Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Чистый лист для реформы

Сможет ли следующий парламент решить вопрос введения рынка земли в Украине?
9 июля, 2019 - 17:20
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Судя из заявлений Зе-команды, исполнительная власть и новый парламент осенью сделают  очередной подход к штанге под названием «земельная реформа». До сих пор она была или же совсем неподъемной, или же в решающий момент выскальзывала из рук атлета, перепуганного предвыборными вскриками о «о родной матушке-земле», несовершенстве судебной системы, недопустимости такой реформы в стране сплошной коррупции и тому подобное.

Нужно сказать, каждой попытке предшествовала широкая дискуссия в среде аграриев и экспертов, которые придирчиво обсуждали основной и несколько альтернативных законопроектов. Были среди них такие, которые можно назвать вершиной компромисса между громадами, государством и производителями. Казалось, что в них были учтены  все риски, среди которых спекуляция земельными участками, скупка угодий иностранцами, концентрация больших массивов в одних руках, возникновение так называемых шахматных клеточек на угодьях хозяйств и тому подобное. Однако выборы отодвигали эти наработки в сторону. Здравый смысл подсказывал, что их нужно было бы достать из-под сукна,  и продолжить работу, однако все почему-то начиналось с нуля, причем очень вяло, процесс опять достигал пика перед выборами и потом, как всегда, угасал.

Но бросается в глаза, что  каждый раз правила земельного рынка смягчались, некоторые из них вообще исчезали. А на протяжении последних пяти лет в среде законодателей и экспертов даже возникло движение за рынок земли без правил, мол, не нужно никакого закона об обращении сельхозугодий, поскольку все, что нужно для покупки-продажи земельных участков сельскохозяйственного назначения, есть в Земельном и Гражданском Кодексах. Однако интересы государства, сельских громад, аграриев требуют четких правил поведения с землями сельскохозяйственного назначения, которые будут прописаны по европейским стандартам с учетом украинской специфики. Изучаем опыт Германии, Польши, особенно Прибалтики, которой также пришлось преодолевать последствия колхозной системы.

КАК ОБОЙТИ ЛИТОВСКИЕ «ГРАБЛИ»?

В Литве земельная реформ длилась на протяжении 30 лет, рассказывает заместитель главы комитета по вопросам сельских дел Литовского Сейма Казис Старкявичус. Было много дискуссий, сомнений, ошибок, но постепенно приближались к поставленной цели. Литовская власть начала с того, что продемонстрировала уважение к частной собственности. Вернула прежним владельцам их наделы, которыми они владели до  советской оккупации. Но было немало и свободной государственной земли, которую разделили на паи. Установили лимиты: физическое лицо могло иметь максимум 500 гектаров, а юридическое — 2000 гектаров. Однако впоследствии поняли, что это ошибка, поскольку рынок начал перекашиваться  в сторону юридических лиц. А потому депутаты обратились с уточнением в Конституционный Суд, который пришел к выводу, что все субъекты рынка должны быть в равных условиях: в одни руки не больше — 500 гектаров. Но ошибка была в том, что законодатели не урегулировали вопрос с так называемыми связанными лицами. Вышло так, что некоторые лица получили возможность накапливать большие массивы. Гость сделал уточнение относительно понятий юридические и связанные лица. Последней в Литве считается семья: муж, жена, дети до 18 лет. Если гражданин имеет часть в бизнесе не менее 25%, то он уже может рассчитывать на свой земельный минимум.

Относительно продажи сельхозугодий иностранцам. В 2004 году Литва вступила в ЕС. Но закон имел норму, которая в течение 10 лет запрещала продавать землю зарубежным  гражданам. И это был оправданный шаг. Потому что литовцы не могли сравняться с гражданами ЕС по уровню состояний. Когда окончился переходный период, законодатели выторговали еще пять лет. Всего 15. Этого в целом хватило, чтобы местные фермеры стали на ноги и стали более-менее конкурентоспособными относительно западноевропейских. Кое-кто из депутатов настаивал, чтобы это ограничение действовало и дальше, и относительно этого был достигнут общественный консенсус. Но потенциальные покупатели стали обращаться в Европейский Суд по правам человека, чтобы отменить эту норму. И теперь рынок открыт для инвесторов, но часть иностранных владельцев составляет не больше 7%. Почему же так мало? Сдерживает ограничение — не больше 500 гектаров, тогда как юридическим лицам выгодно покупать большие массивы, не менее 5 тысяч гектаров.

ОДНА КОРОВА НА ГЕКТАР

Господин Старкявичус связывает нынешние успехи сельского хозяйства Литвы именно с земельной реформой и членством в ЕС. Кредиты стали более доступными, фермеры начали получать помощь от Евросообщества. «По производительности дойных коров мы уже сравнялись со старыми странами Европы, — рассказывает литовский депутат. — К нам приезжал президент Беларуси Александр Лукашенко, который обратил внимание на запущенные земли. Я поинтересовался у него, а сколько в его колхозах доят на корову? Он ответил, что в среднем 3,5 тыс. кг. Я ему посоветовал: не сейте там, где не растет, потому что ваша колхозная система вас никуда не приведет. К чему я веду? Это ваша страна, поэтому должны выписать закон так, чтобы он способствовал сельскохозяйственному производству, развитию сельских территорий, а потому нужно, чтобы его обсудили все слои аграриев совместно с громадами».

Почему же не обрабатывалась земля? Такие угодья в основном сосредоточивались вокруг Вильнюса. Они имеют достаточно низкий балл плодородия, но на них можно заниматься животноводством, однако желающих не было. Тогда литовские депутаты  стали думать, где допустили ошибки. Внедрили норму, согласно которой владелец земли, который ее не обрабатывает, облагается таким драконовским налогом, что лучше от нее избавиться.

Когда вводили рынок земли, о стимулах для развития животноводства не подумали. Соответствующие механизмы внедрили лишь в 2014 году. С тех пор на площадь, которой владеет фермер, должно приходиться определенное поголовье животных. Например, одна корова на гектар. Эта норма способствовала увеличению производства молочных и мясных продуктов, в системах питания растений выросла доля органических удобрений.

Прямую поддержку литовские фермеры стали получать с 2004 года, однако она значительно ниже от той, которая выплачивается в так называемых старых европейских странах: 260-360 евро против 180 евро на гектар. Польские фермеры имеют — по 220 евро. Кроме того, ЕС постоянно привлекает фермеров к участию в разных инновационных программах, которые дали возможность полностью обновить технические парки хозяйств и оборудование перерабатывающих цехов.

ПОКУПАТЕЛИ С ХОРОШЕЙ РЕПУТАЦИЕЙ

Кто же в Литве имеет право на приобретение сельхозугодий? Обязательно ли это должен быть человек, который живет и работает на земле, должен ли он иметь сельскохозяйственное образование? Таким правом наделены граждане Литвы, ЕС, стран-кандидатов в ЕС, еще большой группы стран, но далеко не всех, объяснял литовец. Никаких ограничений, относительно образования, местожительства или профессии нет. Первое право на покупку имеет пользователь, второе — сосед, третье — государство, но оно может вмешаться в этот процесс и раньше в том случае, если кто-то, по его мнению, является покупателем с плохой репутацией.

Возможен кредит под залог земли, которая покупается. Проценты небольшие — максимум 5%. Если банки берут землю в залог, то тело кредита составляет 50-70% от стоимости земли, если покупаются государственные угодья, покупатель получает ее в рассрочку на 15 лет под 5% годовых. В первый год государству нужно оплатить 10% обусловленной суммы, потом каждый год равными частями.

В 2000-ом рыночная стоимость земли  составляла 500 евро/га, после вступления в ЕС цена сразу подскочила до 1500-2000 евро/га, но когда поменяли литас на евро, ее средняя стоимость взлетела до 5000 евро за гектар.

Государственные земли продаются на аукционах, но после того, как был определен земельный минимум площадью 500 гектаров, одновременно внедрили норму, согласно которой те, кто использовал землю на протяжении пяти лет до принятия данного закона, могли приобрести землю без аукциона по рыночной цене. Таким образом в частные руки перешло около 0,5 млн гектаров. Поскольку фонд государственных земель уменьшился, из него продаются лишь небольшие участки до одного гектара, для того, чтобы увеличить площади минимальных хозяйств, или консолидировать угодья. С 2003 года было решено, что земля должна сдаваться в аренду не меньше, чем на 25 лет, чтобы хозяева могли строить фермы, перерабатывающие цеха и другие сооружения.

Мелким фермерским считается хозяйство до 100 гектаров. Все владельцы земли платят единый налог на землю в размере до 4% от ее средней рыночной цены. Но конкретный процент устанавливают органы местного самоуправления, его размер может составлять от 0 до 4%. Но эту норму нужно установить до 1 июля, чтобы фермер знал, сколько нужно платить в будущем году. За землю, которая не обрабатывается, по закону, сразу устанавливается налог, минимум 4%. Средний размер арендной платы — 100 евро. Арендуется около 30% угодий.

— Что сегодня вы сделали бы по-другому? — спросили у господина Старкявичуса.

— Запретил бы продажу сельхозугодий юридическим лицам, — заявил он. — На то время я тоже был фермером, выступал против этой нормы, предупреждал о рисках, но убедить политиков не удалось. Потому что председатели колхозов имели большую власть. Если бы были только физические лица, не было бы никаких проблем, а потому и вам советую хорошо подумать над нашим опытом.

Еще перед президентскими выборами заместитель главы Комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений Александр Бакуменко представил на рассмотрение аграрного сообщества несколько концептуальных вариантов земельной реформы: «регулируемый рынок», «контролируемый рынок», «либеральный рынок».  По каждому из них разработано по несколько законопроектов. Всплывут ли они на первой сессии очередного созыва Верховной Рады, или опять все начнется с чистого листа? В конечном итоге, можно и из чистого, но нужно вписать в него большинство из наработок предыдущих лет. Как по мне, нужен большой земельный хурал с участием наивысших должностных лиц государства, законодателей, аграриев, представителей местных громад, он может состояться и в форме парламентских слушаний, на которых следовало бы, наконец, расставить все знаки препинаний в одном из важнейших вопросов государства — земельном.

Александр КАРПЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ