Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Украинский двигатель сегодня доставляет на орбиту европейские спутники, но...

Владимир КОНОХ: «В отрасли продолжается старение кадров»
16 октября, 2012 - 11:45
Владимир КОНОХ

В этом году на соискание Государственной премии Украины выдвинута работа «Создание жидкостного ракетного двигателя для верхних ступеней ракет-носителей». Она отражает достижения днепропетровских ракетостроителей ГП «КБ «Южное» и завода «Южмаш». Еще в феврале 2004 года ими был подписан контракт с итальянской фирмой «Авио» на разработку, изготовление и поставку маршевого двигателя для четвертой ступени европейской ракеты-носителя «Вега». Разработанный украинскими специалистами двигатель по своим показателям значительно превосходит зарубежные аналоги. 13 февраля нынешнего года успешно прошло первое летное испытание носителя «Вега». Это закладывает основу для дальнейшего сотрудничества Украины и стран Евросоюза в космической сфере. О работе днепропетровских ракетчиков рассказывает один из участников проекта кандидат технических наук, начальник отдела ГП «КБ «Южное» Владимир КОНОХ.

— Почему европейцы остановили свой выбор на украинском двигателе?

— Дело в том, что каждая страна или группа стран, объединенных в ассоциацию вроде Европейского космического агентства, хочет иметь ракеты-носители для вывода в космос спутников различного назначения. У ЕКА есть тяжелый носитель «Ариан-5», способный доставлять на орбиту полезную нагрузку до 18 тонн. С Россией они договорились об использовании среднего носителя — «Союз-СТ». Но иногда необходимо выводить на орбиту и спутники, которые имеют небольшой вес. Поэтому Европейскому космическому агентству потребовался носитель легкого класса. Именно этим носителем и стала «Вега», способная выводить 2—3 тонны на низкие орбиты. Итальянцы изготовили для этой ракеты твердотопливные двигатели первых трех ступеней, но им необходим был двигатель для четвертой ступени, так называемого разгонного блока, который должен точно доставлять каждый спутник на определенную орбиту. Ведь на ракету чаще всего ставят несколько спутников. Когда 13 февраля нынешнего года состоялся первый испытательный полет «Веги», то она вывела сразу 9 спутников — два больших и семь «кубиков» весом каждый до 1,5 кг. Это спутники университетов Польши, Италии, Венгрии, Румынии и других европейских стран. Наш двигатель включался три раза и довольно точно вывел все эти спутники на орбиты.

У ЕКА были определенные требования: с одной стороны, им нужен был недорогой двигатель, с другой — он должен обладать определенными характеристиками. Главная из них — это импульс тяги, который характеризует совершенство процессов. Чем выше удельный импульс, тем больше можно вывести полезную нагрузку. И когда они начали смотреть, то выбор оказался небольшой, хотя двигатели создают американцы, японцы, китайцы, россияне, французы, немцы и мы, конечно. Им по многим параметрам подошел как раз наш. В России тоже есть подобные двигатели, но у них ниже удельный импульс и они проигрывают по характеристикам, поэтому обратились именно в КБ «Южное». Причем впервые это случилось еще в 1997 году, а серьезный контракт был заключен в 2004 году. Заказ был небольшой, но требования к нашей продукции — очень высокие. Буквально на четырех экземплярах мы провели отработку и испытания, подтвердили характеристики и надежность двигателя. Испытывали ступень, двигатель и его агрегаты на вибронагрузки и многое другое. Были проведены огневые испытания двигателя в составе ракетной ступени на одном из предприятий Германии. Все работы завершились лишь в 2010 году. И наконец, в прошлом году мы поставили свой двигатель на первую ракету «Вега».

— Как известно, европейцы предъявляют очень высокие требования в сфере экологии. Их не смущает, что наши ракетные двигатели часто работают на токсичных компонентах?

— Насколько я знаю, в перспективе они хотят использовать двигатель, который будет работать на метане и кислороде. Над таким двигателем работают россияне в Воронеже. У нас опыта работы с метаном нет. Мы используем в некоторых двигателях кислород и керосин, но европейцы предпочитают метан как перспективное ракетное горючее. Это «модное» направление, но ни один российский двигатель на метане пока не летает. Думаю, что это — неблизкая перспектива. Ведь отработка нового ракетного двигателя занимает 8-10 лет — об этом говорит статистика. Россияне уже несколько лет отрабатывают этот двигатель — денег на отработку требуется очень много. Одним словом, пока наш двигатель будет востребован, а тем более такой надежный и недорогой.

— Этот двигатель ранее использовался на других ракетах?

— Его можно устанавливать на разгонные блоки любых ракет-носителей. Подобные применялись на боевых стратегических ракетах «Сатана». Это был как бы его прародитель — «отец», а «дедушкой» можно считать двигатель для «лунника» — блок Е, который разрабатывали в Днепропетровске для советской программы полета космонавтов на Луну. Полет, как известно, не состоялся, но остались разработки. Созданный двигатель отличается от своих предшественников вытеснительной системой подачи компонентов топлива, более совершенными камерой и агрегатами автоматики, а также высокими энергомассовыми характеристиками. Кстати, весит он меньше пуда — 14,2 кг, а изготавливается полностью на заводе «Южмаш».

— Кто является разработчиком этого двигателя?

— Это разработка нашего КБ ракетных двигателей. Руководил проектом до последнего времени заместитель генерального конструктора ГП «КБ «Южное», главный конструктор ракетных двигателей и установок Шнякин Владимир Николаевич. К сожалению, он умер в нынешнем году. Среди разработчиков: Шульга Владимир Андреевич — заместитель главного конструктора КБ ракетных двигателей, Переверзев Владимир Григорьевич — главный специалист этого КБ, Коваленко Виктор Николаевич — начальник расчетно-теоретического отдела КБ, Пинягин Виктор Дмитриевич — заместитель генерального конструктора ГП «КБ «Южное», специалисты «Южмаша», а также Засуха Сергей Алексеевич — заместитель генерального директора Государственного космического агентства Украины. Создание ракетного двигателя — непростая работа. За ней стоит громадное количество расчетов. Необходимо точно знать, как двигатель будет вести себя в условиях космоса, высоких и низких температур, различных нагрузок и вибраций.

— Сколько европейских стран участвует в проекте «Вега»?

— На данный момент это семь стран Евросоюза, чьи флаги можно увидеть на корпусе ракеты. Украинского флага среди них нет, к сожалению. Контракт с нами заключила итальянская фирма «Авио». Поэтому считается, что украинский двигатель задействован в итальянской части проекта. Италия и Франция — основные партнеры, их финансовый вклад составляет соответственно 58,4 и 25,3%. Доля остальных участников — Бельгии, Испании, Нидерландов, Швейцарии и Швеции — значительно меньше от 6,9 до 0,6%. Запуски производит фирма «Ариан спейс», которая занимается запуском и других ракет-носителей «Ариан-5» и «Союз-СТ». Ракету «Вега» запускают с космодрома Куру во Французской Гвиане, который расположен близко к экватору.

— Могут ли ракеты «Вега» стать конкурентом украинского носителя «Циклон-4», который планируют запускать с бразильского экваториального космодрома «Алкантара»?

— Нет, хотя «Циклон-4» также носитель легкого класса, но ближе к среднему классу. Он значительно мощней «Веги», а потому находится в другой «весовой категории».

— Какие отзывы о ваших разработках со стороны европейцев?

— Они проявляют сдержанность, но в целом характеристики двигателя, который мы поставляем на «Вегу», не оспаривают, поскольку они превосходны. Все должны были показать летные испытания. Еще в прошлом году нашу работу пытались выдвинуть на государственную премию, но в Киеве сказали: «Когда полетит, тогда и рассмотрим». Так и зарубежные партнеры, ведь цыплят по осени считают. Но, в общем, после полета «Веги» отзывы самые хорошие.

Доля скепсиса проскальзывала в некоторых российских СМИ, поскольку они считают, что самые лучшие двигатели в России. И это, надо признать, небезосновательное мнение. Потому что там есть крупные конструкторские бюро — НПО «Энергомаш», КБ «Химавтоматики», где создали двигатели, которые пока никто не повторил, например, РД-180, РД-0120. Даже американцы с восхищением отзываются и о двигателях, которые были разработаны еще 30 лет назад. Однако ведущие российские разработчики очень высоко отозвались о характеристиках нашего двигателя и считают, что его создатели заслуживают присуждения Государственной премии Украины в области науки и техники.

— Как тогда можно объяснить целую полосу аварий российских ракет?

— Главная причина — снижение культуры производства. Кроме того, нет той дисциплины и строгости, которая была раньше. Такое положение ужасно для ракетной техники. А ведь все должно четко выполняться, и брак в подобной работе недопустим. У нас пуски в основном проходят удачно, но нужно постучать по дереву. Ведь в отрасли продолжается старение кадров, молодежь идет на работу неохотно, поскольку небольшая зарплата. Хорошо, что на «Южмаше» еще работают старые и очень опытные кадры, которые делают все на совесть. Чтобы сохранить потенциал, необходимо серьезное государственное финансирование, и особенно в этом нуждается завод. Конструкторское бюро «Южное» само зарабатывает и не ждет милости от государства. У нас интеллектуальная конструкторская работа и в основном зарубежные заказы. Мы работаем со всем миром — с Америкой, Европой, Россией, даже с Африкой. Заводу гораздо сложней, ведь он наши разработки воплощает в металле.

— Еще прошлым правительством озвучивались планы по реформированию ракетно-космической отрасли. Что сделано в этом направлении?

— Практически ничего. Тем не менее, давно идут разговоры о необходимости выделить в отдельное предприятие производство ракетных двигателей и дать ему самостоятельность. Поскольку на мировом рынке ракетные двигатели как товар востребованы — и твердотопливные, и жидкотопливные. Насколько я знаю, готовились соответствующие приказы, но все не так просто. Потому что очень трудно разорвать производственную цепочку. Необходимо и литейное производство, и штамповка, и гальваника. Очевидно, приемлемое решение пока не найдено. Во всяком случае, все остается по-прежнему.

Вадим РЫЖКОВ, «День»Днепропетровск
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments