Кто не бережет честь своего родного языка, то подкапывает основы своей нации.
Иван Огиенко, украинский ученый, епископ, митрополит УАПЦ, предстоятель УГПЦК, политический, общественный и церковный деятель, языковед, лексикограф, историк церкви, педагог

Украинские горняки прославились на весь мир

Им удалось преодолеть опаснейшее геологическое нарушение — огромную трещину в земной коре длиной 50 километров
9 февраля, 2016 - 12:01
ФОТО REUTERS

Горняки шахты Самарская (ДТЭК Шахтоуправение Терновское) победили и усмирили мощнейшего противника — трещину в земной толще на 50 километров под названием Богдановский сброс. Специалисты отмечают, что провести сквозь эту трещину горную выработку — очень сложная и даже опасная задача. В мире не так уж много примеров, когда ее удавалось решить. Богдановская трещина «разорвала» горизонтальные угольные пласты. В результате перепад глубин между частями горного массива составил около 300 метров. Трещина наполнена рыхлыми, склонными к обрушению породами. Причем пустоты между ними могли быть заполнены газом и водой. Да и сверху протекала река. Словом, от беды никто не мог дать гарантию. К тому же в конце прошлого века проходчики уже пытались приблизиться к трещине. Но эти попытки закончились неудачно: привели к аварийным ситуациям и потере проходческого оборудования. Теперь борьба с трещиной стала еще более актуальной — без этого уже в 2016-м началось бы угасание шахты, ее производственная мощность упала бы в два раза. Чтобы не допустить этого, было необходимо подобраться к богатым угольным залежам (10 миллионов тонн). Их добыча позволяет продлить жизнь предприятия как минимум на 15 лет.

В мире сегодня нет успешного опыта прохождения таких крупных тектонических нарушений: есть примеры проходки разрыва пластов до 10 метров. В Германии, например, обуздание куда менее сложного, чем в Украине, геологического нарушения обернулось двумя прорывами шламовых породных масс и рядом более мелких аварийных ситуаций. Проходка там велась черепашьими методами, по два сантиметра в смену. Это в 100 раз медленнее, чем на Самарской, где за сутки преодолевали два метра.

Отметим, что украинцам помогли проектанты и ученые. Специальная экспертно-аналитическая группа состояла из 20 человек. В ней, в частности, работали шесть профессоров из Национального горного университета и Института геотехнической механики им. Н. С. Полякова НАН Украины, а также другие ведущие ученые.

По словам ученых, у них не было точных данных о состоянии горного массива внутри трещины — обводненности, трещиноватости, устойчивости пород. Даже самая детальная разведка геологического нарушения не может их предоставить. Была загадкой также геометрия нарушения и будущее место его встречи с сооружаемой выработкой. В нее в любой момент могла хлынуть вода и затопить весь горизонт. Проходчики шли в неизвестность и могли столкнуться с внезапными обрушениями, выбросами метана, вспучиванием почвы, деформацией пород.

Директор шахтоуправления Терновское Василий Снигур, отвечая на вопрос «Дня», подчеркивает, что успех в поземном сражении обеспечила бригада из 42 опытных проходчиков. Правда, по его словам, проходка обычной выработки обходится в среднем в 15—20 тысяч гривен за метр, а эта стоила раза в два дороже. «Зато теперь мы имеем уникальный опыт, проверенную технологию работы и открытый доступ к большим залежам угля, которых хватит на много лет вперед». Он рассказывает, что через Богдановский сброс предстоит провести еще три выработки, после чего можно будет начинать добычу угля.

Говорит звеньевой проходчиков Василий Василенко: «При прохождении выработки в Богдановском сбросе мы постоянно следили за тем, чтобы 42-тонный комбайн не зарывался в почву горной выработки. Каждый день был риск, что какая-нибудь плита породного массива может осесть и разрезать штрек пополам. Тогда бы нас отрезало от мира. Но мы точно соблюдали все правила техники безопасности — породу разрушали по всему сечению, с помощью тампонажа укрепляли борта и кровлю выработки, регулярно проветривали забой». Еще один звеньевой проходчиков Александр Романьков подчеркивает роль бригадира Дмитрия Черного, который сумел сплотить коллектив: «Мы работали как один механизм, каждый знал свое задание».

Петр Лукьяненко, начальник проходческого участка, совершившего этот прорыв в неизвестное, сказал «Дню»: «Наши специалисты вместе с профессорами институтов все просчитали, и нам удалось пройти этот опасный участок. Мы справились, несмотря на то, что никогда раньше не работали на таком оборудовании, как торкрет-машина, используемая для закачки бетона и полимерных смол в забой, чтоб рыхлая порода не обрушилась».

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ