнулится. Решение, очевидно, будет зависеть от многих факторов: состояния здоровья Путина, экономическое положение и настроение общества, а также степень избираемости Медведева к тому времени. Но в любом случае Владимир Владимирович сейчас очень мало отличается от пожизненно избираемых центрально-азиатских владык. Вот только один вопрос возникает: если в России через три десятка лет после распада СССР все так плохо и в экономике, и в обществе, что стабильность может обеспечить только пресловутая «президентская вертикаль», то не является ли главным виновником этого сам Владимир Владимирович, находящийся у власти последние 20 лет? Дай Бог, чтобы этот вопрос возник у большинства россиян, когда они пойдут на «всенародное голосование» по поправкам в конституцию.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ