Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

НБУ – это не ФРС, Банк Англии или Национальный банк Швейцарии

Регулятор действует не совсем «по размеру одежды»
5 февраля, 2019 - 18:44
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

В последний день января Правление Нацбанка приняло решение оставить учетную ставку на уровне 18%. Среди экономистов, которые считают, что рост экономики cейчас является приоритетной задачей Украины, такое решение не вызвало одобрения. С одной стороны, многие и не ждали снижения ставки. С другой стороны, совсем не лишена основания мысль, что довольно высокие ставки по кредитам реальному сектору экономики, на которые, пусть и опосредствовано, влияет учетная ставка НБУ, не способствуют ускорению роста ВВП. За прошлый год украинская экономика выросла максимальным темпом последних семи лет — на 3,3% (согласно оценкам Национального банка). Однако в 2019 году, по утверждению самого Правления НБУ — из-за жесткой монетарной политики, которая необходима для снижения инфляции до цели, и сдержанной фискальной политики, обусловленной погашением значительных объемов государственного долга в этом году, рост реального ВВП может замедлиться до 2,5%. Обоснованно это? Низкая инфляция или падение роста ВВП? В связи с этим ряд экспертов робко надеялись на снижение учетной ставки. Тем более, что инфляцию по итогам 2018 года удалось удержать в пределах однозначного значения.

А вот кредитование предприятий за прошлый год выросло лишь на 3,8%. С учетом того, что отношение выданных банками кредитов предприятиям к ВВП находится на уровне около 30%, такие темпы роста кредитования не придают оптимизма.

Есть ряд факторов, сдерживающих активизацию кредитования, и высокие ставки по кредитам, — один из них. Высокая учетная ставка обусловливает высокие ставки по ОВГЗ и депозитным сертификатам НБУ. Есть ли у банков стимул кредитовать промышленных производителей, когда можно без наименьшего риска вложить деньги в государственные ценные бумаги и депозитные сертификаты, да еще и с довольно привлекательной прибыльностью? Вопрос риторический. Наверное, потому некоторые эксперты выступали за снижение Нацбанком учетной ставки — чтобы таким образом дать сигнал к уменьшению привлекательности ценных бумаг правительства и НБУ, что должно было в определенной степени стимулировать банки к активизации кредитования реального сектора экономики.

Бесспорно, номинальный якорь в виде цели по инфляции может быть достигнут лишь при большом доверии к действиям монетарной власти. И, чтобы заслужить доверие, необходимо идти на определенные расходы ради поставленной цели. Но вопрос в том, оправдывает ли всегда поставленная цель средства? Особенно если побочным эффектом является отсутствие способствования росту экономики ...

Нобелевский лауреат Д. Стиглиц писал — «многие бывшие коммунистические страны в большинстве своем обратилось к капитализму, но некоторые из них выбрали искаженный вариант рыночной экономики. Они поменяли своего бога Карла Маркса на нового — Милтона Фридмана. Но новая религия хорошо им не служит». Ценовая стабильность является благодатной средой для экономического роста, но никак не фактором, обеспечивающим рост. Проведенная в Украине в последние годы монетарная политика подчинена благим целям обуздания инфляции и стабилизации финансового сектора, но не особенно учитывает динамику развития реального сектора экономики. Она осуществлялась в определенной степени автономно от реальных экономических и социальных процессов.

Следствием этого, а конкретно, достаточно высоких ставок по кредитам прямому заемщику, которые обусловлены и уровнем учетной ставки НБУ, стала недостаточная загрузка производственных мощностей большинства отраслей промышленности Украины, при которой в значительной степени не используется их потенциал. В структуре капитальных инвестиций (по итогам 9 месяцев 2018 года) банковские кредиты составляют 7%, в то время как собственные средства предприятий — 73,2%. Такие источники инвестиций, как средства местных бюджетов и деньги населения на строительство жилья по удельному весу превосходят банковские кредиты.

Думаю, нам нужно двигаться к тому, чтобы приоритеты в денежно-кредитной сфере по возможности совпадали с приоритетами в развитии реального сектора экономики. Реализация монетарной политики должна проходить в увязке с промышленными приоритетами. Именно в реальном секторе создаются условия для роста и модернизации экономики. Но возможности банковской системы используются не в полной мере.

Монетарная политика, в том числе, должна способствовать экономическому росту, а не только служить средством борьбы с инфляцией. Борьба с инфляцией, которая способствует стагнации кредитования, делает экономику Украины менее стойкой к влиянию внешних шоков. В сегодняшней ситуации борьба с инфляцией любой ценой приведет к ограничению потенциала экономического роста. Впрочем, ряд специалистов уверены, что уже привела ...

Кредит трактуется как канал, увеличивающий количество денег в обращении, и в этом смысле он таит в себе угрозу повышения инфляции. Чтобы нивелировать негативные нюансы, расширение кредитования должно быть направлено на обновление и модернизацию основных фондов, повышение качества продукции и стимулирование роста эффективности труда.

Политика высоких процентных ставок, которая реализуется сейчас НБУ, конечно, имеет право на жизнь, поскольку позволяет существенно ограничить темпы инфляции, а, следовательно, и рост расходов у отечественных производителей. Способствует она и большей стабильности валютного курса. Но эта политика была бы более эффективной в условиях высокой инвестиционной активности и при более высоких темпах экономического роста. Попытка погасить инструментами монетарной политики все ценовые шоки в условиях малой открытой экономики, зависимой от мировых цен на сырье, не может привести к комплексному успеху.

Решение Нацбанка относительно сохранения учетной ставки на достаточно высоком уровне имеет безусловную ценность в свете его основной задачи — обеспечения стабильности национальной денежной единицы (через стабильность ее внутренней покупательной способности). Но эти же действия не синхронизированы с главной задачей экономики в данный момент, которая, я убежден, заключается в ускорении темпов роста, что должно найти отражение в повышении уровня благосостояния граждан. Сейчас есть несоответствие между приоритетами реализованной Нацбанком монетарной политики и приоритетами структурной политики, ориентированной на переход к инновационной модели развития. Это несоответствие необходимо преодолевать. Как? Через поиск компромиссных решений между правительством (если оно стремится к ускорению экономического роста за счет перехода к инновационно— высокотехнологической модели экономики) и Нацбанком...

Подводя итог, скажу о том, что не всем моим коллегам из Нацбанка понравится. Нам всем очень важно понимать, что НБУ — это не ФРС, Банк Англии или Национальный банк Швейцарии. Реальность деформированного финансового рынка другая. Очень интересные и прогрессивные вещи пишут специалисты по монетарному блоку, объясняя свои решения по учетной ставке. Но, так уж ли целесообразно говорить теми же словами и действовать теми же методами, словно вы находитесь в лондонском Сити или не спеша прогуливаетесь по улицам Вашингтона? Одна из проблем в том, что НБУ, который является интеллектуальным лидером в среде госорганов, пытается играть роль банка, который находится в развитой экономике и действует не совсем «по размеру одежды».

Богдан ДАНИЛИШИН, председатель Совета Национального банка Украины
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ