Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Таможня договаривается с бизнесом

На основе лимита доверия
11 ноября, 2005 - 20:26
АЛЕКСАНДР ЕГОРОВ

Битый год в нашем государстве твердят о сотрудничестве бизнеса и власти. Помянул это стратегическое направление на встрече с субъектами внешнеэкономической деятельности, которых для краткости обозначают абревиатурой ВЭД и глава Гостаможслужбы Александр Егоров.

«Мы хотим работать на доверии, — бодро начал вступительную речь главный таможенник страны. — Собственно, на нем и собираемся строить отношения таможенного администрирования». А сюда, кстати, относится минимизация таможенных процедур: сокращение сроков таможенного оформления и перечня необходимых для этого документов. Не то, чтобы это были какие-то особые уступки, — скорее попытка перейти к цивилизованным правилам игры. «Взамен мы хотим, — уже гораздо медленнее, как бы с удовольствием смакуя каждое слово, продолжал Егоров (хотя на самом деле всего лишь для того, чтобы успевал переводчик, работавший с представителями Американской торговой палаты), — чтобы на таком же доверии субъекты ВЭД не занижали таможенную стоимость и не искали другие пути уклонения от налогообложения».

Отречься от контрабанды?! — Оно бы, конечно, не плохо бы. Но пойдут ли на это подлинные любители приключений, в которых наша власть превратила украинских предпринимателей? Пока на ввозимый «черным» или «серым» образом (а значит и более дешевый) товар есть спрос — будет и предложение. Значит, надо сделать контрабанду экономически невыгодной, — скажете вы. — Надо урегулировать законодательство!

А у нас законодатель просыпается, как правило, по мере поступления проблем. Но, видимо, слишком медленно. Потому таможня и решила сама навести порядок в своей парафии. «Мы сегодня понимаем необходимость перехода на пассивные методы контроля, — невозмутимо продолжал Егоров. — А это значит, что таможенное оформление, таможенный контроль должны происходить незаметно для субъектов ВЭД. Правда, только в том случае, если они готовы работать честно и прозрачно».

Начала таможня с максимальной либерализации процедуры оформления для предприятий, подписавших меморандум о сотрудничестве. Можем сообщить читателям, что с таможней уже договорились компании, охватывающие от 70 до 90% рынка рыбной, мясной и автомобильной продукции. Ведутся переговоры с импортерами бытовой техники и продукции легкой промышленности. Подписавшиеся под документом, во-первых, могут оформить свой груз либо до ввоза на территорию Украины, либо уже после пересечения границы и таможенного осмотра.

«Мы подготовили проект постановления правительства, которым хотим установить срок на начисление таможенных сборов за проведение таможенного оформления, начиная с 30 дня после ввоза товара. Сегодня такая отсрочка действует на протяжении 15 дней», — отмечает Егоров.

Это означает, что субъект ВЭД получит возможность декларировать товар и проводить другие операции по подготовке документов на протяжении 30 дней. И таможенные сборы не будут выступать как штрафные санкции за несоблюдение этого срока. Кроме всего прочего, таможенный сбор не будет взиматься при оформлении гуманитарной помощи. При этом таможня усилит борьбу с нелегальным оформлением, которое проводят ее собственные сотрудники и будет добиваться ускорения процедур таможенного оформления.

Следующий шаг, уверен Егоров, — в направлении на Европу. Сегодня ЕС стремится к тому, чтобы максимальное общее время оформления грузов при любых условиях не превышало двух часов. Украина пытается приблизиться к этому ориентиру. «Мы такое время согласно разработанному проекту реально устанавливаем на уровне трех часов максимально», — не без удовольствия подчеркивает Егоров. И добавляет, что уже в начале 2006 года отечественная таможня тоже постарается выйти на два часа. «Это касается оформления грузов всеми службами, а не только таможней».

При этом уменьшится и объем необходимых предприятию документов. Ну, скажем, до 20 бланков исключительно таможенного характера. Кроме них — никаких «других коммерческих документов». Взамен, как уже было сказано, компании-подписанты обеспечат таможенникам право доступа к своим финансовым, бухгалтерским документам. Это, впрочем, отнюдь не означает, что таможня только и будет заниматься тем, что проводить пост- аудит или пост-контроль. Право доступа лишь подтверждает доверие друг к другу. «Мы обязуемся контролировать контрактный, реальный уровень цен и делать все, чтоб не допустить растаможки товаров по ценам других субъектов», — подытожил Егоров.

И, похоже, его ведомство начало воплощать свои обещания в жизнь, хотя иногда может показаться, что с точностью до наоборот. На днях, жаловался представитель посольства Латвии в Украине Янис Бодаревич, с одной из прибалтийских компаний, крупным импортером рыбной продукции в Украину (до тысячи тонн в месяц) на границе случился казус. «Растаможивая кильку пряного посола, компания столкнулась с тем, что с украинской стороны стоимость тонны рыбы определяется не как раньше — $300, а уже $600». Латыши недоумевают: что же случилось? Действительно ли произошло увеличение индикативных цен или таможенных тарифов? Или вышло некое внутреннее распоряжение самой таможенной службы по этому поводу?»

Но справка Торгово-промышленной палаты Латвии гласит, что цена, по которой раньше ввозили эту продукцию в Украину, вполне адекватная. «А я не могу гарантировать, — парировал нападки Егоров, — что цена, о которой вы говорите, истинна. Тем более, что она вдвое отличается от цены рынка, подтверждаемой 70% импортеров». Выходит, прибалты раньше ввозили свою продукцию по заниженной стоимости. И фирма просто уходила от налогообложения.

«Если честно, — несколько смущаясь, все же добавил глава Гостаможслужбы, — у нас сегодня очень много проблем с импортом кильки. Ведь ее завозят также и украинские предприятия, требующие проведения антидемпонговых расследований»… «В общем, мы предлагаем этой компании, — нашел он выход из сложившейся ситуации, — присоединиться к меморандуму бизнеса и таможни. А если цены все же были занижены, то пересмотреть свои ценовые обязательства в сторону их правдивости».

Впрочем, килька, судя по всему, проблема пока что для таможни второстепенная. Другое дело — контрабанда мяса. «Мы вот на днях задержали 1,5 тысячи тонн свинины из Прибалтики, которая по документам шла в Молдову морским путем, но «осела» почему-то в Украине», — нахмурил брови главный таможенник страны. Понятно, недозволенную контрабанду тут встречают в штыки. Но вот о дозволенной, против которой активно выступают украинские производители, речь пока не шла. Интересно, те кто ее ввозят, тоже что-то подписывают или же действуют на основе устных договоренностей и указаний?

Марина БРИКИМОВА, «День»
Газета: 

Добавить комментарий

Image CAPTCHA
Введите символы с картинки


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ