Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

От богатства до... бедности

Набор украинских кризисов за 27 лет независимости. Часть первая: «Экономика»
21 августа, 2018 - 18:32
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

За 27 лет независимости украинцев уменьшилось на 10 миллионов. По официальным данным, в настоящее время нас — только 42 миллиона. По неофициальным — еще меньше. По данным «Института демографии имени М.В. Птухи», на 1 января 2017 года численность населения без учета оккупированных территорий составляла 36 млн. лиц. Цифра существенно меньшая от официальных данных Укрстата — 42,6 млн. лиц. Перепись населения в Украине не проводилась с 2001 года.

Данные таких международных организаций как ООН или Всемирный Банк указывают на то, что минимум 6—7 млн. украинцев сегодня ищут средства для существования за рубежом. При этом, резко обостряется проблема с демографическим составом населения: уже сегодня на одного работающего приходится содержание двух неработающих (пенсионеры, дети).

К тому же в Украине высокая смертность. За первое полугодие 2017 года, согласно официальной статистике, численность украинцев уменьшилась на 128 тысяч. Экстраполируем на весь год — около 250 тысяч. То есть, за год исчезает средний областной центр. На 61 новорожденного — 100 смертей. По уровню рождаемости мы близки к европейским показателям, но, к сожалению, во много раз хуже выглядим по смертности.

Тенденция такова, что население Украины стареет, а креативный класс массово покидает пределы страны.

При сохранении тренда через 30—50 лет украинская нация может прекратить свое существование как такова, посчитали аналитики Института будущего. Реально же население Украины, наибольшей страны в Европе, через 30 лет может быть менее 20 млн. лиц. Только вдумайтесь, еще 20 лет тому назад нас было 50 млн.

При такой демографической картине в ближайшие 10 лет дисбаланс между работающими и социально незащищенными станет критическим. На одного работника будет приходиться 2—3 иждивенца.

Такая демография вызвана глубоким затяжным экономическом кризисом, в который Украину, по мнению экс-министра экономики Владимира ЛАНОВОГО, затянула кланово-олигархическая система и... реванш красной «номенклатурной» элиты, который в соответствии с его хронологией, состоялся в далеком 1994 году, когда к власти при посредничестве тогдашнего премьер-министра Леонида Кучмы пришли «красные директора»

Бедность — то, что убивает украинцев и выгоняет из дома. Стандарты ООН говорят, что предел бедности — $150 на одного члена семьи в месяц. 60% украинцев живут за чертой бедности. По данным ООН, если доля расходов на продукты питания превышает 50% бюджета (а у нас уже доходит до 60%) — это показатель очень высокого уровня бедности населения в стране.

Экс-премьер-министр Украины, председатель Украинского союза предпринимателей и промышленников «УСПП» Анатолий КИНАХ убежден: причины такой ситуации следует искать в неправильной в корне структуре экономики. «Чтобы выполнять функцию аграрного государства, нет необходимости, чтобы на нашей земле проживало 40-миллионное население. Достаточно 10—15», — говорит Кинах. И добавляет: в мире нет ни одного примера успешного развития государства с сырьевой экономикой. Сегодня — в структуре экспорта Украины около 47% сырья аграрного комплекса и около 20—22% — сырья горно-металлургического, химического комплексов. То есть, около 70% экспорта страны — это сырье. «В сущности, это структура экспорта колоний прежней Британской империи», — отмечает Кинах.

СТАРТОВЫЕ ПОЗИЦИИ

В начале 1990-х Украина имела одну из лучших стартовых позиций среди всех других постсоветских республик. В частности, мы были  шестой экономикой в Европе, не очень уступая по некоторым параметрам Франции или Германии.

Тогда в стране сохранялся высокий уровень того, что во всем мире называют человеческим капиталом — уровень образования, квалификации и много других факторов, которые дают возможности для эффективного развития. Особенно, когда речь о развитии экономики государства, которое может производить высокоинтеллектуальную, научную, с высокой добавленной стоимостью продукцию.

Кто этим всем богатством должен был бы распоряжаться и в чьих интересах? Национальной патриотической элиты как консолидированной силы у нас не было, вспоминает автор «Дня», политэконом Руслан ГАРБАР. «Единственной консолидированной силой в то время была партийно-комсомольская и хозяйственная номенклатура советских времен.   Она имела определенный опыт управления общественными и хозяйственными процессами. Именно она и взяла в свои руки богатство, которое неожиданно ей досталось. О патриотизме, то есть беспокойстве о народе и государстве, у этой «элиты» не стоит говорить: не такое было ее идеологическое воспитание. Капитализм, бизнес  были для них ругательными словами. Самостоятельно что-то создавать они не умели. Хорошо умели распоряжаться. И сориентировались они в новых условиях достаточно оперативно. Осознав  независимость от Москвы, от центральных партийных указаний и контроля, поняв, что они являются полными и независимыми хозяевами этой страны,  они начали активно распоряжаться ее богатством, превращая политическую власть во власть материальную», —  говорит Гарбар.

Гарбар убеждает: президент Кучма, которому приписывают создание олигархата, ничего нового в действительности не создал. «Он возобновил в рамках  подвластной ему страны систему, которая существовала в Советском Союзе, где власть была главным источником материального благосостояния, — объясняет свою мысль эксперт. — Перед распадом СССР эта система под натиском индивидуального предпринимательства, как установление рыночных отношений, начала приходить в упадок.  Кучма дал ей новое дыхание: в чистом, 100% виде объединил власть и бизнес, точнее — превратил власть в бизнес».

Во времена Кучмы быстрыми темпами рождались национальные олигархи. Казалось бы, что здесь плохого? Национальные (!) олигархи будут крепить позиции Украины в конкурентной борьбе с транснациональными западными компаниями, укрепляя тем самым позиции, имидж Украины.  Они должны были быть заинтересованы в сильной, богатой Украине. Это должен был бы быть, подчеркивает Гарбар, их личный имидж как представителей сильного государства, и это  должно было бы увеличивать капитализацию их активов. Но  эти теоретические рассуждения не учли новый феномен, который возник в конце ХХ века, — глобализация, резюмирует он.  

«В старые времена развитие капитала ограничивалось границами его государства. Эти же границы определяли пределы  сбыта его товаров и услуг.  В Украине было не так. Украинский капитал, как и Украина в целом, возникли в принципиально новых исторических условиях. Украинскому капиталу не нужно было с нуля создавать заводы, фабрики, шахты и тому подобное.  Все это уже было создано, нужно было только он «законно» присвоить. Для этого нужно было свое государство, свои суды, то есть — своя власть. И они ее получили благодаря голосам мудрого народа как источника власти.  Благодаря ней они получали за бесценок значительные доли национального богатства, которые позволяли им стабильно занимать престижные места в топ-100 богачей Украины. Это давало им возможность легко получать банковские кредиты, а еще лучше — иметь собственный банк, пользоваться кредитами западных банков и держать в них свои деньги, скупать недвижимость по всему миру, быть желаемыми людьми в оффшорах.  То есть быть почтенными членами глобализированной экономики», — объясняет Гарбар.

УНАСЛЕДОВАННОЕ И ПРИОБРЕТЕННОЕ

В действительности причины экономического кризиса в Украине можно разделить на две группы — унаследованные и приобретенные.

Унаследованные от СССР мы условно объединили в 10 групп.

1. Почти полное, или тотальное, огосударствление экономики, собственности. 92% всех средств производства находилось в руках государства, ими распоряжались общесоюзные министерства и ведомства. Вследствие этого в экономике почти не существовало плюрализма форм собственности (колхозно-кооперативная форма была в значительной мере также огосударствлена) и соответствующих форм ведения хозяйства, что делало невозможным действие такой могучей движущей силы развития, как конкуренция между товаропроизводителями разных форм собственности за удешевление продукции, роста качества изготовленных товаров и услуг, потребителя. Это в итоге повлекло чрезвычайно низкую конкурентоспособность товаров промышленности СССР на мировых рынках (только до 12%), экспорт на эти рынки преимущественно энергоносителей (почти 70%), наличие затратной экономики. Так, на 1% национального продукта в СССР тратилось в 6—8 раз больше электроэнергии, чем в странах Запада, нефтевместимость продукции была почти в 10 раз выше, чем в этих странах.

2. Наличие глубоких диспропорций в экономике. Часть группы «А» (отраслей, в которых производятся средства производства) составляла в 1990 г. 72,4%, группы «Б» (отраслей, в которых производятся предметы потребления) — 27,6% (в развитых странах соотношение обратное). Экономика была ориентирована не на человека, а на производство ради производства.

3. Разрушение института частного собственника. Отчуждение работников от средств производства и результатов труда, от самого процесса труда. Отсутствие действенных стимулов к труду, господство «уравниловки», отчуждение от управления собственностью, от экономической власти на предприятии больше всего проявлялось в массовом ее разворовывании.

4. Избыточная централизация при перераспределении национального дохода через государственный бюджет. Из республик изымалось до 70% созданного национального дохода, значительная часть которого впоследствии возвращалась к ним через механизм общесоюзного финансирования развития образования, здравоохранения, инвестиций и тому подобное. Это означало «уравниловку» в распределении созданного национального дохода независимо от результатов труда каждой республики СССР.

5. Значительная монополизация экономики. Часть монополизированного производства в структуре ВВП составляла приблизительно 40% ВВП.

6. Огромное физическое и моральное изнашивание основных фондов, низкая производительность труда (физическое изнашивание составляет почти 60%, моральное — до 90%).

Комплекс этих причин (в СССР) привел к тому, что в середине 80-х годов ощутимо снизились темпы роста экономики, почти не повышался жизненный уровень населения и тому подобное. Осознавая это, тогдашнее руководство Союза начало перестройку. А население Украины — проголосовало на референдуме за независимость. Экономические перспективы самостоятельной жизни — то, что было одним из ключевых мотивов отделиться от «падающей и дефицитной Москвы», убеждают эксперты.

Но права была Маргарет Тэтчер в далеком 6 июня 1990 года: после жизни в тоталитарном обществе украинцам нужно было учиться жить как свободным людям. И уметь отвечать...

1. Разрыв хозяйственных связей со странами бывшего СССР. Нарушение этих связей, в первую очередь с Россией, привело к потере Украиной значительного количества традиционных рынков сбыта, к остановке многих предприятий из-за отсутствия комплектующих и тому подобное, ведь лишь 20% промышленного производства в Украине имели завершенный технологический цикл. Хотя не все хозяйственные связи были рациональными (совершались встречные перевозы, большие транспортные расходы и тому подобное), заменять их эффективнее нужно было постепенно.

2. Отсутствие научно обоснованной стратегии трансформации командно-административной системы в более развитую и более совершенную экономическую систему, то есть неопределенность модели такой трансформации (избиралась цель одновременного перехода к рыночной, социально ориентированной рыночной и смешанной экономике и даже к постиндустриальному обществу).

3. Безответственная детская «влюбленность» в рыночную экономику, разрушение государственного управления экономикой и внедрение несовершенных рыночных рычагов при доминировании государственной собственности, что использовалось в развитых странах почти сто лет тому.

4. Принятие многочисленных неработающих или разрушительных по результатам законов, отсутствие надежного механизма реализации многих законов. Поэтому в Украине нет научно обоснованной правовой базы для осуществления пакета экономических реформ.

5. Ряд шоковых либерализаций цен и ликвидация и обесценение трудовых сбережений. Это возвело к минимуму норму сбережений, подорвало покупательную способность большинства населения и отбросило его за черту бедности.

6. Подавление национального производства, почти полная потеря внутреннего рынка. Свидетельством этого является засилье импортных товаров.

7. Отсутствие комплексной военно-технической политики государства, согласованной с социально-экономической политикой, разрушительный и почти неуправляемый характер конверсионных процессов. Так, в 1991 г. удельный вес военной продукции в общем объеме производства составлял почти 23%, а в 1996 г. — приблизительно 3,4% .

8. Долларизация украинской экономики. Свободное вращение американского доллара и других иностранных валют на территории страны тоже негативно повлияло на состояние экономики.

9. Принятие многочисленных декретов, постановлений правительства и тому подобное, которые поставили в невыгодное положение производителя, а выгодное — посредника. Кроме того, такие документы нередко противоречили друг другу, сея правовой хаос, нестабильность и непредсказуемость.

10. Отсутствие надежной финансово-банковской системы, рациональной регуляции НБУ деятельности коммерческих банков. В деятельность банковской и финансовой систем Украины медленно внедрялись современные методы и средства учета и контроля. Это привело к массовой перекачке безналичного денежного оборота в наличный, что, в свою очередь, обусловило огромный дополнительный спрос на наличность, сосредоточение в теневых структурах почти половины всей денежной массы.

11. Уголовный характер разгосударствления и приватизации.

12. Массовый отток капитала за границу. Ежегодно, по разным подсчетам из страны уходит до 5 млрд. дол.

13. Получение значительных кредитов на невыгодных условиях (для закупки товаров и тому подобное) и их непродуктивное использование. Вследствие этого росли внешний долг и выплата процентов по нему, что не давало (или давало в незначительной степени) возможности совершенствовать систему производительных сил.

20. Значительные расходы на возмещение убытков от Чернобыльской катастрофы. За период 1991—2002 гг. они оцениваются в 6 млрд. дол. и др.

В результате приведенных факторов теневая экономика охватила почти 60% совокупной народнохозяйственной деятельности. Кроме того, отчуждение работников от собственности на средства производства, результатов труда и тому подобное еще больше усилилось, поскольку средства производства узурпированы новой кланово-номенклатурной элитой. Два Майдана, война и аннексия территорий пока еще не переломили ситуацию. Но это пока еще. Как сказал Евгений ГЛИБОВИЦКИЙ, «олигархи сегодня сидят на льдине, которая тает». Статистика ВВП показывает, что малый и средний бизнес уверенно наращивает «мышцы».

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments